На ход ноги: Яков Мейман

Для новой рубрики "На ход ноги" звезды разной величины за несколько часов до выступления играючи отвечают на вопросы. Герой этого выпуска - Яков Мейман, прославленный саксофонист, композитор, аранжировщик, руководитель группы "Watercolors" и участник международных джазовых фестивалей. Перед своим выступлением в усадьбе Сандецкого он дал блиц-интервью репортеру сайта Собака.ru, рассказал о своих впечатлениях от города и публики и вспомнил детство.

 

Чем вам запомнилась работа с казанскими музыкантами?

Участие в проекте In Dialogo мне запомнилось прежде всего замечательной музыкой, которую написал Олег Анохин.  Еще я сам не ожидал, что познакомлюсь с замечательной Олей Скепнер. У нее шикарный голос, поет как в Нью-Йорке, я даже не ожидал, это был для меня огромный сюрприз. Еще запомнилась публика, очень отзывчивые люди.

Чем отличается публика в России от аудитории в других странах?

Везде есть свой колорит. В Америке джаз звучит везде. В одном только Нью-Йорке более 150 джазовых клубов. В России нет такого количества больших музыкальных событий, и от этого люди здесь еще умеют интересоваться. Любой большой фестиваль для них – новое, необыкновенное событие. В России публика встречает меня тепло, и это мне очень нравится.

Вы выступали со многими известными исполнителями. Есть ли у вас современные музыкальные «герои», с которыми вы бы мечтали выступить на одной сцене?

Я бы хотел сыграть с моим любимейшим пианистом Китом Джарретом.

Есть ли у вас какие-либо ассоциации или впечатления, связанные с Казанью?

Я успел немножко осмотреть город, и мне очень понравилось, что он постоянно застраивается. Красивые здания, широкие улицы. Здесь кстати люди красиво одеваются. Сейчас наблюдаются новые тенденции. Мне все это интересно, ведь я уезжал из России в 90-х годах. Тогда все ходили в одних рубашках и штанах, даже джинсы были в новинку. Сейчас все одеваются, как им нравится. Конечно же, казанские девушки, как и все русские, одеваются по-особенному. В Америке женщины в большинстве своем – феминистки и предпочитают кроссовки.

Когда вы начали увлекаться музыкой?

С малых лет. Мама рассказывала мне, что я всегда стоял перед телевизором, когда играли симфонические оркестры, и мог часами дирижировать. Первым моим инструментом была виолончель. В «переходном возрасте» я прекратил заниматься музыкой. Потом в 36-й школе в Москве открылось первое на тот момент эстрадно-джазовое отделение. И тут я услышал по радио саксофон. Я тогда вообще не знал, что такое саксофон, но я влюбился в эти звуки. Поступить в это отделение мне помогла мама. Там я услышал все эти английские притягательные словечки, которых в России и не произносили – биг-бэнд, Дюк Эллингтон. Я сразу втянулся – джаз, джем сейшн… Современной молодежи не понять, но для меня все это было большим открытием. Всякие пластинки… Романтики тогда было больше.

Когда и где был ваш первый концерт?

Первый концерт я давал со своим биг-бэндом из музыкальной школы. Мы играли Дюка Эллингтона. It don`t mean a thing, if you ain`t got a swing.. Это были мои первые шаги. Мы выступали в гостинице «Россия», в шикарном зале, которого сейчас уже нет. Было очень весело.

Чем вы сейчас занимаетесь и каких новостей от вас ждать?

У меня выходит новая пластинка на Composer Records. Она не только джазовая, включает в себя также и электронику. В октябре в Нью-Йорке будет очередной большой джазовый фестиваль, в котором я буду играть с симфоническим оркестром. Много чего происходит, но для меня главное – это мой новый диск.

Какими тремя словами вы бы себя описали?

Добрый, скромный, музыкальный.

Какие качества вы цените в людях?

Доброта, искренность, дружелюбие.

Где точно стоит побывать?

В Нью-Йорке, Париже, Милане.

Какую книгу прочесть?

Булгаков «Мастер и Маргарита».

Какое кино посмотреть?

«Бразилия».

О чем точно не стоит жалеть?

О прошлом. Смотрите всегда в будущее.

 


Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме