• Мода
  • Герои

12 активистов российской моды, которые работают с социальной повесткой и вопросами этики

С гордостью докладываем: российская мода сильно повысила показатели в социальной ответственности и этичности, а дизайнеры присоединились к гражданскому обществу. Рассказываем о локальных марках, которые высказываются на важные вопросы с помощью одежды и аксессуаров. И — важно! — помнят о хорошем дизайне.

Новый патриотизм

Flor et Lavr

Провести показ в августе — это уже достижение в условиях постковидного мира. Провести его в Каргополе, городе Архангельской области на берегу Онеги — считайте, подвиг. Впервые оказавшись здесь год назад, Фрол Буримский так впечатлился наследием русского Севера с 300-летними деревянными церквями, каргопольской глиняной игрушкой и теплотой местных, что посвятил городу коллекцию. Моделями на показе в Христорождественском соборе стали жители Няндомы и Каргополя, а вместо подиума постелили деревянные мостки. Цель Flor et Lavr — сделать русское модным. Зная, сколько русских деревень и городов Фрол посетил этим летом, изучая культурное наследие Руси, все только начинается.


Фрол Буримский

дизайнер, основатель Flor et Lavr

«У меня есть необъяснимая привычка — я люблю пересматривать какие-нибудь заунывные передачи на канале “Культура”, например, “Письма из провинции”. В них рассказываются истории о небольших русских городах
в разрезе судеб местных художников, или писателей, или просто выдающихся жителей. И я посещал эти города, впечатлившись увиденным. Так я оказался в Каргополе и был потрясен глубиной, простотой, независимостью людей, живописностью мест, изящностью архитектуры. Передо мной наяву разворачивались картины из фильма “Андрей Рублев” Тарковского. Абсолютное чудо, что все это сохранилось — храмы, крепкие двухэтажные деревянные избы. Вся эта фактура дала настолько мощный импульс, что я не мог думать ни о чем другом. Как многие маленькие города, за двадцать последних лет Каргополь пришел в упадок. И несмотря на колоссальный историко-культурный потенциал, город находится в плачевном состоянии. Я почувствовал за него какую-то личную ответственность и решил делать то, что мне по силам. Написал эссе для журнала “Эрмитаж”, на Культурном форуме совместно с другими активистами мы собрали дискуссионную панель на тему развития туризма и экотуризма Архангельской области. И разумеется, сделал для Flor et Lavr коллекцию-посвящение Северу — крою, цветам, костюму. Я невероятно счастлив, что этим летом мне удалось показать эту работу там, где родился ее замысел!

Абсолютно сердечный мой порыв не значит, что я готов каждый сезон отыскивать и спасать новое селение. Я придерживаюсь тенденции на верность и постоянство, особенно эстетическим кодам и поиску визуального языка. Я хочу возвращаться в Каргополь, собирать круглые столы, рассказывать о городе друзьям, делать съемки. Я привлекаю внимание, а дальше сохранением должны заниматься профильные организации. Но все мы можем сделать посильный вклад — сесть на поезд, провести там выходные, купить игрушку или сувениры. И такая инициатива — настоящий пример человеческой и гражданской ответственности».

Феминизм

Avgvst

Марка Натальи Брянцевой из Екатеринбурга не кричит о феминизме, но украшения Avgvst часто посвящены сильным и вдохновляющим героиням. Коллекция Alma — Альме Пиль, первой и единственной женщине-ювелиру в команде Карла Фаберже. А на крышке часов, выпущенных с петербургским заводом «Ракета», выгравирована фраза Adviendra que pourra! — часть знаменитого высказывания математика Софьи Ковалевской («Говори, что знаешь, делай, что должен, и будь что будет!»).


Наталья Брянцева

основательница Avgvst

«Иногда глядя на то, что происходит вокруг, невозможно молчать. Мы поддерживали екатеринбуржцев, которые протестовали против строительства храма в сквере на набережной, потом Ивана Голунова. 20 % от продаж печатки Peace & Love (всю чистую прибыль) мы отправляем Консорциуму женских НПО и фонду “Насилию.нет”. Накануне голосования по поправкам Avgvst подготовил рассылку совместно с политологом Екатериной Шульман о том, почему нужно идти голосовать. Конечно, по любому из подобных высказываний есть риск потерять клиента, но мы смотрим на это по-другому: так отсеиваются те, с кем нам не по пути, а бренд получает сверхлояльность тех, кто разделяет наши ценности».

Ресайкл 

The Sun Origin

Финалист нашего конкурса «Новые имена в дизайне» Стас Никатанов занимается двумя марками: в Private Couturier он выпускает пончо и арт-куртки из итальянских тканей превосходного качества, а в The Sun Origin приобщает клиентов к ресайклу. Кимоно, жилеты, сумки и худи собираются в лоскутной технике из старых материалов. В ход идут клетчатые рубашки, карманы джинсов, а также подклад и фурнитура военной одежды.


Стас Никатанов

дизайнер The Sun Origin

«Проект The Sun Origin — это посвящение японскому отношению к жизни. Японцы давно продвигают идею повторного использования материалов, и у нас есть чему у них поучиться. На производство одной вещи у меня может уйти от трех до семи дней, и я все делаю сам, в том числе лично общаюсь с клиентами: у меня нет маркетологов или специалистов по продажам».

Jeans Revision

Перемерив тонны одежды во время фэшн-съемок модель Наталия Осикова сначала вообще отказалась от шопинга, а затем запустила с мужем ресайкл-проект. Основой для рюкзаков, поясных сумок и фартуков Jeans Revision становятся старые джинсы из благотворительного магазина «Спасибо». О других ракурсах устойчивой моды Наталья рассказывает в своем просветительском телеграм-канале «Нечего надеть?».


Наталия Осикова

создательница Jeans Revision

«Мы работаем с магазином “Спасибо” больше двух лет. Ребята отдают нам джинсы с небольшими дефектами. Представьте себе Levi’s из 1990-х — мы стараемся держать марку и использовать похожий деним: сухой, плотный, тяжелый и неубиваемый, который прослужил 20 лет и еще 20 смело прослужит. В дизайне изделий у нас есть кожаные элементы — это обрезки с кожевенных производств в Петербурге. Водоотталкивающую ткань для подклада сумок мы также ищем на локальных фабриках, спасая обрезки. Самое сложная вещь Jeans Revision — это свадебное платье для экоблогера Юстинии Хохловой (EkoVolk). Мы создали его из старых белых джинсов».

Агендерность

Odor

Марка Никиты Калмыкова — пример этичной моды, с какого ракурса ни посмотри. Переработка? Дизайнер использует винтажные ткани: рубахи в осенней коллекции сделаны из наволочек и пододеяльников. Обращение к культурному наследию? У Odor есть ватники, тулупы и много кружева. Отказ от токсичной маскулинности? Мужчины, присмотритесь наконец к кружевным брюкам и костюмным юбкам.


Никита Калмыков

дизайнер, основатель Odor

«Во всех коллекциях я стараюсь сохранять “русскость”. Не кокошники и хохлому, а уникальные техники. Мне нравится спасать ткани, которые отправляются на свалку. Люблю разгадывать историю, которую хранит полотно, досочинять ее по сохранившимся масляным пятнам и разрывам в кружевном рисунке. Еще в каждой коллекции Odor можно считать мое восприятие сексуальности. Над видеолукбуком сезона осень-зима 2020 мы работали вместе с Сашей Чайкой: по сюжету герои пытаются понравиться друг другу в онлайн-сервисе анонимного общения. У нас получился проект о сексе и принятии себя, а также некий эксперимент: мы отправляли героям ролика одежду без примерки и увидели, как с помощью вещей Odor раскрывалась их сексуальность».

Kaloskagathos.xxi

Насмотревшись на тысячи старинных украшений хозяйка винтажной лавки More is More Аня Кольцова основала собственный бренд. Термином «калоскагатос» в античной культуре обозначали совершенного человека: он хорош собой, добр к другим, увлекателен в беседе и страстен в любви. XXI в названии бренда добавляет идеальному человеку еще пару важных качеств: толерантность, открытость и агендерность. В руках Ани жемчуг избавляется от ассоциаций с типично женскими украшениями: никогда еще серьги не смотрелись на мужчинах так чувственно.


Аня Кольцова

основательница Kaloskagathos.xxi

«Мужчин среди покупателей Kaloskagathos.xxi пока немного, но меня радует их наличие. Это всегда очень яркие личности: например, наши украшения есть у очень крутого российского финансиста, а также у танцора Лондонского королевского театра. Мне кажется, сегодня стандарты красоты не меняются, а просто исчезают: больше нет ограничений. Сейчас я работаю над небольшой коллекцией украшений про секс, свободу и любовь, а к октябрю планирую приступить к коллекции, вдохновленной древней культурой нашей страны».

Vatnique, Liberte! Egalite! Sexualite! и «Пти Пюрс»

Авторы концептуальной марки Homo Consommatus сконцентрировались на монобрендах. Сначала они придумали идеальную куртку Vatnique, которая идет всем и всему, затем довели до совершенства унисекс-комплект из сорочки и шорт, а еще стали шить очаровательные текстильные сумки. Теперь все мономарки ребят представлены в их пространстве 10 м2 на Большой Посадской — самом крошечном шоуруме в Петербурге.


Алексей Сорокин и Кирилл Ступченко

создатели Vatnique, Liberte! Egalite! Sexualite! и «Пти Пюрс»

«Нас всегда увлекала идея концентрации на одном продукте и доведения его до абсолюта. Верхняя одежда была самой продаваемой категорией в Homo Consommatus и ателье, поэтому мы начали именно с курток. Помимо Vatnique мы запустили монобренд Liberte! Egalite! Sexualite! с сетами из сорочки и шорт. Эти комплекты не привязаны к гендеру и типам фигуры, сделаны из технологичных и простых в уходе тканей. В них нет ничего лишнего: мы убрали нагрудные карманы, в которые обычно нечего класть, пуговицы, бирки с названием и прочие архаичные атрибуты одежды. Наши покупатели говорят, что костюмы дают им почувствовать себя особенно, не так как всегда. И это самое главное. Иначе для чего еще нужна одежда! Еще один наш проект — это мономарка “Пти Пюрс” с маленькими сумочками для всех. Мы не могли себе найти сумки ни у больших, ни у ло- кальных брендов, поэтому сделали ее сами. В сумку помещается все, кроме банана — но его всегда можно съесть по пути».

Социальный активизм

«Культраб»

С помощью моды можно развивать активизм, считают в команде бренда. Каждый дроп «Культраба» посвящен социальной проблеме или выпущен в поддержку некоммерческих организаций. Есть совместные коллекции с Олегом Навальным и Pussy Riot, свитер против преследования по идеологическим причинам и знаменитый ватник «Будет хуже». Бестселлер бренда — та самая инстаграмная розовая футболка с надписью, которую мы не можем написать.


Егор Еремеев и Алина Музыченко

основатели «Культраба»

«Новую коллекцию мы разрабатывали с дизайнером Женей Егеревой и художником OUR.V. Через иллюстрации на одежде отражены наши переживания, связанные с пандемией, информационной и эмоциональной
перегрузкой, контролем со стороны государства и процедурой голосования по поправкам в Конституцию. Кампейн коллекции снимали в Краснодарском крае с фотографом Сашей Чайкой. Съемка стала спецпроектом, посвященным экологии. Мы хотели предоставить реальные факты: недостаточное водоснабжение в Новороссийске и Геленджике, выбросы нефти, мертвых дельфинов, которых мы видели прямо на берегу, измазанных в мазуте птиц. Во время съемок познакомились с эко-активистами “Эковахты” и “Дельфы” и сделали с ними интервью.

“Культраб” — это бренд одежды, медиа и сообщество активистов, музыкантов, художников, которые разделяют наши идеи. У нас нет спонсоров, мы независимые. Большую часть времени мы уделяем спецпроектам. Проект “Я себя люблю” посвящен квир-персонам и их жизни в России — героев сняла Эмми Америка. В фильме “Шконка вместо школки” рассказана история 14-летнего подростка Кирилла Кузьминкина, которого год держали в СИЗО за анархистские убеждения. Фильм “Строгий режим” — о Яне Сидорове и Владе Мордасове: их посадили на реальные сроки более шести лет каждому за мирный пикет. В этом году мы выпустили календарь “Солидарность”, где вместо патриархальных праздников отметили даты, важные для феминистского, левого, веганского и квир-сообщества. Все заработанные средства отправили Центру по борьбе с насилием “Насилию.нет”. В поддержку Юлии Цветковой у нас есть маска с бабочкой-вульвой — деньги от ее продаж идут на погашение штрафов активисток за пикеты в поддержку художницы».

Соцподдержка

Russian Granny’s

«Российские бабушки» — не совсем бренд: это проект по поддержке пенсионеров из разных уголков страны, который придумала Юлия Алиева из Петербурга. Бабушки вяжут на заказ свитера, ткут на старинных деревянных станках и плетут соломенные сумки. Сейчас в проекте задействованы участники из 40 регионов России от Новосибирска до Калининграда — всего 137 бабушек. Дедушки тоже есть: они работают с деревом, вяжут крючком или создают украшения. Работа каждого мастера честно оплачивается — бабушки и дедушки получают 90 % прибыли. Вот он, прекрасный пример поддержки ручного труда и локального.

Бодипозитив

Bilinqua Ladies

Петербургская бельевая марка в так называемом cozy-сегменте: идеальнее их уютнейших комплектов на каждый день придумать сложно. Особенно отрадно, что в съемках марки участвуют девушки разного телосложения. А также их мамы!


Инга Билингва

основательница Bilinqua Ladies

«S, M, XXL — на многих девушек сильно давят эти буквы на бирках. Понятия small, medium, large очень относительны. Мы отказались от классической размерной сетки и ввели в оборот размеры в виде порядковых чисел от 1 до 5. Где 1 — это предполагаемый S, а 5 — предполагаемый XXL. Для съемок бренда мы зовем покупательниц: нам важно показать, как белье сидит на разных фигурах и женщинах разных возрастов. У Bilingua Ladies есть фотограф Даша Чаинки: вместе с ней мы делаем фотодни Good Girl Club, в которых может поучаствовать любая девушка, которая носит наше белье. Так мы знакомимся со своими клиентками. Считаю, что за последние два года в России стали определяющими в плане презентации женской красоты. Благодаря локальным маркам, онлайн-медиа и блогерам, которые поднимают тему гендера и бодипозитива, общество все чаще встречается с разной красотой и получает ответы на самые неловкие для себя вопросы».

Новое декоративно-прикладное

Vereja

Стилист и экс-главред российского журнала Numero Игорь Андреев родился и вырос в деревне близ подмосковного города Верея. Там же в школьном кружке он научился вязать. На этих теплых воспоминаниях Игорь построил свой бренд вязаных вещей. При всей народной самобытности, Vereja — пример бренда будущего: чудаковатые мини-платья и шортики располагают к свободе самовыражения, все сделано вручную, а для новой коллекции использован только старый трикотаж, который приносили Игорю неравнодушные подписчики его инстаграма.


Игорь Андреев

основатель Vereja

«Vereja — это ручной труд, народные традиции и апсайклинг. Новую коллекцию мы сделали из старых вязаных салфеток, скатертей, бабушкиных свитеров, шарфов, шапок, пинеток и других детских вещей. Зачем использовать новые ткани, когда можно переработать старое? Хорошенько все постирать, кастомизировать или по кусочкам собрать новое в технике пэчворк — для этого не требуется сложного производства, много электроэнергии и воды. Наши вещи, конечно, немного сумасшедшие: яркие, сложные по дизайну, а человек, когда их надевает, даже начинает по-другому себя вести. Главное правило, которому мы следуем, звучит так: “можно все”».

February First

Сестры-петербурженки Дарья и Анастасия Жиляевы окончили школу Polimoda и теперь живут и работают между Флоренцией и Роттердамом. Вопреки геолокации одежда их бренда выглядит очень по-петербургски: сложный трикотаж, запутанные вышивки и арт-принты. Новая коллекция February First полностью сделана из переработанных материалов — от самих тканей до трикотажных ниток.


Дарья и Анастасия Жиляевы

создательницы February First

«Старые вещи, ткани и нитки очень органично встроились в концепцию нашего бренда — магии вещей и алхимии. В коллекции осень-зима 2020 мы собираем своих франкенштейнов из остатков старых английских платьев. Столкнулись с тем, что не так-то просто перерабатывать современную одежду: она рассыпается в руках, совсем не приспособлена к тому, чтобы жить больше пары сезонов. Другое дело — платья 1960-х годов из британских секонд-хендов. Нам очень близка идея Вивьен Вествуд, что экологии можно помочь, если сделать одежду снова дорогой. Пусть вещей будет меньше, нет в этом ничего страшного, зато они снова будут жить дольше одного сезона, передаваться из поколения в поколение и станут артефактами».

Текст: Алена Галкина

Наши новости в Telegram
Комментарии

Наши проекты