Книжная полка: «Истории питерских домов, рассказанные их жителями»

В издательстве «Бомбора» вышла книга «Истории питерских домов, рассказанные их жителями». Ее авторами стали редактор «The Village. Петербург» Юлия Галкина, исследователь домов Санкт-Петербурга, номинированный на премию «ТОП 50. Самые знаменитые люди Петербурга» Максим Косьмин и фотограф Антон Акимов, который ранее участвовал в работе над книгой «Истории московских домов, рассказанные их жителями». Они посетили самые интересные петербургские дома и пообщались с их коренными жителями. Антон Акимов рассказал нам, как шла работа над книгой.

Как шел сбор материала?

Материал мы собирали в течение двух лет. Ходили по домам и квартирам, фотографировали, разговаривали с жителями. Дома и жителей, которые там живут давно, мы искали разными способами – через знакомых, через объявления в социальных сетях, а в какие-то дома просто шли и звонили в квартиры, хотя и там предварительно знали, что есть старожилы и что сохранились оригинальные интерьеры. В основном у самих жителей был интерес к тому, что мы делаем книгу, поэтому они рассказывали о том, что было раньше, вспоминали про жизнь дома, семьи, соседей.

Коренной петербуржец – что это за человек? Можно составить обобщенный портрет?

Я так понимаю, что коренной житель – этот тот, чьи предки живут в одном месте несколько поколений. Если речь идет о том, что объединяет жителей Петербурга из нашей книги, то, я думаю, это какое-то особое отношение к месту – своей квартире, дому. То есть всегда есть что-то, почему эти люди остаются – я думаю, что это не только любовь к своему дому и тому, что его окружает, хотя часто так и есть, но и может где-то привычка. Трудно сказать, на самом деле, в каждом случае индивидуально все-таки. 

 

Были забавные, курьезные случаи во время сбора материала?

Я даже не помню, что у нас были какие-то забавные случаи. Было здорово, когда где-то мы попадали туда, куда не ожидали попасть – выходили на крышу или на чердак, или жители проводили нас к своим соседям-старожилам. В доме Александро-Невской Лавры мне подарили кирпич от разобранной печи, так он у меня и хранится. 

Ваша личная цель создания этой книги?

Получается, что я как фотограф связан с двумя книгами – о домах Петербурга и о московских домах. Мы переехали, и я захотел сделать книгу здесь. Если выделять что-то особенное, то для меня важна причастность к тому, что мы создаем, в данном случае к документу, наша книга ведь – это документальное исследование. Такая фиксация памяти, того, что было, что еще осталось, может, скоро чего-то уже не будет. И еще, конечно, исследовать и фотографировать – это удовольствие, вдохновение, удивительные чувства. Особенно здесь, в Санкт-Петербурге.

История, зацепившая больше всего?

Конечно для меня самая невероятная история – это дом на Подольской, 16, и квартира, в которой я живу. Дом после капремонта, и включать его в книгу мы не собирались. Пока неожиданно Максим Косьмин не нашел в нем старожилов, моих соседей из другой парадной. А потом оказалось, что архитектор Лишневский жил в этом доме в двух квартирах, одна из которых моя. Так неожиданно не только дом попал в книгу, но и я сам, как житель бывшей квартиры известного архитектора. Какое-то удивительное совпадение и стечение обстоятельств. Удивительно еще и потому, что мы с семьей вообще не рассматривали этот район, искали квартиру в совсем другом месте. Случайное объявление, помню, понравилось из-за вида на крыши. Поехали, посмотрели, какая-то атмосфера была в квартире, в доме. А в итоге вот как все оказалось.

,
Комментарии

Наши проекты