Салават Юзеев: «Зритель не готов ходить на местные картины. Надо его приваживать»

У основателя студии «Инновация» несколько достижений за прошедший год: сняты три короткометражки, документальная картина об Алтае получила главный приз на фестивале Белграде, в Камаловском прошла премьера пьесы «Улетные танцы», а в «Углу» была презентована книга «Не перебивай мертвых».

Как развивалась ваша творческая история?

Я начал писать стихи в юности, как и все, в пору влюбленности в жизнь и противоположный пол. Обычно на этом все заканчивается, у меня даже вышла книга. Потом я на долгое время замолк, а в девяностые попробовал писать прозу. Персональные компьютеры только начали входить в обиход, и мне на них было привычнее писать, чем ручкой. Позже я попал на телевидение: подвозил человека, меня приняли за того, кто с ним работает, попросили контакты, потом начали звонить и требовать текст. Я включился в работу, материал им подошел. Сотрудничая с ТВ я постепенно пришел к кино. Что касается драматургии, то тут все просто: в 2010-м я спросил себя - могу ли я написать пьесу? Так появился «Дачный сезон», который до сих пор показывают в театре имени Камала.

Как ваш отец, известный поэт Ильдар Юзеев. относился к творчеству сына?

Я был совершенно посредственным типом в школе, в университете, ничем не выделялся, у меня не было талантов. Скажем, друзья играли на музыкальных инструментах, я тоже пытался, но у меня не получалось. От меня не ждали ничего особенного. В двадцать я попробовал перевести одно из стихотворений отца, он отдал его в печать и сказал: у тебя получается, продолжай. По крайней мере, он относился благосклонно. Но родители не считали, что я должен заниматься литературой. К тому же я поступил на ВМК, как, собственно, потом и мой сын. Работал на малых ЭВМ, сидел в НИИ. При этом умудрялся с закрытого предприятия постоянно убегать, перелезая через забор.

В коллекции вашей студии — не только художественные, но и вполне коммерческие вещи.

Мы снимали все, что угодно. Только в последние годы перестали заниматься подобным . При этом даже какие-то заказные фильмы старались делать интересно. Скажем, была серию картин о людях, которые получили ордена за заслуги перед Татарстаном - мне за них не стыдно. К примеру, с драматургом Туфаном Миннулиным мы долго ходили по его родным холмам, были на кладбише, вели беседе среди снегов. Словом, и к заказу подходили, как к творчеству.

Каждый фильм, снятый в Татарстане, вызывает большой интерес. Спрос есть. Но почему нет развитие кино?

Потому что нет связи «кинематографист-зритель», нет системы проката. Так что за последние десять лет движения в местном кино нет. Хорошо, если раз в год выходит одна полнометражная картина. Но ее показывают на фестивалях - и на этом все. Есть известный пример якутского кино, за год там снято тринадцать фильмов, девять пошло в прокат. И я ездил в Якутск на фестиваль, там фильмы соревнуются друг с другом, а голосуют зрители. Людей живет в регионе немного, но они ходят на свои фильмы, ждут премьер, голосуют рублем. У нас же считается, что все должно быть бесплатно. Да и зритель не готов ходить на местные картины. Надо его приваживать. Вот у меня идет два спектакля - и люди платят за вход. Они привыкли.

 
 
В 2014-м вышел ваш первый полнометражный фильм «Курбан-роман», вас волновало, что у него будет короткая судьба?

Вообще, это проблема тех, кто организует прокат. Ведь фильм расколол аудиторию. Одним он очень понравился, других довел до белого каления. И я думаю, первой половины хватило бы для проката.

В этом году вы выпустили три «татарометражки». Планируете их показывать массовому зрителю?

Да, ведь мы решили сделать то, что понравится всем. Собрали совет: актера Радика Бареева, режиссера Ильдара Ягафарова, драматурга Мансура Гилязова, и решил создать жанр татарометражек, комедии с национальным колоритом. Мы показывали их в разных аудитории - интеллигентам, простому народу - смеются все. Мы хотим добить эти тридцать семь минут хотя бы до часу десяти (съемки начнутся в январе) и попытаться сделать что-то в прокате. Если их покажут хотя бы нескольких казанских кинотеатрах и в крупных городах республики, можно говорить об окупаемости.

Хочется спросить о пьесах — откуда у вас такая тяга к магическому реализму. Скажем, в недавней читке по «Истории одного ограбления» все герои превратились в животных.

Если нет внезапно сдвига реальности, мне и писать неинтересно. Подозреваю, что это пошло с детства. На чердаке, на даче, где я жил, лежали номера журнал «Иностранная литература». В начале семидесятых я начал их читать, а там как раз пошли публикации отличной латиноамериканской прозы - Маркеса, Льосы. А это ведь сплошной магический реализм. Поэтому я люблю и тамошнее кино, вроде Субиелы.

Вы импульсивный человек? Или любите все планировать?

В нашей профессии загадывать наперед трудно. Это авантюрная работа: то остаешься ни с чем, то попадаешь в струю. Завидую тем, у которых съемки расписаны на год вперед. Знаете,

Вуди Аллена спросили: зачем вы снимаете по фильму в год. Он ответил: так я спасаюсь от безысходности существования. Так как я не могу снимать по одной картине в год - буду смело смотреть безысходности в лицо.

 
Презентация новой книги Салавата Юзеева «Не перебивай мертвых»
24 января, 19.00, вход свободный
«Угол», ул. Парижской Коммуны, 25/39
 

Отец Салавата Ильдар Юзеев — народный поэт Татарстана, лауреат премий имени Мусы Джалиля и имени Габдуллы Тукая. В 2001 году создал с женой, продюсером Мариной Галицкой, киностудию «Инновация». Среди его картин - фильмы «Не уйдем» к тысячелетию Казани, «Татары в Германии» о о судьбе военнопленных татар в войнах ХХ века игровая фантазия оГабдулле Тукае «121», художественная ленты «Фарида», «Он, его муза и одноклассники».

Радиф Кашапов

Фото: Юлия Калинина


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме