• Здоровье
  • Здоровье
  • Бизнес
  • коронавирус 2019-nCoV

Профессор психологии и коуч миллиардеров Марина Мелия — о главных страхах топ-менеджеров в 2020-м году

Марина Мелия, психолог, executive-коуч с более чем 40-летним стажем, автор книг «Хочу, могу, надо», «Мама рядом», «Отстаньте от ребенка». Последние 30 лет она консультирует владельцев крупных корпораций, помогая им решать проблемы в бизнесе и личной жизни. В интервью «Собака.ru» Марина рассказывает о том, что беспокоит ее клиентов, как пандемия сказывается на нашем психологическом состоянии и что с этим делать.

  • Марина Мелия, психолог, executive-коуч

С какими проблемами к вам чаще всего обращаются бизнесмены?

Чтобы лучше представить себе запросы моих клиентов, нужно понять с какими людьми я работаю. Это реальные владельцы и основатели предприятий, которые свой бизнес создали сами, то есть не приватизировали его, не отжали, не получили в подарок, не отщипнули от госбюджета. Тем, кто пользуется административным ресурсом, я не нужна (да и мне они не интересны), там все зависит от того, кто в какую дверь постучал, кому поклонился, с кем в бане попарился и о чем там договорился.

Все проблемы, которые возникают в компании бизнесмена-творца, так или иначе связаны с его личностью. Компания всегда отыгрывает неврозы своего руководителя. Представим себе, что первое лицо — параноик. Как это отразится на его бизнесе? В России скорее в целом позитивно. Он построит такую систему управления, из которой наверняка не утечет ни информация, ни капитал. Он будет своевременно отслеживать все внешние и внутренние риски и вовремя принимать меры. Но у каждой медали две стороны, поэтому в какой-то момент паранойя первого лица начнет тормозить развитие его компании — пропадет инициатива на местах, люди станут пассивными, будут бояться пробовать новое, ведь оно всегда чревато ошибками. Кто-нибудь из подчиненных быстро разгадает характер шефа и начнет им манипулировать, используя его паранойю.

И в таком случае не поможет ни кризисный, ни организационный консультант, нужен психолог, который к тому же хорошо разбирается в управлении. Нужен человек, который поможет бизнесмену осознать особенности своей личности и отрегулировать систему управления так, чтобы она усиливала его сильные стороны и нейтрализовала слабые.


«Я как пахал, так и пашу — теперь за двоих. А мой партнер тратит время на развлечения. Но он мой друг и я не знаю, что делать».

Но человеку трудно самому осознать, как особенности его характера отражаются на его компании. И он приходит, например, с таким вопросом: как сделать так, чтобы люди стали более активными, не боялись брать на себя ответственность? И тогда мы начинаем разбираться.

Нередко ко мне приходят с запросам, например, о разделе бизнеса. Каков типичный сценарий создания предприятия? У его истоков стояли близкие друзья. Сначала они все делали вместе, были полны энтузиазма, компания становилась больше, в нее приходили новые люди. Два отца-основателя тоже развивались и иногда по разным траекториям. И представьте, один по-прежнему работает по 12-14 часов в день, а второму все давно наскучило, ему хочется проводить время на яхте, играть в гольф, путешествовать. У партнеров равные доли в бизнесе, и вот один из них приходит ко мне: «Я как пахал, так и пашу — теперь за двоих. А мой партнер тратит время на развлечения. Но он мой друг и я не знаю, что делать».

Или вот другой кейс, с которым в последнее время приходится очень часто иметь дело: предприниматель 20 лет работал, бился за свой бизнес, а теперь пришла усталость, пропал драйв, ничего не хочется. Но в компании трудится двадцать тысяч человек. Он чувствует ответственность перед этими людьми. Что делать?

С какими психологическими проблемами столкнулись в пандемию владельцы бизнеса и топ-менеджеры? 

Пандемия очень изменила нашу жизнь — предприниматели не исключение. У каждого из нас был налажен какой-то привычный ритм и образ жизни. Мы встаем, чистим зубы, завтракаем, отправляем детей в школу и едем на работу. Мы делаем это на автомате, не задумываясь. И вдруг привычная схема ломается. Мы не едем на работу, мы даже не уверены, что у нас все еще есть работа, мы оказываемся заперты в четырех стенах.

В бизнесе произошло то же самое. В компании были отлажены планы производства и сбыта продукции, схемы логистики, управления, контроля и мотивации людей. И вдруг все это рушится или начинает работать с огромным скрипом. Ты уже не знаешь — сможешь ли продать свой товар или услугу в ближайшие месяцы, а тебе надо платить людям зарплату. Кроме того, теперь они все на удаленке, а это требует серьезной перестройки всех служб: доступ к базам данных и программам, согласование решений, все надо менять на ходу. И вдобавок острое чувство личной уязвимости. Ведь любой может заболеть и умереть — статус и деньги от вируса не защитят.


«Невозможно быть отличницей во всем. Надо разрешить себе быть несовершенной».

У меня есть клиент, склонный к ипохондрии. Это владелец крупной компании, очень общительный, доброжелательный, эмоциональный человек. В силу своей особенности он всегда боялся заболеть. В привычной жизни у него все расписано по минутам — около десяти деловых встреч ежедневно! И когда день был заполнен до отказа делами, его страх оказывался запертым в потайном уголке души и никак не сказывался на поведении человека.

А во время пандемия он вдруг оказался совершенно один в огромном загородном доме. Его семья осталась в Москве, потому что дети ходят в школу и могут принести оттуда заразу. Страх и проблемы с бизнесом вогнали его в такую депрессию, что нам потребовалось два с половиной месяца работы, чтобы он смог из нее вырваться. Сейчас у него и бизнес, и эмоциональное состояние начали выравниваться.

Коронавирус внес в нашу жизнь неопределенность. А неопределенность – это главный источник стресса. Надо научиться с ней жить. Да, есть вещи, на которые мы повлиять не можем и надо это принять. А дальше постараться перехватить контроль над своей жизнью.

Что я имею в виду? Мысли материальны. Если мы снова и снова читаем и говорим о том, какой ужас творится, наш организм в ответ на это выделяет нейромедиаторы, которые вводят нас в состояние перманентной тревоги. Мы уже ни на чем не можем сосредоточиться, нами управляет внешняя сила.

Что можно сделать? Ну например, устроить себе информационный детокс — перестать бесконечно обсуждать число заболевших и нехватку врачей, ограничить время на чтение новостей. Потом надо наладить график своей работы и следовать ему, несмотря ни на что. Сразу появится ощущение, что даже если большой мир рушится, своим маленьким миром я управляю сам.

Надо искать, находить и отмечать радости, в том числе небольшие. Можно выпить бокал вина или съесть конфетку — кто, что любит. Надо почувствовать вкус, насладиться, сказать об этом вслух. Я никому не советую использовать позитивные аффирмации в духе «я самая обаятельная и привлекательная». Если вы сами не верите в то, что говорите, это не сработает и даже может вогнать в депрессию. Но всегда имеет смысл остановиться и сказать: «Я отлично справился со сложным делом. Какой же я молодец!». Важно не отмахиваться от реальных, пусть даже небольших достижений, а отмечать их, концентрируя на них внимание.

  • Марина Мелия, психолог, executive-коуч

Про бизнесвумен

С какими проблемами к вам приходят женщины-предпринимательницы? Их запросы отличаются от мужских?

В бизнесе у всех примерно одни и те же проблемы вне зависимости от пола. Если говорить об особенностях, то женщины больше перфекционисты, чем мужчины. Они хотят быть отличницами во всем: и чтобы бизнес был успешный, и чтобы выглядеть на все сто, и чтобы дети учились в Оксфорде или Гарварде, и чтобы среди друзей были одни знаменитости. Кажется, что здесь плохого? Но такая требовательность к себе ведет к неврозам, а затем к депрессии. Невозможно быть отличницей во всем. Надо разрешить себе быть несовершенной.

Что я рекомендую клиенткам, которые слишком себя загоняют? Четко выстроить систему приоритетов — отделить важное от не очень важного и распределить свое время и силы в зависимости от этого. Я это называю правилом трех «В». Первое «В» — это ведущее дело, оно всегда одно. Второе «В» — просто важные дела (их может быть два) и третье «В» — дела второстепенные (их может быть три-четыре). Это наши приоритеты на ближайшие неделю, месяц или год. На них мы направляем всю свою энергию. На остальное тратим ее по остаточному принципу.

Как это выглядит на практике? Например, деловая женщина родила ребенка и решила посвятить ему ближайший год жизни. Тогда уход за ребенком будет ее ведущим делом на этот период. Это ее абсолютный приоритет. На второе место она ставит свой бизнес. Сейчас им управляет исполняющий обязанности, но надо присматривать за тем, как идут дела. На этом же уровне важности она может оставить отношения с отцом ребенка. На третьем уровне приоритетов среди второстепенных дел оказываются взаимоотношения с родственниками, друзьями, культурная жизнь.

А как же фитнес, светская жизнь, ремонт дачи, еще хотелось китайский язык выучить? Все это скорее всего придется отложить. Каждый человек сам выбирает как распределить дела в пирамиде приоритетов. Главное помнить, что запас нашей энергии ограничен, если мы потратим ее на что-то одно, то ее не хватит на другое.

Про наследников

Если отбросить пандемию, то как за последние 10-15 лет изменились запросы ваших клиентов?

В нашей стране большое количество людей начали заниматься бизнесом примерно в одно и то же время. И значит у всех более или менее одновременно подросли дети и внуки, и остро встал вопрос о передаче дел наследникам. Так что не случайно ко мне приходит много клиентов с просьбой помочь осуществить «трансфер власти» в их бизнесе. Но выясняется, что обе стороны к этому не готовы.

Почему не готовы дети?

Чтобы управлять бизнесом нужны лидерские качества, очень развитый социальный интеллект и колоссальная выдержка. А как чаще всего воспитывали своих детей первые российские предприниматели? Их будущие наследники росли в «золотом гетто», любое их желание удовлетворялось по первому зову, их жизнью жестко управляли родители. Как может развиться социальный интеллект у ребёнка, который общается только с себе подобными или со взрослыми из числа обслуживающего персонала? Откуда взяться выдержке, если тебе ни в чем никогда не отказывают? Что касается лидерства, то оно развивается в условиях свободы и благодаря опыту самостоятельности. А как сейчас воспитывают детей? Их день расписан по минутам, их возят с одного дополнительного занятия на другое, у них просто нет времени, которым они могут распорядиться сами, чтобы научиться управлять хоть чем-нибудь.

Почему не готовы родители?

Им кажется, что они готовы. Но это не так. Твой ребенок — это не ты сам. Получив бразды правления, он будет поступать не так, как поступил бы ты. Возможно компания станет под его руководством даже лучше, чем была при тебе, но она будет другой. Здесь у основателя компании возникает масса сомнений и страхов. И какое бы решение не принял наследник, ставший у руля, он сразу получает по рукам от своего от отца.

Изменилась ли ценность семьи, ее роль для предпринимателей-мужчин?

Сам институт семьи сейчас переживает кризис. В ее традиционной модели муж зарабатывал деньги, а женщина занималась хозяйством и детьми, была податливой и покорной. Каких-нибудь 100 лет назад людям было очень тяжело жить без пары. Сейчас ситуация другая и нет никакой необходимости терпеть друг друга, если отношения не сложились. Даже ребенка вполне можно вырастить в одиночку. Люди теперь ищут в первую очередь близкого человека — кого-то, кто будет подпитывать тебя энергией, с кем у тебя есть общие интересы, с кем нравится проводить время. Это касается и мужчин, и женщин.

Поэтому сегодня главное не сколько лет ты прожил в одном браке, а как ты ведешь себя по отношению к жене или к мужу. Если у тебя за спиной развод, то важно, как вы расстались с предыдущими партнерами, и как ты выполняешь свои родительские обязанности.

Согласны ли вы с высказыванием, что «За каждым успешным мужчиной стоит любовь женщины. За каждой успешной женщиной стоит предательство мужчины»?

Мне кажется, что за каждым успешным мужчиной и за каждой успешной женщиной стоял человек, который поддерживал его своей любовью. Я сейчас говорю не только о романтической любви хотя, конечно, принято считать, что в жизни каждого должна быть большая, настоящая любовь, но в жизни, увы, она встречается редко.

Древние греки использовали разные слова для описания видов любви. Есть любовь «эрос», а есть любовь «агапэ». Это бескорыстная любовь, искреннее беспокойство одного человека за благополучие другого. Такая любовь дает поддержку, питает энергией, помогает выдерживать невзгоды. Без нее человеку трудно чего-либо добиться. Не важно кто поддерживает тебя такой любовью — муж или жена, мама, отец, бабушка, брат, сестра, друг — её точно надо ценить, и она очень помогает на пути к успеху.

К вам, наверняка, часто приходят люди, которые уже имеют все – успешный бизнес, шикарный дом, яхту, самолет, взрослых детей, а дальше пустота, человек потерял вкус к жизни. Что советуете в таком случае?

Вы сейчас перечислили джентльменский набор, который символизирует счастье в представлении большинства людей. А что делает нас счастливыми на самом деле? Драйв, вкус к жизни, эмоциональная насыщенность нашего существования. Если все желания удовлетворены, а новых не появляется, то жизнь неизбежно наполняется скукой и апатией.

Можно ли вернуть былой драйв? Можно. О том, как это сделать, я пишу в своей новой книге «Хочу, могу, надо». Ее первый тираж почти полностью разлетелся, не успев появиться на книжных полках. Чтобы сделать свою жизнь счастливой, надо разобраться со своими «хочу», «могу» и «надо». Богатые и знаменитые тут не исключение. Надо для начала сесть и подумать, а чего я на самом деле хочу. Вот если бы не дом в Майами, жена-красавица, яхта, бизнес, статус — как бы я хотел жить и чем заниматься? Это очень сложный вопрос, многим об этом страшно даже помыслить. А вдруг то, к чему я так упорно шел, это совсем не то, что мне надо. И что? Вот так все бросить? Я не призываю ничего бросать. Надо просто осознать свои истинные желания и спокойно их обдумать.

Дальше надо разобраться с тем, а что я могу, каков мой потенциал. Хотя в наше время есть миллион возможностей, если не идти проторенными дорогами.

И третий вопрос — а надо ли кому-нибудь кроме меня то, чем я хочу заняться. Мы — существа социальные, нам необходимо знать, что мы не зря коптим небо, что есть какой-то смысл в том, что мы делаем. А как только мы сформулируем, что конкретно хотим получить, к нам довольно быстро придет понимание, как этого добиться.

  • архив Марины Мелия

    Марина Мелия с мужем и детьми

Про личное

У вас трое детей, все они взрослые состоявшиеся люди. К вам они обращаются за помощью, если находятся в стрессовой или сложной ситуации?

Мы общаемся постоянно, уже как друзья, так что я в курсе их дел всегда, а не только тогда, когда у них что-то случилось. Я вижу свою задачу в том, чтобы помогать или как минимум не мешать им в их собственных устремлениях, не навязывать им те цели, которые мне кажутся более верными или перспективными.

Например, мой старший сын довольно долго искал себя. У него экономическое образование, сначала он работал бизнес-аналитиком в банке, но быстро почувствовал, что это не его призвание. Он серьезно увлекся историей, долго сидел в архивах, написал книгу о военно-экономической истории нашей страны с 1921 по 1941 год, которую высоко оценили специалисты. Потом он занялся волонтерством и фотографией. Он шесть лет путешествовал по Турции, побывал и в цыганском таборе, и в бандитском притоне, а по итогам поездки издал книгу. И, кстати, известный фотожурналист Сергей Максимишин во время последнего интервью назвал эту книгу самой интересной среди фотоальбомов за последние 20 лет. Сейчас мой сын работает с детьми аутистами, написал книгу «Мир аутизма. 16 супергероев», преподает в Высшей школе экономики. Он, наконец, нашел себя. Я все время его поддерживала, хотя многим такие «метания» казались нелогичными. Главным для меня было то, что он всегда был занят делом, которое его интересовало, и посвящал ему всего себя без остатка. Мне не важно, приносит ли это дело хорошие деньги, тем более, что мой сын не очень дорожит комфортом и равнодушен к дорогим вещам. И хотя в этом мы отличаемся, моей задачей всегда было помочь ему прожить его собственную жизнь, а не навязывать мою формулу счастья.

Есть ли какие-то ошибки, которые вы совершили в воспитании детей?

Мне уже задавали этот вопрос, и я отвечала, что моя ошибка в том, что я не учила их музыке. Но сейчас я скажу иначе, пусть это и прозвучит нескромно. Я считаю, что никаких глобальных ошибок я не совершила. Я вижу результаты своего воспитания. Моя дочь часто повторяет, что у нее было счастливое детство, и она хочет, чтобы у ее дочки было такое же. Если у родителей хорошие отношения со взрослыми детьми, они дороги, интересны друг другу, значит все было сделано правильно. Все мои дети заняты делом, они прекрасно смогут прожить без моей поддержки. Так что я выдержала родительский экзамен. Поэтому может и ладно, что я не научила их музыке.

В чем вы черпаете вдохновение?

В любви к жизни! Вокруг происходит много всего интересного – новые технологии, взгляды, возможности. Это вдохновляет. И еще я давно придерживаюсь формулы, которая помогает не растрачивать энергию попусту: надо говорит то, что думаешь, а делать то, что говоришь! И тогда ее хватит на долгие годы.

Комментарии

Наши проекты