Иллюзия обмана: как выставка из Третьяковки приехала в Самару

  • Сергей Овсепян. На фотовыставке. 1980. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея.

В галерее «Виктория» открылась выставка «Гиперреализм. Когда реальность становится иллюзией». В 2015 году она была представлена в здании Третьяковской галереи на Крымском валу и теперь специально адаптирована под пространство «Виктории». Поговорили с кураторами выставки Кириллом Светляковым и Юлией Воротынцевой об актуальности гиперреализма в наше время. Почему художники стали вдруг перерисовывать фотографии и делать очень реалистичные работы?

Кирилл: Художники поп-арта называли себя новыми реалистами. Их «новая реальность» возникла как альтернатива абстракции. Гиперреализм стал следствием поп-арта и совпал с постмодерном. Теоретики постмодерна, например, Бодрийяр, говорили, что гиперреализм – новый эстетический режим современности, который пришел на смену сюрреализму. Это ситуация расщепленного современного субъекта, который живет в нашей реальности и реальности масс-медиа. В 70-е количество картинок, фото и видео уже зашкаливало, и человек мог видеть свой образ в пространстве медиа. В этом смысле мы до сих пор живем в режиме гиперреализма, а выставка фиксирует начало этой новой эпохи. Художники запечатлели удвоенную реальность, которая родилась после появления фотографии. Наша экспозиция построена на двойном восприятии – бинарности, зритель как бы оказывается между двумя картинами. Сейчас мы спокойно живем в виртуальной реальности, а тогда художники об этом сильно переживали, они чувствовали, что идет раздвоение сознания.

Юлия: Существует также исторический контекст. Советские художники манипулируют терминами: это эпоха соцреализма, на официальных выставках показывают только реалистичное искусство, и эти авторы его и создают. При этом советское идеологическое высказывание там отсутствует – это хорошая альтернатива, которой пользуются художники, которые не хотят делать идеологические, пропагандистские сюжеты.

  • Айли Винт. Северный Ледовитый океан. 1981. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея.

Зачем использовать фотографию, если можно придумать собственные образы и сюжеты?

Кирилл: Мне кажется, фотография сама по началу имитировала живопись, фотографы даже называли себя светописцами. Живопись 60-70-х вдруг абсорбирует в себя фотографию, пытаясь утвердить свое господство. Фото – это все-таки один глаз, а художник имеет бинокулярное зрение. Даже имитируя фотографию, он никогда ее не повторит из-за этой особенности. Живописцы видели, что через фотографию полотна приобретают какую-то странную глубину и ощущение реальности, которой не существует.

Юлия: Они не просто имитируют реальность, а особенности фотографии, которые мы не можем поймать, но схватывает снимок. Сейчас мы наблюдаем это в Инстаграме.

Как возник советский гиперреализм?

Кирилл: Он был инспирирован западным искусством. В Москве в 1976 году прошла выставка американских художников, где было несколько картин в стиле гиперреализма. Также он был известен по журналам. Гиперреализм в США был связан с эстетикой банальности: машины, витрины, закусочные. Советские художники идеологичны – они пытались накачать картины драмой, найти сюжет. Много работ посвящены войне, в том числе Холодной. Сейчас такие войны называют «гибридными», так что разговор о гиперреализме актуален.

  • Александр Петров. Казанский вокзал. 1981. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея.

Зачем понадобилось делать выставку спустя четыре года?

Кирилл: Сотрудники галереи «Виктория» побывали на выставке, и она им запомнилась. К тому же, мы остались в прежнем эстетическом режиме, так что интересно, с чего все начиналось. Искусство этого времени мало с чем ассоциируется у зрителя, хотелось бы немного познакомить его с этой эпохой.

Насколько адаптация выставки к пространству галереи изменит восприятие?

Юлия: Любая экспозиция что-то теряет, что-то приобретает. В Третьяковской галерее она была масштабней, но в этом зале есть своя ситуация. Когда крупная выставка проходит в большом пространстве, вы не можете обо- зреть все разом и в конце плохо помните начало. Здесь картин будет меньше, чем в первый раз, но есть шанс углубиться в них, почувствовать себя в гиперреальности. Например, работа Сергея Базилева «Катастрофа», посвященная Чернобылю, довольно плоско смотрелась на Крымском валу, казалась плакатной и производила смешанный эффект. Сейчас она стала глубже. 

  • Сергей Базилев. Катастрофа. 1986-87. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея.

  • Сергей Базилев. Тир ДОСААФ. 1983. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея.

Как подготовиться зрителям перед посещением вы- ставки?

Юлия: Это популярный запрос от современного зрителя: почему мы пришли к современному искусству, куда делась живопись? Мне кажется, в этом секрет популярности этой выставки в Третьяковской галерее, и, наверно, она порадует и жителей Самары. Степень погружения зависит от того, сколько времени вы готовы на это потратить.

Кирилл: Можно в интернете почитать, что такое симулякр у Бодрийяра и что такое постмодерн, и спокойно идти на выставку.

Юлия: Можно посмотреть работы американских фотореалистов и сравнить с нашими художниками. Они действительно разные. 

Галерея «Виктория», до 4 ноября. 

Текст: Талгат Мусагалиев.

,
Комментарии

Наши проекты