Личный опыт: «Я врач и уже неделю живу и работаю в закрытой на карантин из-за коронавируса больнице святого Георгия»

В Петербурге на карантин из-за обнаружения коронавирусной инфекции закрыты четыре больницы — Александровская, Введенская, больница святого Георгия и Городской роддом №16. О том, как врачам и пациентам живется в больничных стенах, «Собака.ru» рассказал врач (свою специальность и имя он попросил не упоминать) больницы святого Георгия. После снятия карантина он будет оказывать помощь больным с COVID-19. 

Что происходит в больнице, из которой нельзя выйти ни врачам, ни пациентам

В больнице мы находимся уже 8-й день. Карантин был введен после того, как у 18 пациентов обнаружили коронавирусную инфекцию. Их отправили лечиться в Боткинскую больницу, туда же были госпитализированы два врача с COVID-19. Остальной медперсонал и пациенты теперь проходят тестирование — один раз в три дня. Утром и вечером измеряется температура, данные заносятся в специальный журнал. Хорошие новости: уже пятые сутки в больнице нет новых случаев заболевания.

Почему врачей нельзя было просто отпустить домой вместо того, чтобы запирать в больнице? Во-первых — а кто в таком случае будет работать? Пациенты ведь никуда не делись. Стационар заполнен больными, им нужно оказывать своевременную медицинскую помощь. Во-вторых, никто из нас не хочет подвергать риску свои семьи. И даже если ты живешь один, но являешься носителем вируса (тест может не определить это на ранней стадии при низкой вирусной нагрузке), есть риск кого-то инфицировать по дороге на работу. Изоляция внутри больницы, на мой взгляд, была оптимальным решением, и все врачи с понимаем к нему отнеслись.


 Да, быть запертым в карантине — это не очень приятно. Но такая у нас профессия, нужно быть готовым к форс-мажорам. На мой взгляд, слабакам не место в медицине.

В моей работе не произошло кардинальных изменений. Плюс в том, что теперь я могу тратить больше времени на сон. Не нужно стоять в пробках по дороге на работу — просто зашел в ординаторскую и приступил к работе. Минус — нет смены обстановки, ты не можешь полноценно выключаться из рабочего процесса и перезагружать мозг. Даже выполнив свои обязанности, стараешься в чем-то принимать участие, помогать, быть в курсе происходящего. Но выгорания я не чувствую. Конечно, мы все за время карантина соскучились по своим семьям. Но работаем в профессии не первый год, так что близкие люди тоже выработали толерантность к форс-мажорам. Все всё понимают, относятся к происходящему так же стойко, как и мы.

С нами в карантине находятся пациенты, которые уже готовились к выписке. Не могу сказать, что все они довольны положением вещей. Были единичные случаи побегов, но массово из окон никто не выпрыгивает. В любом случае, наша изоляция близится к финалу. Думаю, что уже через пару дней карантинный режим снимут и всех пациентов выпустят на свободу. А мы будем готовиться к потоку больных с коронавирусом. Сразу после окончания карантина больница перепрофилируют — она будет принимать исключительно людей с подозрением на COVID-19. 

Средства индивидуальной защиты для врачей и помощь от петербургских ресторанов

Многие врачи из петербургских клиник жалуются на нехватку медизделий. Сначала у нас тоже наблюдались проблемы — со средствами индивидуальной защиты. Слава богу, на тот момент мы не принимали пациентов с коронавирусом. Сейчас костюмы выдаются и выдаются в избытке. Когда больница откроется для пациентов с COVID-19, эти объемы нам очень пригодятся.

Нас ежедневно снабжают не только больничной едой (она, кстати, изменилась по своему качеству и составу в лучшую сторону), но и гуманитарной помощью. Из петербургских ресторанов привозят первое, второе, третье, сладости. С едой иногда даже перебор — двигаемся мы не так уж много, так что шутим про выросшие риски ожирения.


Атмосфера во врачебном коллективе теплая, разве что некоторые нервничают из-за эпидобстановки

Мне легче рассказывать о работе анонимно, но не из-за давления со стороны администрации. Никто нас не держит на мушке пистолета, просто лишний раз светиться не хочу. Атмосфера в учреждении достаточно теплая, но есть, конечно, и врачи, которые нервничают. Но они нервничают не потому, что мы сидим в карантине. Их скорее пугает сама эпидобстановка, которая сейчас наблюдается в мире и в стране — непонятно, чего ждать дальше и по какому сценарию все будет развиваться. Мы видим, как наши коллеги, например, из Александровской больницы, попадают в инфекционную больницу им. Боткина и их подключают к аппаратам ИВЛ. Врачи — такие же люди, как и все, хоть и не принято показывать своих страхов. С другой стороны, многие из нас уже проходили работу во время эпидемий — и атипичная пневмония, и грипп H1N1. Да, эти воспоминания уже позабыты, но думаю, что мы также справимся и с новым вызовом. 

Как не допустить распространения COVID-19 в больнице и грозит ли нам дефицит медпомощи

Когда стационар на карантине, главная задача — не допустить дальнейшего распространения инфекции в его стенах. Какие меры тут необходимы? Во-первых, это закрытие больницы для новых пациентов. Во-вторых, это индивидуальные средства защиты, а главное — их грамотное использование. В-третьих, это изоляция самих сотрудников между отделениями. Если нужно сходить на консультацию к другому врачу, помочь в лечении на другом отделении — это, конечно, возможно. Главное — делать это в защитном костюме. Но никакого праздного общения с коллегами. Если у тебя нет дежурства, ты не можешь пойти к своим друзьям с другого отделения, чтобы поболтать, поиграть в карты или шашки. Прогуливаться вокруг больницы тоже нельзя.

Петербуржцев волнует вопрос: может ли уход больниц на карантин вызвать нехватку больничных мест? Не думаю, что в городе ухудшится помощь пациентам в состояниях, которые угрожают жизни. Все те, кто нуждаются в экстренной и неотложной помощи, все равно госпитализируются в стационары — остается много больниц, не перепрофилированных на прием COVID-19, и не закрытых на карантин. Как вы помните, у нас временно приостановлены плановые госпитализации — за счет этого в том числе можно оказывать больше помощи в экстренном порядке.  

Как больница будет лечить пациентов с коронавирусом после снятия карантина

Я предполагаю, что уже 10 апреля карантин снимут. Но, конечно, это лишь предположения — конкретной информации о том, как и по какому графику будет строиться наша работа, у врачей пока нет. Более того — конкретики нет и у администрации больницы. Все предписания приходят из Роспотребнадзора: они рождаются ежесекундно и также ежесекундно меняются. Поэтому доверять на длительный срок этим предписаниям нельзя.

На данный момент известно, что мы закрыты на карантин до дальнейших распоряжений. Вероятнее всего, события будут развиваться так: когда придут все наши отрицательные мазки на коронавирус (в количестве 3-х штук), врачей выпустят из больницы. Мы вернемся в обычный режим работы, начнем выписывать всех пациентов, которые сейчас находятся под наблюдением. Как только вылечится последний пациент, больница откроет двери приемного покоя, и туда потечет поток пациентов с подозрением на коронавирусную инфекцию. Отдыхать и отлеживаться дома после снятия карантина мы не планируем. Ведь в этот момент та же Городская больница № 2 в двойном потоке принимает пациентов с подозрением на COVID-19. Медики не справляются и устают. Так что с нашей стороны не оказать своевременную поддержку будет нечестно.


Отдыхать и отлеживаться дома после снятия карантина мы не планируем: коллегам из других больниц явно нужна помощь 

Сейчас мы продолжаем готовиться к встрече с коронавирусом. Пришло множество рекомендаций по лечению коронавирусной инфекции из Роспотребнадзора, Минздрава и комитета по здравоохранению Петербурга. Мы проходим обучение в рамках интерактивных программ, проходим тестирование. Важную роль играет и общение внутри профессионального сообщества — врачи из разных городов и разных стран делятся полученным опытом. Что касается методик лечения, то колоссальных открытий за последние недели не произошло. Пациентов в средней и тяжелой форме заболевания лечат преимущественно двумя препаратами — это противомалярийный «Плаквенил» в сочетании с «Калетрой», которая обычно применялась для поддержания состояния ВИЧ-инфицированных.

В нашей больнице три отделения реанимации, которые могут принять 36 пациентов в самом тяжелом состоянии. Каждое место оснащено прикроватным монитором и аппаратом ИВЛ. Речи о возможном расширении коек в реанимации пока не ведется. Но и не все больные c COVID-19 нуждаются в искусственной вентиляции легких. Большинству требуется только увлажненный кислород или динамическое наблюдение. Таких пациентов мы можем принять в разы больше.

Я не думаю, что этой весной наша команда столкнется с чем-то из ряда вон выходящим. Как я уже говорил, мы уже справлялись с эпидемиями — в том числе атипичной пневмонии. У врачей, которые меня окружают, всегда были высокие профессиональные принципы. Они хотят помочь и своим пациентам, с которыми им предстоит встретиться. И среднему, младшему персоналу, который должен быть нами подготовлен. Главная задача — закончить эту битву ровно тем же составом, каким мы ее начинаем.  

Катерина Резникова,
Комментарии

Наши проекты