Сергей Кривчиков: «Считаю, что Самара - это Майями средней полосы страны»

Режиссер фестиваля «ВолгаФест» приучил нас к тому, что каждое лето половина Самары встречается на набережной, чтобы скупить городской мерч и стать частью большого праздника. Считая себя стопроцентным волжанином, и, как глава команды бара «Турбаза Ветерок», он считает, что прервать работу на пиво для самарца – это нормально.

Самара моего детства – это частные дома, парк «Дружбы», магазин «Школьник», молоко в бидоне, крыши гаражей и улица Гагарина, как самая дальняя точка города. Набережную и площади я увидел позже, а тогда Самару для меня представляли улицы Промышленности и Советской Армии. Еще вспоминается чудовищный рынок на Ленинградке, где приходилось примерять джинсы, стоя на картонке.

Мои первые ассоциации с городом – это Волга и лето. Я до сих пор считаю, что Самара - это Майями средней полосы страны.

Больше всего в Самаре мне нравится ее специфичный ритм жизни, который я зову «волжское разгильдяйство». Еще я очень люблю старый город, набережную, родной Жигулевский пивзавод, близость большой реки и «Заволгу» - именно слитно и никак иначе.

Нашему городу не хватает чистоты улиц, крупной концертной площадки, нового и адекватного подхода к городским пространствам, газонов, на которых можно валяться, и музея современного искусства.

Самара - очень разная. С одной стороны, это Волга, Самарская площадь, «Дно» и моя любимая улица Чапаевская. Но когда я оказываюсь у «Вива Лэнда», у меня складывается полное ощущение, что это не Самара, а, например, станция метро Кузьминки в Москве. Мне также нравится гулять по Победе: в ней есть свое очарование - совсем не такое, как на Алексея Толстого.

Мне кажется, самарцы устали от постоянных и однообразных городских Маслениц и Дней города. Им хочется чего-то больше, чем фейерверк, выставка военной техники и «Дискотека авария». Поэтому, когда мы создали «ВолгаФест» и предложили участвовать, а не потреблять, большая часть горожан с огромным удовольствием откликнулась на этот призыв. Лично мне очень нравится, что наш фестиваль делает и без того прекрасную самарскую набережную капельку лучше. Нравится знакомить любимый город с классными проектами со всей России и не только.

В этом году мы решили поэкспериментировать и посмотреть на город не из 2018, а из 2081 года. Будущее – штука загадочная, поэтому мы предложим гостям три его альтернативные версии. Ну а какая будет ближе гостям фестиваля – увидим на «ВолгаФесте».

Мы искренне считаем, что фестиваль должен запускать какие-то новые процессы на своей территории. От локальных - когда участники гастрономической площадки «ВолгаПикник» становятся постоянными арендаторами набережной, и на ней появляется хороший самарский стритфуд – до общегородских. Поэтому мы надеемся, что будут появляться новые события и мероприятия, главным акцентом которых станет не культура потребления, как сейчас, а культура участия.

Мне кажется, в случае с успехом «Ветерка» все дело в честности - перед собой и перед теми людьми, которых ты видишь или хочешь видеть в баре. Мы делали заведение для себя, для своих друзей и знакомых, для таких же людей, которые ходят с нами по одним и тем же улицам, и которые так же, как и мы, любят свой город и самарское пиво и знают, чего они хотят от бара. Нам не хватало такого места, и мы его открыли.

Я считаю себя волжанином, у меня даже майка такая есть. Волжанин – это, прежде всего, гедонизм, особое состояние внутреннего спокойствия и легкой лености. Волжанин искренне не понимает, почему он не может прервать рабочий день, чтобы прогуляться по набережной, выпить кружку янтарного (одну, честно-честно) или просто поразмышлять о добром и вечном. Волжанин с уверенностью заявляет, что его город – это город-курорт. Даже если в конце марта здесь валит снег.

Текст: Люба Саранина
Фото: Андрей Сапрыкин

,
Комментарии

Наши проекты