Наталья Калашникова

Врач-косметолог и владелица салонов красоты «Белая лилия» и Carita является успешным руководителем и креативным директором компании «Солком» – одного из ведущих дистрибьюторов лечебной и профессиональной косметики в России.

 

 

Откуда вы черпаете энергию, есть ли у вас хобби?

 

Лучший способ освежить сознание – это путешествия. А еще сейчас я увлеклась фотографией. Получаю от этого огромное удовольствие, и, наверное, поэтому мне везет с кадрами: то Папа Римский благословит, то Карл Лагерфельд из «роллс-ройса» навстречу выйдет. Когда в руках фотоаппарат, замечаешь больше интересного и красивого вокруг.

 

Как вы решили стать косметологом?

 

На четвертом курсе медицинского института мне попалась красивая статья об одном косметическом салоне в Германии. Я загорелась мечтой стать косметологом и открыть в Самаре такой же салон. В том же году я стала финалисткой конкурса «Мисс пресса СССР», получила приз от медицинского центра Sana при посольстве Франции и возможность пройти стажировку в их аптеке. Тогда я впервые увидела такое количество разных марок и мне захотелось узнать все про каждую баночку. Так я стала специалистом по французской лечебной косметике. В то время, когда в наших аптеках не продавалось даже ватных палочек, но я была уверена, что в будущем это пригодится.

 

Что было потом? Когда вы открыли салон?

 

Потом была ординатура по дерматологии, учеба на врача-косметолога в Москве. Весной 1994 года мы с моим будущим мужем, тоже медиком, открыли в Самаре первый салон европейского стандарта, который потом вырос в салон «Белая лилия» со специализацией на эстетической косметологии класса люкс. Семь лет назад мы открыли Дом красоты Carita. Поскольку оба салона ориентированы на одну клиентуру, мы решили объединить их под общей крышей в самом красивом месте нашего города.

 

С чего начался ваш с мужем дистрибьюторский бизнес?

 

Когда в 1995 году в России появилась «первая ласточка» из аптечных марок – Vichy, мы (компания «Солком». – Прим. ред.) сразу стали представлять ее в Самаре, первыми из регионов. Затем каждый год добавлялись новые марки. Сейчас в нашем портфеле более тридцати брендов. Мы поставляем косметику в две с половиной тысячи аптек и пятьсот салонов в ста шестнадцати городах восьми регионов России.

 

То есть вы поставляете косметику в другие салоны?

 

Это марки L'Oreal Professionnel, Matrix, Redken и Kerastase для парикмахеров. Сейчас открываем новую учебную студию, так как работа с салонами предполагает постоянное обучение мастеров.

 


Я стала специалистом по лечебной косметике, когда в аптеках не было даже ватных палочек


 

Не сложно совмещать два различных направления в работе?

 

Это очень эффективный симбиоз. Моя задача в компании – выбор перспективных марок для дистрибуции, опыт косметолога в этом очень помогает. Как креативный директор я общаюсь с первыми лицами – создателями брендов, технологами, бываю на фабриках и в лабораториях. Это неоценимо расширяет мой кругозор как владелицысалона.

 

Если не секрет, какой косметикой пользуетесь вы?

 

Мои любимые средства из Maria Galland и Carita, есть must-have из аптечных марок. За двадцать лет работы с лучшими марками становишься таким косметическим гурманом, ищешь редкие, особенные марки. Сейчас на выставке в Париже я познакомилась с Маризой Беренсон – топ-моделью семидесятых, внучкой Эльзы Скиапарелли. Она подарила мне кремы своей марки с соком кактуса, все в бархатных мешочках, с монограммой.

 

Париж – ваш любимый город?

 

Это так. У этого города особая энергетика, меня волнует все, что с ним связано. У меня даже кот - коренной парижанин. (Улыбается.)

 

Правда, что к вам в салон приезжал президент L'Oreal?

 

Прошлой весной L'Oreal по неизвестной причине закрыли свою марку Keraskin. Мы работали с ней в салоне, она была превосходной. Когда я написала возмущенное письмо президенту L'Oreal – меня не волновало, насколько это наивно. Но Жан-Поль Агон во время визита в Россию приехал ко мне в салон, чтобы лично дать ответ . Я волновалась не на шутку, потому что это было из области фантастики. Он сказал, что не может изменить ситуацию, но постарается ее исправить. Через три месяца L'Oreal купили у Shiseido марку Carita.

 

Вашей дочери девять лет. Она тоже хочет стать косметологом?

 

После путешествия по Провансу (за поездку мы сменили десять отелей, даже жили в доме известного французского повара и ресторатора Алена Дюкаса) она хочет стать мишленовским поваром. Конечно, благодаря мне. Арина знает про косметику гораздо больше многих взрослых женщин. Я привезла ей из Франции новую линию средств для детей, спросила ее мнение. «Мне очень понравилось, – сказала она, – но я бы изменила отдушки, состав, упаковку и название».

 

А еще важно знать, что:

 

Салон красоты «Белая лилия» – один из немногих в городе, где некоторые мастера работают практически с самого основания. Наталья Калашникова является не только директором, но и практикующим врачом-косметологом. Она предпочитает лично передавать знания косметологам и несколько раз в год отправляет специалистов на обучение за границу.

 

Текст: Юлия Васина

Фото: Артем Голяков

Комментарии (0)
Автор: Darya Manakova
Опубликовано:
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также