Как это было: фестиваль «Крутушка»

Седьмой фестиваль «Крутушка» грамотно распределил интересы зрителей - от музыки и мастер-классов до шопинга и палаточного отдыха.

В отличие от других фестивалей, «Крутушка», во-первых, не делала ставку на пресловутое импортозамещение, во-вторых, не перенеслась в парк ФИНА. Ведь многие зрители едут сюда не только за музыкой, ярмаркой, мастер-классами, но и ночными посиделками у палаток - а потом ко второму дню тут уже нелегко припарковаться. Впервые в лагере появилась семейная территория, поскольку с детьми приезжают очень многие.

При этом в расписании можно было встретить «завсегдатаев». «Оберег», который традиционно играет дважды. Бурятско-московский «Намгар», скрещивающий степные напевы с лютым хард-роком. И что-то философское было в том, что два первых дня закрывали Random Reel и «Африканда», которые играли музыку иноземную (ирландскую и африканскую), но при этом, черт побери, ощутимо русскую.

Ставший, по сути, одним из символов фестиваля Надишана, напротив, выступал с самодельными чудными инструментами в коллективе с говорящим названием Seven/Eight Band, в котором турецкая, армянская, балканская музыка исполняется во все еще непривычных российскому уху размерах. При этом организаторы могли поставить на вечер и такой ансамбль, как Sõsarõ, по сути, эстонский кряшенов, представителей народа Сето, которых всего-то 12 тысяч. К слову, сами кряшены тоже были - это «Орчык» из Балтасей, поющий под аккомпанемент гуслей, разумеется, на татарском.

Татарскую составляющую традиционно (и к сожалению) представляли несколько этногрупп, вроде ансамбля «Риваять» или детских «Туганай» и «Салкус». Башкирский проект «Сал Урал», к слову, шел той же  тропой - в неизменных меховых шапках, с кураем, кумызом, думбырой наперевес.
До сих пор команды, переосмысляющие татарский мон, на фестивале редки. Оно и понятно - господдержкой такое не создашь, а самолично - духу не хватает.

Подобные субъективные претензии, однако, не работают в отношении других стран. Все-таки редко можно ощутить дух польской свадьбы, который воссоздавали скрипач Мачей Филипчук и Goscie Weselni. Внимательно слушали заунывные и потому по-своему родные звуки харди-гарди, на котором играл уралец Андрей Виноградов. Аплодисменты собрал екатеринбургский проект SAGE, с помощью диджериду дававший реального транса. «Ветер Всем», напротив, играли сахарный вариант этники, в духе группы Deep Forest - что ж, скушали и такое.

Пожалуй, самым запоминающимся стало выступление группы Miqayel Voskanyan & friends. Сам Восканян играл на таре, вытаскивая из него прямо таки блюзовые настроения, сочетая хитрые ритмы с джазовыми соло. Песню с рефреном «Кума-кума» распевало все поле.

Впрочем, можно было и вовсе не слушать музыку, а просто отдыхать, играть в лапту или фрисби, учиться звукоизвлечению из кубыза, флейты, шведской волынки сакпипы, варгана, диджериду или курая. Почти все этнические коллективы показывали желающим танцы своих народов. При этом сами зрители под любую музыку успешно водили многометровые хороводы.

Можно было ходить на выставки ковров или Александра Шадрина. Скупать платья, глюкофоны, сыроедческие запасы. Ночью смотреть фаершоу, а потом мультфильмы. Кроме того, фестиваль вышел за рамки лагеря «Байтик»: в «Углу» один из главных народников страны Сергей Старостин с актрисой Татьяной Бондаренко показывал спектакль «Северные сказы» по сказкам знаменитых северных сказочников Бориса Шергина и Степана Писахова.

При этом самым запоминающимся моментом фестиваля оказалось действо, когда Старостин в компании организатора «Крутушки» Александра Батракова, лидера группы «Медвежий угол» Михаила Вырина, стоя за прилавками, запевали песни хрипловатыми мужскими голосами - вне программы, вне сцены, просто по желанию. Почаще бы такого.

Радиф Кашапов

Фото: Юлия Калинина


  • Автор: Radif
  • Опубликовано:

Наши проекты

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Наталья Кондратьева 31 авг., 2015
    Детский ансамбль "Салкус" не татарский, а чувашский. Причем дети впервые приехали на такое масштабное событие из далекого района - Дрожжановского, дотационного. И в связи с данными обстоятельствами комментарии автора по меньшей степени некорректны.

Читайте также

По теме