Что не так с российской модой? Объясняют Алла Вербер, Ольга Михайловская и другие эксперты

По просьбе «Собака.ru» фэшн-директор ДЛТ и ЦУМа, колумнист Vogue, стилист, историк моды и другие удаорники фэшн-труда подвели итоги показов российских дизайнеров и выбрали те, которые им больше всего (не) понравились.

Екатерина Петухова, консалтинговое агентство 

Оскар Ренкель, фэшн-гуру, совладелец агентства Bad Mamas

Алла Вербер, фэшн-директор ДЛТ и ЦУМа

Ольга Михайловская, колумнист Voguе

Мэган Виртанен, историк моды

Кирилл Шаповалов, блогер, диджей

Bella Potemkina

Мэган Виртанен: Годами я жду, когда выйдет из употребления популярный лук «я стою у ресторана, замуж поздно, сдохнуть рано». Видимо, не при моей жизни. Финальный образ иначе как квинтессенцией не назвать. Миленькие платьица в духе японских лолит ситуацию только усугубляют.

Екатерина Петухова: Это, очевидно, самый дорогой показ — его открывала Ольга Бузова. Причины успеха этого бренда в том, что русские женщины одеваются, чтобы порадовать и привлечь мужчин и вызвать зависть у женщин. Тут оба условия выполняются. В вещах чувствуется целеустремленность. Я все думала, как обозначить стиль марки, но за меня это сделали ее создатели — на сайте четко и лаконично названо «прикрытая сексуальность». Мне нравится, как бренд работает с коллективным бессознательным (возможно, даже не покидая зону этого коллективного бессознательного) — я долго вглядывалась в логотип, пытаясь понять, что он мне напоминает — это же пакет с Марианной! Помните? Такой был в каждом доме в 90е!

Ольга Михайловская: Мне всегда кажется, что этих, так называемых светских дизайнеров надо оценивать по особой шкале. Они создают рабочие места, часто помогают поддерживать вымирающие ремесла, у них есть поклонники, которые с удовольствием носят их одежду, счастливы присутствовать на их шоу и даже принимать в них участие. Ну и слава богу! Порадуемся за них.

Оскар Ренкель: Это мода рынков. ТЦ в спальном районе. Тихий ужас и кошмар. Я больше никак это не могу прокомментировать. 

Alexander Terekhov

Алла Вербер: У Терехова очень красивые вещи на выход, особенно блестящие, по которым все сейчас сходят с ума. Это действительно серьезный, большой бренд, который сейчас хорошо продается.

Ольга Михайловская: Как всегда очень профессионально сделанная коллекция, в хорошем смысле коммерческая, на сей раз совсем минималистичная, такой прямо Halston 70-х.

Екатерина Петухова: Бренд Alexander Terekhov празднует 10 лет. Говорят, что в регионах он на втором месте по продажам после Dolce&Gabbana и Brunello Cucinelli. Как говорил в незабываемой программе Сергей Дружко: «Сильное заявление! Проверять его я, конечно, не буду!». Потому что отчасти в него верю. Действительно, в регионах Terekhov в каждом магазине рядом с тяжелым люксом — Dior, Celine. Думаю, что эта коллекция будет в ритейле очень успешной. Это же показ-бенефис. Лучшее и любимое за 10 лет. Многие ругают Терехова за то, что он стилист, а не дизайнер. Но послушайте, видно, что он, в отличие от многих дизайнеров, сразу думает о людях, которые будут это продавать и носить. Видно, что все это хорошо сшито и скроено, сделано из качественных материалов и с учетом особенностей телосложения наших женщин. Поэтому русские дамы, которым не всегда подходят зарубежные марки, у Терехова тоже всегда для себя найдут подходящие модели. Классика, изящная простота, сексуальность. На все это всегда есть покупатель. То, что и Александр, и Оксана Лаврентьева, чей вклад в успех марки ничуть нее меньше, люди талантливые — это бесспорно. Ну и в конце концов, не могут же все вдохновляться пакетом с Марианной.

Оскар Ренкель: Всем нравится, а мне скучно. Как в магазине COS. 

Slava Zaitsev

Мэган Виртанен: Мэтр, учитель, отец-основатель, и так далее, и тому подобное. Это уже не про моду и не про актуальность, это про Традицию с большой буквы. Кто хочет «посвежее» — им в другую дверь, тут речь о виртуозе своего собственного жанра. Носить необязательно, коллекционировать рекомендуется.

Екатерина Петухова: Тут точно правильный год указан? Вообще желаю всем нам такого же творческого долголетия, как у Вячеслава Михайловича, а ему — здоровья и еще многих и многих коллекций. 

Оскар Ренкель: Я не понимаю, как можно такое делать в 2017 году. Никаких тенденций, дико устаревший крой, славянские сочетания цветов, от пуговиц я вообще ослеп! Эта коллекция сочетает в себе все худшее, что было в моде 90-х, настоящая машина времени на показ Tom Klaim. Так нельзя. Либо пора одевать депутатов женского пола, либо взять другого, более молодого и креативного дизайнера руководить брендом. 

Saint-Tokyo

Мэган Виртанен: Не знаю, как насчёт «россиянки, попавшей на Марс», но хипповки получились весёлые. По крайней мере, для меня это не столько 2000-е, сколько дети цветов. Конечно, «прихиппованных» образов разной степени забавности мы за последние три года видели на подиумах много, но наконец-то кто-то сделал их не похожими на иллюстрации из модного журнала начала 70-х. Да и начала 2000-х, если уж на то пошло.

Alexander Arutyunov

Алла Вербер: У Арутюнова всегда очень креативные, модные и интересные показы. На этом мне больше всего понравились клетчатые вещи и сапоги.

Мэган Виртанен: Сочетание уютного дачного чаепития с «Волшебником страны Оз» в версии MGM 1939 года, того самого, с костюмами работы Адриана. Раз уж мы о личных мнениях, то позволю себе немного вкусовщины: отделаться от встающих перед глазами образов клетчатых скатёрок на верандах я не могу. А леопардовый принт в сочетании с красным шифоном в горошек я просто сделала себе задачей «развидеть».

Кирилл Шаповалов: В новой коллекции Александр Арутюнов замешал личные задумки и мировые тенденции, получив на выходе уникальный продукт. Российским и не только модникам его вещи придутся по вкусу — я участвовал в показе и образ полностью мне соответствовал. Носить одежду от Арутюнова — колоссальное удовольствие. Поверьте (а потом проверьте).

Оскар Ренкель: Круто, целостно, емко. Работа художника. Очень много новых идей, которые мы потом увидим в коллекциях других российских (и не только) дизайнеров. Да и сам показ интересно смотреть — он погружает в голову автора. Уверен, Арутюнов с легкостью возглавил бы пару-тройку модных домов первого эшелона. 

Dasha Gauser

Ольга Михайловская:  Аккуратно все тренды процитированы, и цвет, и оборки, и перья, и тюрбан на голове. Все как на полке в магазине. Понятно, что это продается и понятно, что по вполне демократичным ценам. Может быть, стоит ограничиться презентацией в шоу-руме?

Мэган Виртанен: Ещё один бессмертный жанр — платье для выпускного и платье для корпоратива. С заходом на столь же бессмертные драпировки в духе греческих. Хочется сразу перефразировать классику: «Та богиня — мраморная, нарядить — от Ламановой, ой, простите, от Gauser». Только смотрю я на перья, и птичку жалко.

Екатерина Петухова: Уверена, что все эти наряды будут замечены нами в ближайшем июне на «Алых Парусах». Тут все выстроено по хронологии. Вот в первых образах юное создание еще собирается на выпускной — на голове банное полотенчико, потом она уже на празднике, платье в пол в нежных пастельных тонах, как известно, призванных подчеркнуть сияние молодости. И вот в конце «окончен школьный роман, махну сиреневой кистью», а в нашем случае — пером.

Оскар Ренкель: Плохо, очень плохо. Платья на выпускной — тот же фасон, тот же крой, тот же люрекс. Да еще и бархатные шторы с полотенцем в придачу. 

Artem Shumov

Мэган Виртанен: Каюсь, больше всего мне понравился элемент стайлинга — бандаж. Думаю, у каждого из нас есть знакомый юноша, которому смирительная рубашка подошла бы лучше любого другого варианта. Ну а если не ерничать, то это очень красиво и качественно, хотя не все вещи можно считать применимыми в условиях российских городов, где крайне традиционное и консервативное понимание мужского стиля.

Sorry I'm Not

Мэган Виртанен: Любите ли вы самоцветы, кристаллы, жеоды, друзы и прочие минералы так, как люблю их я? Последнее платье разбило моё сердце. Вот она, настоящая Хозяйка Медной Горы в наряде с вкраплениями кварца. А что цвет не изумруда, а цитрина — это детали. Чистая вкусовщина, но после такого платья мне уже всё равно, что там ещё в коллекции — она по умолчанию прекрасна, поскольку там есть ОНО.

Оскар Ренкель: Нравится, но у бренда всегда будто две коллекции в одной — так обычно бывает у начинающих дизайнеров. Половина вызывает у меня восторг, а другая половина будто вообще с другого показа. Видимо, все хорошее должно отлежаться в погребах — я вижу, когда одежда шьется на скорую руку. 

Alexandr Rogov

Екатерина Петухова: Александр — человек, который живет в сумасшедшем графике: ведет программы, пишет книги, создает коллекции для косметической фирмы. Одним словом, заботится о том, чтобы русские женщины выглядели достойно. На этом тернистом пути его поддерживает разве что программа «Модный приговор» на 1 канале. Думаю, что поэтому у Александра, человека безусловно очень талантливого, остается на собственную коллекцию не так много времени как хотелось бы. И мы не можем до конца рассмотреть в ней его многогранный талант. Что тут видно? Видно, что Александр хороший стилист и ему очень нравится YSL. Многим он нравится. Не вижу тут ничего предосудительного.

Оскар Ренкель: Новаторства я в этой коллекции не вижу, но мне она нравится — это то, что хочется носить прямо сейчас. Единственное — дизайнеру стоит чуть меньше почитать Gucci — это становится очень заметно. 

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также