• Здоровье
  • Здоровье
  • коронавирус 2019-nCoV

Репортаж: Мы провели день в «красной зоне» Мариинской больницы. Вот как устроено лечение пациентов с COVID-19

Почти 600 петербуржцев со средней и тяжелой формой коронавирусной инфекции сейчас проходят лечение в Мариинской больнице, для помощи им задействовано более тысячи медиков. Редактор рубрики «Здоровье» Катерина Резникова отправилась в «красную зону»: показываем и рассказываем, как организовано лечение пациентов и быт врачей. 

  • Поступление пациента в отделение скорой медицинской помощи Мариинской больницы. 

Непрерывный поток прибывающих пациентов

Каждый день в Мариинскую больницу на Литейном проспекте привозят 60-70 петербуржцев с подозрением на COVID-19. Все отделения заполнены под завязку, но поток больных постоянно обновляется — на только что освободившиеся места поступают вновь прибывшие из-за коронавируса. Сейчас тут лечатся пациенты в более тяжелом состоянии, чем во время первой волны. Это не говорит о том, что вирус стал опаснее, просто лечение многих случаев COVID-19 теперь проходит на дому — «легким» пациентам нет смысла занимать дефицитные для Петербурга койки в больницах. 

  • В новогоднюю ночь около 300 медиков выйдут на дежурство в Мариинскую больницу. 

В больницу везут, даже если мест пока нет

Классическая ситуация: уже задыхающегося пациента по распоряжению диспетчера городской станции скорой медицинской помощи (ГССМП) везут спасать в ближайшую больницу. Даже если в той нет свободных мест. По прибытию на место врачи проводят исследования крови, проверяют сатурацию кислорода, берут ПЦР-тест на коронавирусную инфекцию, проводят компьютерную томографию легких.

Решение о том, что делать дальше, врачи принимают в зависимости от критичности ситуации: либо ждать результата диагностики, либо сразу везти в операционную (в Мариинскую часто поступают пациенты и с коронавирусом, и с хирургической патологией — прим. Ред.), либо ждать освобождения палаты в коридоре. Для больных в самом тяжелом состоянии прямо в отделении скорой медицинской помощи оборудованы боксы интенсивной терапии, в том числе с аппаратами для искусственной вентиляции легких (ИВЛ). Некоторые петербуржцы слишком поздно обращаются к за помощью медиков, доведя свое состояние до критического — в итоге врачи вынуждены интубировать им трахею и переводить на ИВЛ прямо в карете скорой. 


Если у вас выраженная слабость, температура выше 38°C, одышка и снижение сатурации — незамедлительно вызывайте скорую медицинскую помощь по телефону 103. Особенно в том случае, если вам больше 50 лет или вы относитесь к группам риска из-за хронических заболеваний.
  • Проход через дезинфекционный тоннель при выходе из «красной зоны».

Врачи под облаком дезинфекционного средства

Чтобы попасть в «красную зону», требуется 10-минутный обряд облачения в СИЗы (средства индивидуальной защиты — прим. Ред.): мы снимаем всю свою одежду кроме белья, надеть хлопковые кальсоны и лонгслив, а поверх него — сам защитный костюм. После этого надеваются две пары резиновых перчаток, респиратор, защитный экран или очки, оставляющие характерные следы на лице уже после часа носки.

Самый высокий риск заражения у медиков, когда они выходят из «красной зоны» и раздеваются. Поэтому, чтобы безопасно завершить 12-часовую смену, врачи сначала проходят через дезинфекционный тоннель с облаком обеззараживающего средства. И только потом поэтапно снимают с себя все элементы защиты. За время работы с COVID-19 заразились 25% персонала Мариинской больницы, рассказывает заместитель главного врача Сергей Кондаков. Всплеск заболеваемости случился, когда врачи только приступали к работе с инфекцией. Всех остальных удалось защитить с помощью создания алгоритма дезинфекции.

  • В отделении реанимации и интенсивной терапии Мариинской больницы.

  • Павел Ермаков, заведующий отделением реанимации и интенсивной терапии.

На ИВЛ только один пациент, остальные пытаются дышать сами

В отделении реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ) из 24 коек пустует только одна. У всех пациентов, находящихся здесь, поражено свыше 70% легких. Чтобы они могли справляться с чувством нехватки воздуха при остром респираторном дистресс-синдроме, врачи проводят респираторную терапию — пациенты дышат увлажненным кислородом. К аппарату ИВЛ подключена только одна пациентка, недавно перенесшая операцию. Заведующий отделением реанимации Павел Ермаков объясняет, что важно как можно дольше создавать больным условия для естественного спонтанного дыхания без интубирования трахеи. 

Почти все пациенты на интенсивной терапии старше 60 лет. Многие из них страдают избыточным весом и сопутствующими патологиями. Самому молодому пациенту, попавшему в реанимацию Мариинской больницы, было 23 года. В таком возрасте тяжелое течение болезни встречается у людей с хроническими заболеваниями, например, сахарным диабетом. 

  • Сергей Кондаков, заместитель главного врача Мариинской больницы и проводник редакции в «красную зону».

Звонки родственников в реанимацию

Самые напряженные часы в реанимации приходятся на раннее утро. Врачи начинают работу в 7.30, а через 12 часов дежурства их сменяют коллеги. У заведующего Павла Ермакова каждую минуту разрывается телефон — это звонят родственники пациентов. Если раньше ты мог навестить близкого человека прямо в реанимации, то во время пандемии это по понятным причинам запрещено. «Мы стараемся держать семьи пациентов в курсе их состояния. Ведь близкие люди больных находятся в информационном вакууме, порождающем тревожность, — говорит заведующий отделением. — По возможности предоставляем тяжелым пациентам пару минут телефонного разговора, чтобы родные их услышали».

Врачи Мариинской больницы говорят, что сейчас работать с COVID-19 им проще, чем во время первой волны, когда многопрофильный госпиталь пришлось экстренно перестраивать в «ковидный». «Безусловно, есть усталость, — говорит заместитель главврача Сергей Кондаков. —  Но морально нам легче сейчас, когда накопился опыт наблюдения за пациентами, а алгоритмы диагностики и лечения совершенствуются».

Фото: Елизавета Медунецкая. 

Наши новости в Telegram
Комментарии

Наши проекты