Тонкости характера: Игорь Чапурин

Этой осенью Казань посетил с мастер-классом Игорь Чапурин. Руководитель GM Class 
Татьяна Лияскина побеседовала с одним из ведущих дизайнеров России: «Мы начали нашу беседу в лобби отеля ночью, после прилета Игоря и Антона, а закончили в ресторане Арлекино, через сутки, за которые Игорь с Антоном (Копыловым – директором по связям с общественностью Дома CHAPURIN – прим.) успели посмотреть город и ближе познакомиться с людьми на мероприятии «Идея интеллектуальной моды», ради которого они приехали…

Не хочется писать банальные вещи, про прогулку по Кремлю или национальную кухню. Игорь удивительно обаятельный и открытый, и мы говорили очень много на разные темы: от погоды до путешествий, от архитектуры до алкогольных напитков, обсуждали архитектуру, говорили об образе жизни, о людях. Пожалуй, единственная тема, которой мы почти не прикоснулись - это политика".

 

Игорь, давай традиционно начнем с города и горожан.

Игорь: - Почему я с восхищением говорю о Баку? Нас пригласила племянница президента Азербайджана и вся ее команда. Они как семья. И я город поймал и почувствовал их глазами, это очень приятно. Если бы не они, я просто увидел бы туристические места связанные там с Евровидением, или с чем то еще. Так вот, с Казанью то же самое. Два раза я был здесь и только сейчас, на третий раз, я увидел Кремль и увидел его так близко! Когда ты разговаривала, комментировала, анализировала, я видел немного через тебя. Каждый человек, который тебе открывает свой город, он, по-своему, герой. Вообще, открывать город новому человеку - это такая сусанщина! Можно завести либо к дворцам прекрасным, либо водить по болотам. Сейчас у меня отношение к Казни очень приятное и подтверждающее мою любовь к истории. Я могу сказать, что я увидел город XXI века в реальном смысле этого слова. Я увидел город с дыханием, с иронией, с сохраненными красивыми фактурами и эти фактуры есть и в людях. Я всматриваюсь в людей.

Что ты увидел в людях?

Игорь: - Я пойду от обратного. Я много общался с французами, итальянцами, американцами. Скажу с сожалением: - в Европе очень много усталости, в Америке много поверхностности, и как ни странно я рад, что все лучшее, что было в советское время в России, в виде образования, например, передается из поколения в поколение, и это видно в людях, как момент воспитания, учтивости, начитанности и интеллекта. Сегодня я видел женщин, которым было около 60, и они прекрасны! Они улыбались! Я видел совершенно юных девочек, которые должны быть наполнены интернетным цинизмом (такой легкой поверхностностью, которая должна ухватить всю информацию, и если им неинтересно, то просто отключаться), но в глазах юных девушек я такого я не увидел. Это говорит о том, что, та русская история под названием образование, русско-советское уже, оно к счастью из многих городов не вымылось, и из того, где мы сейчас с тобой находимся, то же... Даже хочется сказать из нашего. Я серьезно. Люди, которые задают любопытные вопросы, журналисты которые заставляют думать – это дорогого стоит. Почему должно быть иначе, чем в столице? Город живет своим ритмом. Люди выглядят прекрасно, не провинциально, не эклектично. Я понимаю, что моя толерантность по отношению к оценке людей имеет очень широкий спектр. Но то, что я видел - глаза людей, ухоженность, манеры, - это говорит о том, что здесь уровень хороших человеческих качеств - на должном уровне. Не буду преувеличивать, потому что за один день как можно все понять, но и не хочу преуменьшать увиденное.

Антон, присоединяйся к ответу, тебе, наверное, тоже есть что сказать.

Игорь: - Кстати, Антон много путешествует, так как он ведет блог и с путешествиями ассоциирует свою некую другую деятельность, в которой рассказывает о модных местах, о любопытных ресторанах, я думаю что его мнение, не менее интересное.

Антон: - Я иногда с Игорем спорю по поводу оценки людей, например на Западе, в Милане, в Париже, в Лондоне, мне нравятся как выглядят люди, во многом потому что они очень разные. То что я вижу в Российских городах — Москве, Казани, Екатеринбурге, Нижнем — есть такая сезонность одевания людей. Летом мы начинаем постепенно раскрываться и быть самими собой. Но зимняя картина русских городов, пока, меня лично не радует. Есть две крайности у людей: либо стиль — «барокко» - я его называю, когда много изящных деталей, но в целом безвкусица. И вторая крайность - четкое следование шаблонам, что тоже не интересно.

Есть модная история с хипстерством — увы, русские хипстеры тоже стали сейчас шаблонными… Почему-то даже в хороших каких то тенденциях мы начинаем находить одинаковость… Я встречал такой типаж людей - «бренд-юзер» я их называю. Люди, которые четко следуют шаблону. Они выбирают несколько брендов, которые сочетаются между собой, и не отступают ни на шаг от этого шаблона. Или девушки, которые очень стараются перед зеркалом, что бы выглядеть хорошо. Когда формат мероприятий менее формальный, то сильное старание, в создании собственного образа немного придает возраст - это раз. Второе - это уводит человека от собственной личности.

Из чего складывается первое впечатление о человеке, первое суждение или мнение на твой взгляд?

Игорь: - Я отвечу на этот вопрос, но сначала я хочу услышать мнение Антона. Мне интересно, что он думает по этому поводу. Антон контрастнее относится к жизни, думаю это связано с возрастом, и с профессией. И эта контрастность даже мне интересна.

Антон: - У меня есть теория, что люди при встрече оценивают друг друга в течение 30 секунд. У большинства людей это связано в целом с оценкой образа - как человек ходит, как говорит, запах - очень важный фактор, который мы не анализируем на уровне жесткой логики, одежда и все остальное. Я разделяю эти тридцать секунд на первые пятнадцать - это физиология, - и вторые пятнадцать - это как выглядит и одет.

Недавно меня спросила моя подруга: «Антон, ты смог бы встречаться с человеком, который плохо одевается?» - Сначала я хотел сказать: «Конечно! Это ведь не так важно!», а потом задумался... Одежда это самый простой способ коммуникации с миром. Если мы не разговариваем с человеком, то по тому, как он одет, можем вынести какое то суждение: кто он, на что он настроен, в какой ситуации он находится, и так далее. Так вот - в первые пятнадцать секунд я обращаю внимание на моторику, движения и мимику - оценка привлекательный человек или нет. Вторые пятнадцать секунд идет уже анализ на уровне базовых характеристик - цвет и пропорции. Когда пропорции и цвет совпадают, в том числе по твоим вкусовым ощущениям и органично в этом человеке смотрятся, тогда все складывается, но это работает вместе с моторикой, движениями и мимикой.

Игорь: - Антон бесспорно прав. Но наши ощущения меняются с опытом. Каждому возрасту присущи свои формулы оценок. В течение своей жизни я научился наслаждаться красотой поступков. Есть люди, которых ты раскрываешь постепенно, и мурашки по коже от красоты и величия их поступков. Сейчас для меня это важнее.

Когда я познакомился с Аллой Демидовой, с этой советской модницей - интеллектуалкой, и мне довелось с ней работать, конечно, я уже ни на что не обращал внимание - ни на пропорции, ни на моторику, ни на что. Я просто понимал - пол оборота, пол движения… - причем она это делает не вдумчиво, это ее суть - ее тембр голоса, поступки в отношении других людей, - это завораживает. Это наверное оценка мудростью, а не мозгом. С годами начинаешь оценивать мудростью.

Антон: - и все же, я считаю, что мы должны к себе прислушиваться в первые тридцать секунд. Убежден, что первое впечатление самое верное. Просто мы не всегда правильно анализируем свои первые впечатления. А потом включается программа - «хочу понравиться», «хочу произвести впечатление», и всякие другие нужные программы. И тогда идет размытие первого впечатления. Все твои рецепторы, органы чувств они настроены на одно - в течение этих тридцати секунд дать анализ, и поэтому если это уловить и понять, что тебе мозг сказал - это будет единственное истинное решение. Просто не все могут это сделать.

