Городской типаж: кондуктор в трамвае

К чемпионату мира по футболу в городе появятся похожие на космический корабль трамваи, а со следующего года, говорят, повысят тарифы на проезд в общественном транспорте – чтобы не только покрыть убытки и увеличить зарплату сотрудникам. Одна из казанских кондукторов делится подробностями своего рабочего дня.

4.00. Работа кондуктора трамвая начинается в разное время, иногда и очень рано, иногда - в час дня, все зависит от смены. Итак, начало: от вагоновожатого получаю рулон билетов, надеваю форму и в салон. «За проезд передавайте, пожалуйста, предъявите, пожалуйста, пенсионное удостоверение…». И так всю смену.

 

 

7.30. Сначала пусто, потом ближе к часу пик начинается давка. Каждый пассажир, как пациент для врача. «Зайцев» видно почти сразу. Отсутствующий вид, при это они очень заинтересованно смотрят на проплывающий мимо окон дребезжащего вагона пейзаж. Но поза как у серны, готовой сорваться с места и выскочить или, правда, как у зайца. Бывают «продвинутые зайцы», психологически подкованные, этакие адаптанты, которые прямо и вежливо просят разрешить им проехать бесплатно, потому что денег, мол, нет, а ехать надо. Надо им, понимаешь… наркоманы, сразу видно… хотя может и нет, кто знает.

Но к таким, которые не хамят, не изображают из себя баронов мюнгхаузенов и остапов бендеров, а вежливо просят разрешения проехать бесплатно, больше желания быть человечным в ответ. Все мы люди, и, как говорил Мюллер Штирлицу: «..а Вас попрошу остаться». Ладно уж, пусть едет.

 

 

12.00. Не знает он, что у меня производственный план без которого я получу копейки, да и все равно выполнить план не особо получается, сказать по правде. Был случай, когда у молодого мужчины не было денег, но была шоколадка и он предложил мне ее вместо платы за проезд. Как тут не поделиться - так мы ее и съели на двоих прямо в салоне... Перекусы с чаем в пластиковом стаканчике можно устроить в кабине водителя, на конечной. Не слишком комфортный ланч.

 

 

14.00. Знакомых доводилось встречать - «этот неловкий момент». Меня заметила девушка из моего вуза, приветливо поздоровалась и призналась, что ей давно нравится моя стрижка, но в институте она стеснялась ко мне подойти и сказать. А тут ей как-то проще это сделать. Очень уж хотелось узнать, где и у кого постриглась. Неловкость обоюдно улетучилась.

 


 

16.00. Близится новый час пик. Работа кондуктора подразумевает много общения и встреч, в основном пассажиры вежливы, улыбчивы и приветливы. Такие поднимают настроение.

А те, которые отговариваются от платы за проезд, врут, грубят, очень хочется выгнать их сразу взашей. Бывало, что не так-то легко это получалось. Сопротивляются, дерутся, угрожают и не останавливает их, что перед ними, вообще-то девушка. Приходилось порой водителя на помощь звать, справиться с грубияном. Водитель - такая же худенькая девушка, но другие пассажиры нас всегда защищали.

 


 

17.00. Схлынула первая волна, между «часами пик», порой они «плавают», то пусто, то густо. В салоне холодно, как не одевайся, все равно замерзаешь. И тогда уходишь отогреваться в кабину водителя – там работает печка, в салоне тоже, вроде, есть печка под кондукторским креслом, но все равно холодно.

 

 

18.00. Но в теплой кабине особенно разнежиться не получается – нужно следить за пассажирами, «обилечивать», объявлять остановки, требовать, чтоб молодые наглецы уступали беременным и пожилым, а они далеко не всегда на это легко соглашаются. Но, в целом, люди у нас воспитанные, расторопно уступают друг другу места. Но если уж кто-то «упрется рогом», то в перепалку включается весь вагон. Наболевшее, напряжение, обиды уходящего дня выплескиваются в салон скрипящего по рельсам старенького трамвая. Вспоминают друг другу всех до десятого колена, и снова возникает чувство, что все друг другу родственники, повздорившие на свадьбе. Обычно кондуктор усмиряет перепалку. Либо зачинщик выходит, пассажиры быстро затихают и, нахохлившись, смотрят в окно, ожидая своей остановки.

Страшна встреча с карманниками – их тоже сразу видно. Заходят с разных дверей, делают друг другу знаки, думают, что я не вижу – наглые. Такой дурной энергетикой от них веет, только что серой не пахнет… Говорю тихо ближайшему: «Выходите все, быстро отсюда». А он мне показывает нож. Угрожает – страшно. Боюсь, но помахиваю ему мобильник - милицию вызываю. Пошипел что-то гадкое, дежурное: «Я тебя запомнил». И, как змеи, они быстро ускользнули на ближайшей остановке, злобно косясь. А осадок остался.

 

 

19.00. Отработали. В конце смены трамвай дребезжит в депо, там что-то выкрикивают слесари, чем-то гулко звякают, а я сдаю кассу и выхожу из депо. Холодно, аж пробирает… Покупаю пластиковый стаканчик с кипятком и чайным пакетиком, чтоб хоть как-то согреться, и отправляюсь домой. Долго работать кондуктором у меня не получилось – холод замучил, а зазывные «приглашаем на работу кондукторов» и заоблачные зарплаты, которые они сулят, вызывают грустную улыбку.

 


  • Автор: Radif
  • Опубликовано:

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме