Нияз Муратов: «Эту клинику делаю в том числе и ради детей, чтобы потом им передать»

Главный врач Медицинского центра «Надежные руки», офтальмолог и пластический хирург, член Европейского общества катарактальных и рефракционных хирургов, чтобы удовлетворить огромный спрос, в июне расширяет свою клинику и перечень операций.

 

Что дает вам смена адреса?

Адрес мы как раз не меняем: займем еще и первый этаж в этом же здании, куда переедут ресепшен, лаборатория и специалисты, а на втором увеличим количество палат и операционных. Это очень важно - количество операций у нас постоянно растет. Плюс с начала мая мы запустили операции по удалению катаракты. Готовились около года - морально, оборудование закупали, специалистов искали. Конкуренция на проведение этой операции высокая, она достаточно популярная, потому что катаракта рано или поздно наступает практически у девяноста пяти процентов людей.

А есть и эксклюзив?

Конечно. Например, мы запустили глазное протезирование. Оперируем и подбираем протезы, которые сами изготавливаем - они имитируют настоящий глаз, даже двигаются. Это хлопотное дело, процедура многоэтапная и не сильно рентабельная. У нас есть операции, за счет которых мы зарабатываем, а есть такие, которые больше для репутации – и у больных, и в медицинском сообществе. Глазное протезирование для нас - момент гордости. Еще в нашем медицинском центре проводится уникальная для Казани операция по удалению косточек у большого пальца стопы методом Scarf и Akin-остеотомии с установкой имплантов.

 

Вы регулярно оперируете в других городах. Не достаточно работы в Казани?

Постоянно на операции езжу в три города: Душанбе, Ульяновск и Пенза. Возможно, этот перечень расширится: сейчас ведутся переговоры с клиниками в Саратове и Крыму. В основном делаю блефаропластику, но и глазные операции тоже. Большой надобности в этих поездках с коммерческой точки зрения нет, работы хватает и у себя. Однако они многое дают с профессиональной точки зрения: знакомство с устройством других клиник, информация о новых препаратах и методах работы, да и просто общение с людьми и смена обстановки. А, например, в Душанбе часто встречаются сложные запущенные случаи, которых не встретишь в России.

Быть успешным врачом – ваша детская мечта?

Совсем нет. В подростковом возрасте меня больше увлекали компьютеры. Но поскольку родители медики – мама стоматолог, папа невропатолог – и вообще надо было куда-то после школы определяться, поступил в мединститут на педиатрию. Никакого особого желания заниматься медициной у меня не было до конца обучения в вузе. Все изменилось, когда я уже в ординатуре учился, в офтальмологической клинике. Увидев, как люди радуются вновь обретенному зрению, а я причастен к этому, испытал чувство важности своей работы и гордости. Кстати, на выбор специализации повлияло и то, что я сам плохо видел, была высокая степень близорукости. Десять лет назад в клинике «Третий глаз», где я потом был главным врачом, мне сделали эксимерлазерную коррекцию зрения и сейчас ни в линзах, ни в очках не нуждаюсь. Подобные операции делаем и в нашей клинике. Прооперировали уже более тысячи человек.

Человека с какими качествами вы никогда не пригласите в коллектив?

В первую очередь, безответственного. Но если человек уже достиг какого-то уровня профессионализма и известности, то понятно – у него есть качества, нужные нам. Хотя есть врачи, которые не могут работать в частных клиниках, потому что дюдей надо обязательно любить. И чтобы не было звездности: будь проще и люди к тебе потянутся. Еще важна готовность трудиться, не глядя на часы – и в выходные, и вечерами.

Почему решились открыть свою клинику?

После государственной больницы я ушел в частную, где меня назначили главным врачом. Там изучил, что как устроено, увидел, насколько востребован и понял - потяну собственную клинику. Конечно, это большая ответственность, но и меры свободы другая: ни перед кем не отчитываешься, ни от кого не зависишь. А если еще все получается и чувствуешь результаты труда, успех - это стимул. Работать же приходится намного больше, сам себя «эксплуатируешь», но усталости за счет морального удовлетворения нет.

Это ваше главное достижение на сегодня?

Да. Создать ее с нуля и выйти на такой уровень, из наемного работника стать хозяином – это дорогого стоит. Детей своих, конечно же, люблю, но они у меня были бы в любом случае.

Они собираются продолжить династию врачей Муратовых?

Дочь Ясмин - она в этом году в первый класс идет - уже решила, что будет хирургом, как папа. Кстати, склонности у нее есть, ничего не боится, часто бывает у нас на работе. Как-то заявила: что-то мне скучно стало, надо пойти кровь на анализы сдать. Вообще, признаюсь, эту клинику делаю в том числе и ради детей, чтобы потом им передать.

Есть ли жизнь кроме работы?

Когда выдается свободное время, путешествуем. А выходной провожу с детьми, чтобы с ними связь не терять. Люблю даже просто сидеть и смотреть, как они играют, кушают, разговаривают – все умиляет.

Нияз Муратов учился своей профессии семнадцать лет. С 1996 по 2002 год в Казанском медицинском университете, закончил в Казани две ординатуры - по офтальмологии и челюстно-лицевой хирургии, стажировался в Германии и Москве. Сделал более 6500 эксимерлазерных коррекций зрения, более 600 операций по удалению катаракты, более 3500 пластических операций на веках.

Текст: Татьяна Лескова

Фото: Юлия Калинина

Radif,
Комментарии

Наши проекты