Антон, твои ответы очень схематичные как формулы, скажи, из чего складывается формула стиля, по-твоему?

Антон: - Я думаю, что общий знаменатель – трезвое отношение к себе. Для этого нужно внимательно изучить собственные фотографии, так как зеркало не отражает реальной картины. В имидже нет незначительных деталей: например, такой важный компонент как запах всегда должен подходить по стилю человеку и ситуации, в которой он находится. Огромное значение имеют аксессуары, которые создают настроение, но с которыми ни в коем случае нельзя перебарщивать.

Игорь, многие звезды, и, наверное, те, с кем ты знаком и работал, и другие, во многих своих интервью говорят о невероятных сложности и большой работе на их пути к профессиональным вершинам. Твоя дорога - это сложный выбор или судьба?

Игорь: - Не у каждого человека судьба - через тернии к звездам. Я говорю это через призму своего опыта. Из живых примеров: Кейт Мосс – 1 метр 60 см., ее нашли сидящей в аэропорту и долго уговаривали прийти в агентство. Ее карьера прописана золотой нитью, где, не красивая с точки зрения стандартов, с точки зрения роста и пропорций фигуры, девочка, сделала все что можно, и продолжает делать, не взирая ни на что. И, например, Наоми Кэмпбелл, которая родилась в этом же городе, начала карьеру чуть раньше, и добилась столько же, но ее жизнь это глобальные мучения, во всех смыслах. Кейт Мосс, жизнью одарена, и она молодец - не сопротивлялась течению своей судьбы. Именно такие примеры мне показывают, что не всегда надо мучиться, что бы чего-либо в жизни добиться. Правда это редкие исключения из правил, когда человек умудряется не испортить то, что ему дарует жизнь…

Игорь, поговорим о твоих терниях и подарках жизни.

Игорь: - Когда я закончил 10 классов, мама сказала:- «Игорь, пожалуйста, любой институт, который есть в нашем городе.» И я сказал , что хочу научиться строить одежду, что бы понять хочу ли я быть в этой профессии. Мама была удивлена. Я пошел в техникум. Через год я пошел в армию. Маме я сказал за день до того, как я уходил, что бы ее не травмировать. Я отслужил 2 года в армии, потом вернулся и с красным дипломом окончил этот техникум. Но это все было не просто. Когда я поступил в этот техникум, я ушел из дома. Я так себя вел, что бы доказать самому себе, что могу отвечать за свои решения сам. Мне негде было жить, я несколько месяцев жил на улице и спал на вокзале или в будках, где продают овощи. Мы все вправе, ставить цели и их добиваться, вправе находить достоинства или антидостоинства, как методы, или пути достижения этих целей. Моя мама умерла, так и не узнав всего того, что я пережил. Я скрывал это для того, что бы уберечь ее от переживаний. Когда я говорю о себе, я говорю, что благодарен себе, что в том возрасте я принял такое странное решение, которое помогло мне, как профессионалу, быть практически идеальным. Позже, когда в журнале L,Officiel вышла полоса, с названием «Баловень судьбы», мне стало страшно, потому что люди даже не догадываются, как все это происходило, и было на самом деле. Но, наверное это, в конечном счете, не важно. Я работал с Ирен Галициной и три коллекции сделал на итальянский бренд, на первую линию. Мне предложили переехать в Рим, с условием, что я брошу свою линию. За несколько месяцев до этого, я нашел партнера, и мы уже строили бутик в Москве, и уже купили ткани. Я был перед нереальным выбором. Прекрасные условия в Риме, просто невероятные для молодого меня, я в том возрасте был, когда такие условия могут быть просто сказкой. Я сказал - нет. Это был риск, но я принял такое решение. Мне все сказали, что я сошел с ума. Я остался в России. Мы достроили бутик в Москве. И начался кризис 1998 года, когда обнулились все деньги. Это был наш первый бутик на Мясницкой.

