• Город
  • Портреты

Роман Гольдман

Генеральный директор агрохолдинга «Сангилен+», депутат Законодательного собрания края создал кооператив на базе своей компании, проводит ее ребрендинг, готовится к выходу на рынок облигаций, а 8 апреля проведет тренинг для 1700 человек.

 

Зачем вам нужен кооператив?
Мы пришли к этому решению естественным путем. В какой-то момент поняли: набрали такой темп, что можем расти еще быстрее. Но консервативная банковская система с ее темпом движения за нами просто не поспевает. Обратились к рынку, видим — не мы одни такие: есть множество компаний, которые, работая с банками, параллельно работают и непосредственно с населением. Причем это такой симбиоз: компания получает ресурсы под меньший, чем в банке, процент, а вкладчики — облигации, под больший. Пострадавший в этой схеме только один — банкир, который остался за бортом сделки. Он ничего не создает, он посредник, который берет деньги у людей под пять процентов и продает нам под пятнадцать. Ключевой момент здесь, как в любой сделке, доверие. Поэтому если люди и вкладывают деньги в кооперативы, то преимущественно в местное производство: им важно, чтобы они хорошо знали компанию, в которую инвестируют, не по рекламе, а непосредственно — по товарам, по репутации самой компании и ее руководителя. В Красноярске за последние восемь лет никто не выпускал облигации. Мы оценили ситуацию и поставили себе самые амбициозные цели.

В чем это выражается?
Хотим сделать образцовый проект — современный, надежный. Мы переводим всю бухгалтерию в стандарты МСФО, взаимодействуем с московскими партнерами, вкладываемся в маркетинг. Не в дешевый «пиар», а в качественный, прокачанный маркетинг, потому что кооператив — это только первая станция. Мы хотим, чтобы у людей на подкорке отложилось, что Гольдман привлекает деньги под конкретные, осязаемые, «вкусные» с финансовой точки зрения проекты. Дальше последует ребрендинг.

Не проще ли открыть банк?
Основная деятельность банка — поиск удачных вложений «на стороне». Мы же хотим вложиться в готовый, собственный проект, который видим изнутри, который до последнего рубля понимаем органически. К тому же, поскольку кооператив — операционно более простое, чем банк, предприятие, то и управленческих рисков здесь на порядок меньше. Во-первых, мы не перепродаем деньги, мы оставляем их в компании. Второе — сбережения полностью застрахованы. И третье — создание резервного фонда, куда я кладу десять процентов от ваших сбережений. Люди могут увидеть свои деньги: они на полях Сухобузимского района, те же новые комбайны — это их вложения. Но главная гарантия в том, что в кооперативе председатель я лично. Я создал его из своих пяти компаний, отвечаю перед пайщиками и государством своей фамилией и своей собственностью.

Тренинги вам нужны для собственного пиара? Маловероятно, что дело в деньгах.
Бизнес-необходимости в этом никакой нет. Идея тренингов родилась пять лет назад. Как известно, я депутат от Емельяновского округа. Как-то услышал, находясь в отдаленном районе, что я ненормальный депутат, потому что прилетаю на вертолете. Хотя считаю, это вполне логично: зачем мне пять часов трястись в машине, если я могу потратить на дорогу двадцать минут, а в сэкономленное время работать? Так вот меня попросили стать успешным примером для деревенских детей — просто иногда с ними разговаривать. Я согласился. На первое выступление ждал человек десять-пятнадцать, а пришло сто двадцать, причем некоторые — из соседних деревень, пешком по семь километров. Я учу тому, что все в нашей голове, и если поставить себе реальную цель, всего можно добиться. Ведь я такой же человек, как и все. Конечно, для меня это затратно — по времени,по эмоциям, но мне нравится та энергия, которую я получаю от слушателей, и обратная связь от них. По сей день, проводя масштабные, теперь уже платные, тренинги для взрослых, я всегда оставляю сто-двести бесплатных мест для школьников, провожу бесплатные мастер-классы в школах и вузах.

Вы всегда были уверенным в себе человеком?
Уверенность — хорошее слово. И физические, и психологические ограничения только у нас в голове. Еще Вергилий изрек мудрость: «Они могут, потому что думают, что могут». Человек порождает уверенность сам, стимулируя свое подсознание. Я поставил себе цель стать владельцем АЗС — стал, поставил следующую — построить свинокомплекс, построил, провести цикл тренингов, делаю. Все мое подсознание теперь со мной заодно, и энергетика у человека другая, когда он верит в то, что делает.

Как вы относитесь к негативу в свой адрес в социальных сетях?
Все, кроме некролога, — реклама. Как говорится, собака лает — караван идет. Если вспомнить скандальную, казалось бы, тему с мантами от «Мясничего», знаете, что принесла мне эта ситуация? Рост продаж. Мы ничего сами не продюсировали, но повернули все в свою сторону. Спасибо тем, кто возмущался и негативил. И спасибо моей команде, которая мастерски отыгрывает такого рода ситуации в стиле айкидо.

У вас есть теория, почему именно вы стали раздражителем?
Потому что я с радостью принимаю конструктивную критику, но мне плевать на чужое негативное мнение людей, которые меня не знают. Мы стараемся делать свое дело лучше всех. Я с самого детства давал себе такие установки. Когда мои сверстники зажимали девочек по углам, я работал программистом в лаборатории и думал: «Чем сейчас одноклассниц зажимать, лучше потом буду их на своей машине катать». Так и получилось. Я иду своей дорогой к намеченной цели и делаю то, что считаю нужным, оставаясь при этом, конечно, политкорректным.

Роман Гольдман начал работать в семь лет, в двадцать один год уже сделал на собственные деньги первую серьезную покупку — автомобиль Land Cruiser. Учился в Московской академии народного хозяйства и Кембриджском университете в Великобритании. Занимается тайским боксом, консультирует по вопросам питания сборную края по карате и спортсменов, принимающих участие в конкурсе Ironman, пилотирует собственный вертолет. Встает в половине пятого утра. У Романа трое детей.

Текст: Татьяна Зиза . Фото: Иван Петухов

Комментарии

Наши проекты