Эльмир Низамов: «Когда мы начинаем искать татарского тенора, возникают одни и те же фамилии»

20-22 января в Театре К.Тинчурина состоится премьера оперы «Кара Пулат». Для композитора Эльмира Низамова это уже вторая постановка на тему тюркских легенд - после  показанного 30 августа 2014-го у «Чаши» мюзикла «Алтын казан». Он рассказал «КЗН.Собака.ru», что почему в его постановках фигурируют одни и те же имена и как на него влияет хип-хоп и Бьорк.

В основе сюжета - легенда о двенадцати девушках, которые были захвачены самаркандским эмиром Тамерланом при взятии Великого Булгара. Одна из них - дочь булгарского хана. Но девушки не признаются, кто. Узнав, что ханская дочь не горит в огне, их загоняют в палату, из которой после пожара выходит невредимой ханская дочь…

С чего все началось?

Два года назад Минтимер Шаймиев предложил нам с Ренатом Харисом, автором либретто, создать произведение, связанное с Болгаром, его легендами. Ренат Магсумович выбрал легенду о Черной палате, я начал писать музыку. Проект долго искал себе дорогу. Мы опять столкнулись с проблемой отсутствия в Казани музыкального театра для таких проектов.
Прошлой весной определились, что он будет поставлен на сцене Тинчуринского театра.
С этого момента и пошла работа над проектом. Был утвержден режиссер, художник по декорациям, труппа. Летом я занимался мюзиклом «Алтын Казан», было радостно - и тяжело.

Филюс Кагиров - Песня Битимира (из мюзикла «Алтын Казан»)

То есть это именно опера?

После «Алтын казана» для меня было важным поставить что-то другое. Тут и так идет переплетение - и там, и там легенда, та же эпоха. Но «Казан» - это эстрада, поп, рок,  а здесь больше академической, национальной музыки. Я здесь не экспериментировал, я хотел сделать все в лучших традициях татарской оперной музыки.

По-моему, что-то из «Палаты» уже звучало на фестивале духовной музыки «Музыка веры» в 2014-м.

Да, исполнялось несколько отрывков. Вообще, их давно поют на концертах. Но целиком опера будет показана только сейчас.

Кто режиссер?

Георгий Ковтун, маститый, интересный. Для меня это первый опыт сотрудничества такого рода. Он хореограф, и все в постановке идет через пластику, движение. Артистам интересно и трудно. надо танцевать, петь лежа, сидя, кувыркаться. Ребята впервые с этим столкнулись.


Насколько реальна эта идея с музыкальным театром, которая давно обсуждается среди музыкантов?

Идея абсолютно не оформленная. Это просто то, что нам не хватает. На протяжении последних пяти лет был создано целый ряд подобных произведений. «Алтын Казан», «Белый волк» Зульфии Рауповой, опера «Сөембикэ канаты» Эльмира Галимовой, «Семь жемчужин» Радика Салимова, «Ночь перед Рождеством» Елены Анисимовой, «9/11» Юлии Бекбулатовой. Даже в Москве так активно молодежь не работает. Но у проектов нет продолжения. Они были успешно, добросовестно поставлены, но - одноразово. Оперу поставить - это дорогое удовольствие. Должна быть система Бродвея - пока ходит народ,
она должна идти. И некоторые идут там по 30 лет. Оперный занимает свою нишу, а нам не хватает площадки для экспериментов. Вот Рузиль Гатин показал «Мою прекрасную леди» в БКЗ - из него может вырасти музыкальный режиссер. А у нас нет своих музыкальных режиссеров. «Алтын казан» мы ставили с Михаилом Панджавидзе, сейчас работаем с  Ковтуном. Не потому, что своих обходим, своих нет.

Вы работаете, кажется, с одними и теми же людьми. Скажем, здесь мы сразу видим фамилии Рузиля Гатина и Артура Исламова, которые пели в «Алтын Казане».

Во-первых, мы все - выпускники казанской консерватории, мы делали первые шаги в БКЗ.
Я их очень хорошо знаю. Вторая причина в том, что очень мало людей, которые профессионально обучены, обладают актерским талантом, могут петь, и главное - знают татарский язык. Когда мы начинаем искать татарского тенора, возникают одни и те же фамилии. Среди молодых теноров - Филюс Кагиров, Гатин, Денис Ханбаба. Итого - человек пять. Вот мы работаем в Тинчуринском, они ставят оперу, но солисты все - приглашенные.

Рузиль Гатин и Артур Исламов

Это разовая акция?

Изначально было запланировано, что декорации будут живые - то есть мы покажем оперу на фоне настоящей Черной палаты. Грандиозные планы строились. Но сложно поставить сразу оперу на открытом воздухе. Реальнее, когда он сделана станционарно, а потом выведена на улицу. То есть мы сначала его покажем в городе, а летом планируется, что она будет идти в Болгаре. Правда, это лишь планы.

Кажется, что у Низамова все хорошо. При этом я видел фото, что вы работаете в обычной квартире где-то на Кварталах, соседи, мол, жалуют на шум. Как на самом деле? Ваша всеядность - от хорошей жизни?

Это моя установка - может, даже слишком амбициозная. Чтобы у Низамова каждому человеку было что послушать. Я сам слушал разное - джаз, соул, рок, хип-хоп, Бьорк люблю. Воспитан на классике, Чайковском, Рахманинове. Я что-то слушаю и думаю - я ведь тоже так могу. Все получается по-разному, но мне интересно делать именно что-то новое. Да, вероятно, это связано с всеядностью. Не люблю повторяться.

После «Алтын казана» я хочу остыть от мюзиклов, и сделать потом уже совсем другой мюзикл. Летом Айдар Сулейман ко мне подошел: «Давай поучаствуем в «Тюрквижн». Я никогда этим не занимался, что же, попробуем. Решил, что будет попсовая песня, такой европоп, но с национальными мотивами. Я хочу быть разным. Талант измеряется тем, насколько человек многогранен.


Татарская музыка, в общем-то, совершенно иная. Вы думаете о том, чтобы ваша музыка была татарской?

Даже не хочу думать, я пишу как пишу. Если я берусь за татарский текст - как ни крути, он дает свою интонацию. На русском музыка получается совершенно другая, сознательно или нет.
Есть клише, что татарская музыка - она «такая». Но я человек XXI века, я вырос в городе, где слушал все подряд. И из меня это все идет теперь. Я себя в рамки загонять не хочу. Когда я пишу эстраду, я не могу забыть, что есть Мадонна или Майкл Джексон. Моя песня будет не такой, как у композитора из глухой деревни. Я никому не подражаю, пишу, как чувствую. Делаю все интуитивно.

Низамов, конечно, не задвинул всех, за этим стоит большой одержимый труд. Мне просто крупно повезло, что рядом есть интересные адекватные музыканты, личности. мы дышим одним воздухом, мы более за интересную профессиональную татарскую музыку. Есть Ренат Харис, локомотив, без которого не было бы ни «Алтын казана», ни «Черной палаты».

Есть у меня песни, которых нет на радио. Может, это сложно, непонятно. Татарский менталитет - оооооочень консервативный, так и напишите, через шесть «о». Я показывал одному певцу свою музыку, он говорит: «Я не могу угадать следующий аккорд». А для меня это естественно. Я ни под кого не собираюсь подделываться.

Радиф Кашапов

Комментарии (0)
Автор: Radif
Опубликовано:
Дата события:
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также