В Москве было проще рискнуть по-крупному, чем, например, в Витебске?

Игорь: - Настолько же проще, насколько сложнее. Все имеет свою балансировку, в степени ответственности, возможностей и шансов которые предлагаются.

Кто был первой звездой в твоей профессиональной деятельности?

Игорь: - Одним из первых профессиональных потрясений в моей жизни, был прорыв Вячеслава Зайцева на запад. Во многом картиной его успеха, были его манекенщицы, которые были такими относительно взрослыми, это были очень острые девушки, утонченные, они были чуть больше, чем просто красивые. И среди них была одна - голова кружилась, от того какую энергию она несла.

Если говорить о «первой звезде», которая была у меня - это моя студенческая работа, во время поездки в Париж, на конкурс Nina Ricci. Я был провинциалом, в основном все были Москвичи. И я не понимал - кто это будет показывать, какая будет музыка. Я был очень стеснительный и метался. Но, мне хватило ошеломительной наглости, когда я увидел эту девушку, подойти к ней и сказать: «Пожалуйста, можно я попрошу Вас, покажите мое платье». В моем эмоциональном понимании - это была та звезда, которая была первым подарком судьбы. Дальше, если говорить о медийных звездах, это были девочки, которые участвовали в конкурсах красоты - «Мисс Мира», «Мисс Вселенная», я их одевал. Но я одевал их перед конкурсами, когда они уезжали ни кем, и уже после были с титулами, приезжали с наградами. Следующий опыт работы с медийным персонажем, была работа с Иваном Демидовым. Я тогда делал из него такого телевизионного Элвиса Пресли. Ваня мне доверял, и мы делали интересные фактурные вещи. Позже, Альбина Назимова, вдова Влада Листьева. Тогда она была активна на телевидении. Потом Алла Демидова. Потом, история с Ирен Галициной, и уже после сформировался московский бутик.

Ты почти сразу начал работать со звездами?….

Игорь: - Я начал работать, в печальное время перестройки, начало 90х годов, оно как то оголило не любовь русских к русским. Тогда носить, например румынскую обувь, было почетнее, чем носить обувь русских дизайнеров. То же самое было с одеждой. Самой большой победой, которую я ставил себе как цель - было бы то, что бы научить, наших русских людей доверию самим себе. Мне это удалось. Когда позвонил Олег Меньшиков и сказал: «Игорь, я хочу чтоб ты делал костюмы для спектакля «Горе от ума». Олег Меньшиков на тот момент был уже звездой Европейской величины, это был огромный кредит доверия. И таких подарков было много. Я научился впитывать это все - эмоции, дыхание, слова - это были, все время, какие то месседжи в разных видах. Судьбоносные эмоции, которые до сих пор определяют очень важные позиции в моей жизни.

У нас было очень много интересных людей, я тогда еще был скромный, а клиенты у меня уже тогда были люди из Кремля, поэтому я всегда догонял ситуацию, потому что не соответствовал.

Сложно было догонять?

Игорь: - Конечно! Меня всегда выручала интуиция. Была ситуация, когда я был на выставке, в Париже, меня пригласила на обед жена министра иностранных дел Франции. Я был в тонком свитере в джинсах, а нас принимают в Версальском дворце. Представь: министр иностранных дел, все в ливреях, в париках, показывают спальни Людовика XIV, где все выложено перламутром, всю уникальную красоту дворцовых историй, потом обед - 14 приборов с одной стороны и 14 с другой. По логике понятно, как ими пользоваться, но они все как медицинские инструменты. И понятно, что мне первому подносят, но не накладывают, и я должен сам как-то с этим справится. Потом помощница жены министра иностранных дел сказала, что все восхищены тонкостью Игоря, потому что за обедом он был безукоризнен. Интуиция все время выручает.

Татьяна Лияскина

Комментарии (0)
Автор: Radif
Опубликовано:
Люди: Игорь Чапурин
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также