ТОП 50: Ильдар Аюпов

Глава дизайн-студии «Теорию» творит разносторонне: на его счету научпоп-сайт «Әлбәттә», проект бренда парка «Черное озеро», татарская клавиатура и популярный видеоролик «Краткая история татар», и это только самые известные разработки.

Ильдар Аюпов - номинант премии «ТОП 50». Голосование проходит каждый день на нашем сайте до 10 декабря.

Где вы жили до переезда в Казань?

В Нижнекамске, учился в английской лицее, занимался спортом. Мама у меня сначала была бухгалтером, потом стала налоговым инспектором, отец - директор нижнекамского Татарского общественного центра, так что с детства обитал в татарской среде, хотя тогда в Нижнекамске на улице как-то стеснялись говорить. Я пытался поступить в Казани на татфак и истфак, но, поскольку в школе учился на тройки, экзамены провалил, пошел на рабфак, за год изучил всю программу, каждый день по пять часов зубрил английский и татарский, попал на татфак, где был культоргом, проводил студвесны. Кроме того дважды я успел съездить в США по обмену. Правда, оттуда к нам никто не приезжал. Была, к примеру, программа UGRAD: двадцать четыре человека со всей России по итогам конкурса учились в США 1 год.

Когда вы начали интересоваться дизайном?

В США, я начал читать блог Артемия Лебедева и других известных людей, изучать сайты, благо, там у меня был хороший доступ к интернету. Творчеством я всегда увлекался, первый компьютер, 486-й, у меня появился в 1993-м, в конце школы я заинтересовали пакетными программами — 3d, Photoshop, - а знание английского помогало их изучать. Когда приехал в Россию, не помню, какими путями, получил заказ, сделал логотип для мусульманского магазина одежды, за пятьсот рублей, они им до сих пор пользуются. Потом я нашел работу в организации, которая делала музеи для крупных компаний типа «Газпрома»: их строят в головном офисе и водят туда гостей. В каждом офисе я трудился по три месяца, достигал нового уровня и уходил. Скажем, работал в «Барс медиа»: делал открытки, их первый сайт, помню, мы предложили пятьдесят пять версий логотипа для «Татар радиосы», в итоге они сделали примерно то же самое, а наш не приняли. Хотя помню, что варианты были так себе.

Как работодатели реагировали на столь быструю смену должностей?

У нас смотрят портфолио. На три года задержался в компании «КИР», делал интерфейсы для медицинских систем, в поликлиниках они до сих пор работают. У меня появились свои заказы, я вечером до ночи готовил их. Потом меня единственный раз уволили, взяли на хорошую зарплату, купили комп за сто пятьдесят тысяч, какой-то космос, им надо было рисовать иконки, а рисую я плохо. С тех пор я на других не работал. Когда не мог что-то делать сам, нанимал других, четыре года назад мы сели в офисе.

Сейчас дизайном занимаетесь?

Меньше. Вот наша сотрудница верстает учебник татарского языка, я подхожу и проверяю, это работа арт-директора. Вся менеджерская деятельность на мне, я нахожу людей, веду переговоры.

Какие проекты сходу вспоминаются?

Скажем, мы делали мобильное приложение Универсиады, это был опыт работы с иностранными подрядчиками, нам надо было выводить результаты соревнований онлайн, не работало у той стороны, а шишки летели в нас.

По поводу «Черное озера»: сильно удивило, что вы представили именно дворянскую версию, а московские дизайнеры ударились в татаризацию.

Мы против лицемерия. Это русское место, от сложившегося стиля трудно отказаться, а татарские узоры, которые предлагали другие, там не катят. Но мы немного отатарили бренд, за счет языка, сказочных образов. Экономически нам было невыгодно его делать, выигрыш-то небольшой, но мы прониклись идей, проводили штурмы, делали, фоткали, расспрашивали местных. Конечно, когда придумаешь что-то татарское, думаешь: так, тюльпаны, чак-чак, круто. Но хочется делать что-то непохожее на других.

Как появился сайт «Әлбәттә»?

Это была мечта. Я очень много смотрю видео про науку, в машине слушаю лекции по астрономии и антропологии. На татфаке нас учил свет науки, авторы учебников, у меня большой пиетет перед такими людьми, они делают большую работу, я хотел их поддержать, показать миру и, когда на Новый год появилось время, пригласил в первый сезон своих преподавателей.

Как обстоят дела с татарской клавиатурой?

Летит к нам из Китая, ее там программировали, один раз прототип не прошел таможню, новая микросхема вызвала у них подозрение.

Вам хочется преподавать?

Я люблю учить людей. Когда летал в Америку в третий раз, в Аризоне меня пригласили преподавать жесткий интенсив по обучению татарскому языку: год за два месяца. Тогда мы с женой Айгуль написали учебник татарского языка для англоговорящих студентов, не смогли ее издать, минобраз, Татгиз нас проигнорировали, а теперь она смотрится слабо.

Что есть помимо этого?

Остальное - это семья. У меня три маленьких сына, ноль, три и пять лет: Нурбулат, Нариман и Искандер. Сразу по три слога! Отдыхать трудно.

Страдаете от профдеформации?

Дизайн — он про видео, графику, тексты, про все. Смотришь на что угодно и думаешь: цвета подобраны плохо, композиция неплоха, форму надо менять. Даже когда глядишь на человека, думаешь так на автомате. Правда, не говоришь. Я еще и и филолог, так что и с текстами та же история.

Могут и вас оценить.

Раньше я плохо относился к критике своих работ, теперь могу ответить, потому что знаю: если это красивое, я это точно знаю.

   

Текст: Радиф Кашапов

Фото: Юлия Калинина

Комментарии (0)
Автор: Radif
Опубликовано:
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также