Азат Баязитов: «В Казани ситуация с джазом плачевная»

Солист джазового оркестра Игоря Бутмана и лидер коллектива the Connection записал в Нью-Йорке альбом If You Still Trust и выпустил его на лэйбле Butman Music.

 

Я всегда мечтал записать альбом в Нью-Йорке. Это моя первая работа с собственным материалом и я изначально не хотел заниматься этим в России. Предыдущий опыт записи здесь мне не понравился. В США совсем другой уровень индустрии и отношения к делу. Шанс выпал на гастролях с оркестром Игоря Бутмана в Нью-Йорке. У меня было два свободных дня, которые я тут же зарезервировал под запись.

В альбом вошла музыка последних пяти лет. Это немного. Некоторые начинают писать музыку с детства, я же пишу относительно недавно. Альбом подводит черту под определенным периодом и теперь можно двигаться дальше. Я не пишу тексты, поэтому в альбоме нет вокальных партий. Хотя готов попробовать, если найдется кто-то, кто сможет написать и спеть.

В России мы стараемся сделать музыку лучше, но, к сожалению, пока не удается добраться до американских стандартов. Я работал на средней частной студии, устроенной местными ребятами дома. Но даже там работают профессионалы высшей марки. В США другой уровень организованности: все делают свое дело в четко установленном порядке. У нас либо все опаздывают, либо начинают обсуждать твой материал. Здесь я был руководителем процесса, и ребята были заинтересованы в сотрудничестве.

Я замечтался Нью-Йорком задолго до джаза еще в детстве. Поэтому меня дико впечатлили сам город, люди, атмосфера, динамика. Кто-то говорит, что это американское программирование через массовую культуру. За восемь лет жизни мне никто не сказал «Добро пожаловать в Москву». «Добро пожаловать в Нью-Йорк» я слышу при каждом приезде туда.

Американская джазовая аудитория - лучшая в мире. Они сидят с широко открытыми глазами, внимают каждой ноте, в независимости от площадки. В Нью-Йорке в зале сидел мужчина в спортивной одежде, похожий на тренера бейсбольной команды, и он от его эмоциональности заряжался я сам. В России есть джазовые фестивали, на которые также приходит очень открытая публика, но в общем люди у нас закрыты и их приходится раскачивать.

С Игорем Бутманом я знаком давно. До меня все пятнадцать лет солистом оркестра был Дмитрий Мосьпан. Я даже не мечтал попасть туда, так как Дмитрий - музыкант очень высокого уровня. Но он решил заняться сольной карьерой и позвали меня. К этому времени я уже полтора года регулярно заменял при необходимости Дмитрия.

Я с шести до четырнадцати лет занимался на скрипке. Как только завершил учебу, пошел на саксофон. Это было в музыкальной школе имени Олег Лундстрема, она с джазовым уклоном. Сейчас, конечно, именно саксофон — мой главный инструмент. Чтобы извлечь из него звук, нужно отдать здоровье и много времени. Требуются силы, терпение и трудолюбие. Немногие готовы на это.

Мне нравятся практически все современные джазовые исполнители. Могу назвать Шеймуса Блэйк, Криса Портера. В Казани есть только один джазовый музыкант высокого уровня. Это Андрей Руденко. В Казани ситуация с джазом плачевная. У нас почему-то до сих пор в консерватории и в музыкальном училище нет джазового отделения. Не понимаю с чем это связано. Джаз последние пятьдесят лет считается самой что ни на есть серьезной музыкой наравне с привычными классиками. Но в Казани нет профильного образования. И это факт.

Раньше живая музыка имела свою ценность. С появлением интернета музыка теряет значение. Она бесплатная и не требуется никаких усилий, чтобы дойти до нее. Человек получал удовольствие от того, что он слышит, наконец, как кто-то играет. Технологии влияют и на классическую музыку, и на джаз. Но я не из той эпохи, когда в ходу были только пластинки, поэтому я не испытываю от этого шока, как некоторые музыканты взрослого поколения.

Личный опыт

Я бы хотел, чтобы люди научились слушать друг друга и хорошую музыку.

Не справедливо, что в мире стало мало профессиональной живой музыки, не важно какого стиля и жанра.

Я горжусь своими родителями.

Для полного счастья мне не хватает полной свободы.

Лучшее место на Земле - там, где твоя семья.

Моя любимая вещь - саксофон.

Самый странный поступок, который я совершил - сидел под Бруклинским мостом более часа и любовался Манхэттеном; будет время, посижу дольше.

Больше всего я боюсь, что электроника накроет человеческое искусство.

Если не музыка, то я мог бы заниматься архитектурой, но я не умею рисовать.

Кроме джаза, я люблю группы Coldplay и Radiohead. Мне кажется, они влияют и на мою музыку.

Сейчас я читаю биографию советского джазмена Николая Левиновского «Как вам нравится в Америке».


  • Автор: Radif
  • Опубликовано:

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме