На ход ноги: Ольга Скепнер

В четверг состоится очередной праздник джаза в Усадьбе Сандецкого. На этот раз ценителей импровизационной музыки ждет двойной концерт, во втором отделении которого будет представлен новый проект  «Jazz Funk Industry. Rudenko vs Skepner» с участием Андрея Руденко, Ольги Скепнер, Вартана Бабаяна, Петра Ившина, Антона Горбунова и Дмитрия Забегаева. 

Накануне этого события наш светский репортер задал свои вопросы джазовой вокалистке, музыкальному директору фестиваля «Jazz в усадьбе Сандецкого» Ольге Скепнер.

Чем отличается «Jazz в усадьбе Сандецкого» от аналогичных фестивалей в других городах? Перенимаете ли Вы опыт своих коллег, организующих фестиваль «Усадьба.Jazz», или стараетесь все сделать по-другому?

«Усадьба. Jazz. Архангельское» — насколько я знаю, сейчас этот фестиваль проводится в Москве, Петербурге, Воронеже и Екатеринбурге. На самом деле мы – коллеги и большие друзья. Этот фестиваль, без преувеличений, – самый крупный джазовый фестиваль в России. Мария Семушкина — человек, который все это придумал. У них великолепная команда “ArtMania”, прекрасный музыкальный директор Елена Малашонок-Моисеенко. Несмотря на все невзгоды, они несут такую ответственность на своих хрупких женских плечах.

Наш же фестиваль «Jazz в усадьбе Сандецкого» изначально назывался «Семь летних вечеров джаза в музее». Но почти сразу я выяснила, что здание ГМИИ это историческое место — Усадьба. И мы поменяли название. Но дело не только в названии, у нас совсем другая концепция.

В 2010 году мы совместно с “ArtMania” провели в Казани фестиваль французского джаза “LeJazz”. Елена несколько раз приезжала открывать наш фестиваль, говорила теплые слова о нас… Я приезжаю к ним на фестиваль. Так и дружим, две усадьбы, две судьбы. Ни в коем случае не конкуренты, — коллеги.

Как проходит отбор участников фестиваля?

Отбор проходит в течение всего года. Первый пункт, который важен для меня – это разностилевые компоненты программы. На каждом концерте должен быть представлен определенный стиль. Это первая сложность. Один день — мейнстрим, другой — фанк, фьюжн, далее — боссанова и так далее. При этом должны быть обязательно «сливки», лучшие представители данных стилей, которые еще не были у нас на фестивале. Если и повторяемся, то редко. Если артист приезжает второй год или несколько лет подряд, то только по многочисленным заявкам зрителей. Два-три года у нас были Николай Моисеенко из Москвы, Антон Горбунов, Антон Давидянц… Все они – любимцы казанской публики. Бывает сложно составить программу, потому что финансирование зависит от количества зрителей на фестивале. Поэтому нам есть куда расти и в финансовом плане, и по музыкальной программе тоже. Но в любом случае отбираю программы артистов очень серьезным образом, стараюсь видеть и каждую деталь, и всю палитру фестиваля в целом.

Каких музыкантов Вы мечтали бы увидеть на фестивале, но пока не удается договориться?

Их очень много. Я бы показала пианиста Брэда Мэлдау с его трио. Конечно, хочется самых больших звезд, кого-нибудь из саксофонистов, например, Кеннни Гаретта. Из вокалистов – Дайану Ривз, Рашель Феррелл. А сколько есть прекрасных коллективов — “Earth, Wind& Fire”, например! Мечтаю привезти в Казань басистов Авишаи Коэна, Ришара Бона, пианиста Херби Хэнкока. Тогда из других городов приехали бы слушать.  Но тогда Усадьбу придется расширять.

Как продвигается работа над Вашей коллекцией вечерних платьев?

Конечно, была такая мысль два года назад – сделать собственную линию одежды. Но это было только идеей. Эта идея возникла, когда я работала с Зариной Бабаджановой и СhickenLipstick. Была мысль сделать капсульную коллекцию byOlgaSkepner. Но для этого надо бросить музыку. Конечно, меня интересует мода. Я считаю, что артист на сцене должен выглядеть эстетично, ухоженно, красиво. Но я ни за что не променяла бы свою профессию на профессию дизайнера. В течение года, с утра до вечера я занята в консерватории. Летом идут проекты и концерты. Но если бы я этим занималась, то мои платья были бы из самых дорогих, роскошных тканей, я бы сделала ставку на фактуру ткани, крой в духе минимализма и изысканные аксессуары. Джаз и роскошь находятся рядом.

В какой обстановке Вы больше всего любите петь?

Обстановка не важна, я могу петь, где угодно. Хоть в такси, даже если таксисту это мешает. Но конечно, особое удовольствие я получаю на сцене. Причем не одна, а когда рядом музыканты. В эти моменты чувствуешь  особую связь и со зрителями… Антураж не важен, главное, чтобы звук был хороший. Вот, например, в джаз-клуб мы приходим выступать для души, потому что мы занимаемся своим самым любимым делом. Сегодня день рождения моего сына, я должна подольше быть с ним. Но вот уже я еду сюда и думаю только о музыке, репетициях… Какой-то огонь внутри горит.

Какой самый трогательный подарок от поклонников Вы получали?

В последнее время происходит что-то удивительное. Мне дарят веера, я уже собрала целую коллекцию. Из разных стран привозят веера, я не могу этого объяснить. А однажды мне подарили безумно интересную статуэтку и сказали, что это я. Черная пантера, сидящая на стопке книг. Я тогда как раз была с такими черными, как смоль, волосами. И книжки — тоже мое, видите, даже сегодня с книжкой пришла.

Кем Вы хотели стать в детстве и почему?

Мне кажется, я всегда знала, что стану музыкантом. Я была пианисткой, конкурсным ребенком, много выступала. Можно сказать, что у меня почти не было детства, все время пропадала на конкурсах. Даже на улице с друзьями редко удавалось гулять, играть. Все, что я видела – это книги, ноты. Поэтому и выбора у меня не было. Еще помню, что любила в детстве играть в школу, и это тоже сбылось – я стала педагогом.

Какой был самый полезный совет, который Вам когда-либо давали?

В жизни, когда все летит из рук, вдруг начинаешь отчаиваться, мне говорили: «Оля, все это пройдет. Просто люби жизнь, начинай прямо с утра. Люби это небо, солнце, жизненную суету, людей, ведь всего этого завтра может не быть.

О чем не стоит жалеть?

О прошлом. Нужно жить настоящей минутой.

Кто для Вас самый важный человек на планете Земля?

Самые важные для меня люди – это мои дети, моя мама, мой близкий человек, моя семья.

Когда Вы в последний раз танцевали от души?

В прошлый четверг. У нас играл коллектив из Швейцарии. Мы получили колоссальное удовольствие. Танцевала, кричала «Браво!», подпевала. Зарядилась энергетикой, получила сильное впечатление от сыгранной музыки, эстетическое наслаждение. Всегда чувствую себя счастливой в такие моменты, потому что занимаюсь своим самым любимым делом.

Самое романтичное место на Земле с Вашей точки зрения?

Все почему-то говорят про Париж, увидеть Париж и умереть… Но я очень люблю тихие уголки Италии. Самое романтичное место для меня – Венеция. Люблю «Аркуа Петрарка», где Петрарка провел последние годы жизни. Туда приезжало много величайших людей: Шекспир, Моцарт, Байрон, Гете... Горы, холмы, термальные  источники. Сидеть там в тишине, с книгой, наслаждаться видом. Есть еще одно местечко – остров Санторини в Греции, с какой-то совершенно неповторимой энергетикой. Считается, что туда надо приезжать с любимым человеком, остров — символ влюбленных.  

Где точно стоит побывать?

Италия. Это полностью «моя» страна. Во-первых, из-за языка. Я обожаю итальянский язык, может потому, что он — вокальный. Люблю итальянцев, они очень позитивные, страстные. Если рыдают – так рыдают, если ругают – тоже от души. Даже в маленьких городках каждый тебе говорит: «Bonjorno, seniorina». Вот этот позитив с улыбкой в тридцать два зуба совершенно отличается от России, где все чем-то загружены, бегут куда-то. Особенно в Москве… Казань в этом плане – гораздо более теплое место. Мне здесь очень комфортно, это мой город, родина моих родителей, здесь прошли мои годы учебы, отчасти мое детство. С отцом мы ходили по университетским улочкам… Жили на Черном Озере. Потом мы отсюда уехали, но позже я вернулась и поступила в консерваторию, уже после филфака. Затем была аспирантура в Москве, но я снова вернулась сюда.  Многие спрашивают: почему ты не уезжаешь в Москву или за рубеж? Не думаю, что мне будет комфортно все время жить в другой стране. Это даже не патриотизм, мне просто здесь хорошо, у меня русская душа. Я, конечно, люблю европейскую культуру. Но обычно бывает так, что уже на третий день в Европе мне все равно не хватает какой-то «русскости», и хочется вернуться.

 

Текст: Дарья Самойлова

Фото: Фотостудия Fashion Box

 


Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме