«Татар җыры-2014»: чего достиг главный конкурс татарской эстрады за 15 лет

В субботу «Пирамида» была, что называется, «шыгрым тулы», битком забита зрителями - здесь праздновали юбилей телевизионного песенного конкурса, аналог «Песни года».  Насколько сильно изменилась эта самая песня, в чем реально преуспел местный шоу-бизнес и от чего был в восторге Минтимер Шаймиев?

Билеты стоят от 4,5 до 9 тысяч рублей, бюджет фестиваля составляет 12 млн рублей. На 15-летии фестиваля организаторы таки не решились повторить опыт прошлых лет с живым звуком. По крайней мере, исполнители пели вживую — на фоне огромного бесшовного экрана. И на нем транслировалось то окна, то лес, а то и деревня. А скажем, на «Йорэк ярам» нескладного, но голосистого Рамиля Галимзянова (а это, конечно же, «Самая романтичная песня») изображение построили таким образом, словно актеры рисуют картины звездной пылью.

Запускалось все это с обычного видеоплеера в компьютере, но производство явно стоило многих денег, которые легко можно было бы вложить в репетиции ансамблей. Однако татарская эстрада давно уже поняла, что проще работать на картинку.

Поэтому певицы здесь щеголяют в пышных платьях (в тренде высокая талия и юбка-колокольчик). Мужчины, впрочем, не особо освоились, и до сих пор на некоторых топорщится пиджак. Одни устраивают пышное танцевальное шоу: на песне «Гармунчы абыема» Азалии Зиннэт пляшут десятки гармонистов. Другие, впрочем, вроде певицы Гульназ, просто подходят к микрофону и поют. Иркя (номинация «Лидер хит-парадов») изображает с танц-группой космических пришельцев, Ляйсан Гимаева — эльфийку. Гимаева, кстати, получила специальный приз радиостанции «Татар радиосы» - за нее там проголосовали более 35 тысяч раз. На TMTV такая победа достается Ришату Фазлиахметову.

Словом, внешняя красота правит. И поэтому даже первый Президент Татарстана говорит: «Если бы эти прекрасные певицы не исполнили ни одного куплета, а просто вышли на сцену и, повернувшись, ушли, я бы все равно им аплодировал». Что же, мы его прекрасно понимаем — белое обтягивающее платье ведущей Гульназ Сафаровой нам запомнилось гораздо сильнее, чем все песни, вместе взятые. Кстати, в нем же она выступала на «Татар җыры» в Уфе 18 декабря. А где вы еще вы видели, что один и тот же фестиваль проходил дважды, да еще сначала — не в столице нации!

Но как получилось, что в республике, где количество хорошо поющих музыкантов явно превышает количество вменяемых песен, даже сам факт того, что на итоговом фестивале артисты не открывают рот под фонограмму, считается достижением?

Причин тут несколько. Во-первых, заработать, не экономя на всем, в Татарстане нельзя. Исполнителей — море. Полноценные концерты могут позволить себе считанные единицы. Другие перебиваются солянками, корпоративами, свадьбами. А там не надо петь, там надо веселить публику.

А публике этой не нужны какие-либо эксперименты. Ей нужны конкретные чувства, узнаваемые мелодии, ритмы 80-х и чувство того, что ты всегда в теме. А артистам, почему-то, не особо важно самовыражение и выход за флажки — им хочется просто работать.

Отсюда — консерватизм и замшелость, помноженные на татарскую харизму. А также искренняя любовь к этим песням, что, безусловно, достойно не осуждения, а только восхищения.

Между тем, песни для фестиваля выбирали зрители — открытым голосованием: 15 самых популярных песен прошедших лет и 15 новых. За кулисами в списке "для внутреннего пользования" указано, какой у них темп — быстрый, медленный или средний. Быстрых явно не хватало. Кроме того, можно было узнать, что в девять вечера здесь же, но уже за деньги, некоторые артисты снимают себе недорогой клип в красивых декорациях. Канал TMTV со следующего года станет жертвой поправок к закону о рекламе, которые запрещают платным кабельным и спутниковым каналам размещать рекламу, так что такие хитрости вполне допустимы.

Как известно, татарской эстраде чуждо движение вперед. Все попытки поиграть в рокеров, попробовать танцевальные ремиксы обернулись крахом. Все равно в топе лиричные песни о любви, матери, родине, а также вариации на тему Газманова с парой колоритных татарских проигрышей. Возьмем победителя в номинации «Открытие года», Руслана Кирамутдинова с песней «Бэгърен таш булса» («Если душа твоя камень»): «Капают капли - почему-то не останавливаются, светят звезды — почему не спят. Глаза твои черные, сердце твое горит, если душа твоя каменная, попробуй, позабудь». Такая песня могла появиться в любое другое время — хоть в 2014-м, хоть в 1993-м. Разве что тогда она была бы записана хуже. Любая песня начинается с ладного интро «под фирму», но далее музыка либо вступает в спор с вокальным напевом — либо погружается в мельтешение аккордов.

 

А вот номинация «Самый лучший видеоклип» - в ней победила Эльмира Сулейманова с песней «Йолдыз жыйдым булэккэ»: «Глядя на горящие звезды, проснулись во мне былые чувства, осенний ветер принес мне знакомый запах твоих волос». Найти его нелегко — «ВКонтакте» он удален по требованию правообладателя. Попробуйте Google.

  • Азалия Зиннэт

  • Ландыш Нигматзянова

  • Гульназ

  • Ильдар Хакимов

  • Ильвина

  • Нафкат Нигматуллин

  • Иркя

  • Ляйсан Гимаева

  • Фирдус Тямаев

  • Фирдус Тямаев

  • Фирдус Тямаев

  • Фирдус Тямаев

  • Айфара

  • Айфара

  • Ильназ Бах

  • Хамдуна Тимергалиева и Мунир Рахмаев

  • Мунир Рахмаев

  • Ильдар Ахметов

  • Ильдар Ахметов

Второе отделение пятичасового концерта — это «Лучшие песни 15-летия». И, что греха таить, эти песни известны. И когда Айфара затягивает «Ак каен», безусловно, она трогает — ну а как не может не трогать то, что поневоле прослушал раз 100 из кассетного магнитофона, пытаясь иногда заменить это на какой-нибудь русский рок, пока родителей нет дома? При этом в песне хотя бы чувствуется, что написана она в эпоху популярности дворовой романтики «Ласкового мая», то есть в ней есть дух времени, чего не скажешь о нынешних хитах.

А «Кайтам эле Элдермешкэ» Хании Фархи, вообще, кажется, уже можно вписывать в паспорта жителей республики, как и «Салкын чэй» и, конечно, «Мин яратам сине, Татарстан» Салавата Фатхутдинова. У Салавата, кстати,16 статуэток фестиваля.

Актуальный вид эстрады символизирует нурлатский мишарин Фирдус Тямаев. Он, одним словом, живчик. Танцует лезкинку, скачет, кричит: «Нурлат, вперед!», при этом зачем-то вытаскивает на сцену «мебель» (то есть музыкантов с неподключенными инструментами), а на песню «Сайра, эйдэ, сандугач» устраивает номер, полностью вдохновленный образами русской деревни. В итоге, кстати, играет аж две песни. В декабре у него — десятки концертов. Порадуйте маму, купите диск.

К слову, 15 лет назад организаторы фестиваля «Барс-Рекордс» первыми в республике издали компакт-диски — это был альбом Зульфат Хакима. Почему современного классика театра и одного из первых авторов-исполнителей не оказалось на юбилее — это, конечно, вопрос. А возможно, просто показатель уровня.

Радиф Кашапов

Фото: Юлия Калинина

Комментарии (0)
Автор: Radif
Опубликовано:
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты