Ксения Овчинникова

  Т Е А Т Р  

 Ксения Овчинникова

Два года подряд она становилась лауреатом губернского конкурса «Самарская театральная муза» — за Анюту в одноименном балете на музыку Валерия Гаврилина и за роль Никии в «Баядерке» Людвига Минкуса. В прошлом году Ксению стали называть Машей — настолько сильно Овчинникова вжилась в роль героини «Щелкунчика», однако до трагедий в стиле Аронофски дело не дошло.

 

 

Когда ваш выбор пал на балет? 

Я его не выбирала. Когда мне было пять лет, во время прогулки с бабушкой мы проходили мимо ларька с мороженым. Рядом висело объявление о наборе детей в балетный класс. Бабушка спросила, нет ли у меня желания танцевать, а я ответила, что только если она купит мне мороженое. С тех пор я в балете.

Что он для вас?

На данный момент — все: и развлечение, и отдых, и работа. Без балета я не мыслю жизни. Как-то я размышляла, что еще могла бы делать, но поняла: ничто не может меня заинтересовать настолько сильно. Балет – это жизнь.

Не могу не спросить о тяготах профессии: изнуряющие тренировки, боли в ногах, диеты — все правда?

Конечно, когда много тренируешься, приходишь домой, и остается лишь одно желание – лечь и уснуть. Что касается диеты... (Ксения улыбается и смотрит на шоколадку, которой угостила меня перед интервью. Прим. ред.). Иногда перед выступлением, когда танцуем в пачках и хочется быть красивой, легкой, можно пару дней посидеть на кефире. Но при этом обязательно рассчитывать свои силы, чтобы хватало энергии на репетиции и тренировки. Вот в общем-то и все.

Что вас стимулирует?

Желание быть красивой, изящной, держать марку балерины.

Когда силы покидают, труд изнурил до невозможности, тогда что?

Иногда после сложной тренировки очень болят ноги, но это настолько приятная, благодарная боль. Ты физически чувствуешь, что поработала над собой плодотворно. Ведь все, что я делаю в балете, – в первую очередь для себя, поэтому результат поддерживает и вдохновляет во время репетиций. На сцене бодрит ощущение, что все было не зря, публика довольна, а значит, и я тоже. Бывает, все не ладится, хочется бросить, слезы душат. Но на следующий день выхожу на сцену и забываю обо всем, потому что там я уже не Ксюша Овчинникова, а кто-то из моих героинь.

Вот это состояние перевоплощения долго длится?

На репетиции мы отрабатываем все, вплоть до взгляда. Язык тела должен быть понятен зрителю – у нас же нет возможности выражать себя словом.

То есть какое-то время приходится жить жизнью героини?

Да, но лишь в репетиционном зале и на сцене. Когда я выхожу оттуда, я снова становлюсь собой. Отключаться нужно обязательно, иначе есть опасность сойти с ума, как в фильме «Черный лебедь».

Какая из ваших героинь любимая?

Люблю их всех, потому что в каждую вживаюсь. Но больше всего обожаю роли в «Баядерке» и «Анюте». Сейчас живу Джульеттой, которую скоро танцую. Мне по душе более игровые постановки, а не просто технические. Не могу не сказать о «Лебедином озере». Первый спектакль, который я увидела, олицетворял мою детскую мечту. В результате я ее исполнила, и по сей день спектакль один из моих любимых, хоть и набивший уже оскомину.

Какая роль вас наиболее раскрыла?

С каждой новой партией я старюсь встать на ступень выше. «Анюта» дала мне самый ощутимый скачок. Это была первая игровая роль, где я почувствовала в себе способности актрисы. И в том же году я стала ведущей балериной волей случая – когда все занятые в спектакле «Спящая красавица» артистки заболели накануне премьеры. Деваться было некуда, и взяли меня. Постановщик спектакля Габриэла Трофимовна Комлева многое раскрыла во мне в плане техники, потому что в этом спектакле важна именно точность и красота исполнения. Думаю, это и есть два наиболее значимых спектакля в моей карьере.

У вас есть профессиональные мечты?

Хочу стать заслуженной артисткой, но не в сорок лет, а сейчас. Кому интересна балерина на пенсии? Лучше быть молодой и заслуженной, доказывающей свое звание из раза в раз. Что касается больших сцен Москвы, Парижа, Петербурга, то я туда не стремлюсь. Хотелось бы пригодиться здесь.

Как вы снимаете напряжение?

У нас всего один выходной – воскресенье, и я валяюсь на диване. (Смеется.) На самом деле все то же, что и у обычных людей: читаем, гуляем, ходим в кино, рестораны. Очень любим с девочками ходить в баню, плавать в бассейне. Это настоящее расслабление для тела и души. Еще мне нравится вышивать крестиком – это меня успокаивает.

Слухи о жесточайшей конкуренции в балете правдивы?

Думаю, да. Хотя в нашем с Катей (Екатерина Первушина – ведущая солистка театра.Прим. ред.) случае – это, напротив, дружба. Безусловно, каждая из нас хороша по-своему, и иногда возникает некоторое напряжение на сцене, но мы сдерживаемся. Случаев с иголками в обуви не было никогда. На тех же, кто что-то говорит или делает за спиной, я никогда не обращала внимание. Работаю и живу, как могу, стараюсь в меру своих сил и переживать из-за пустых разговоров не стану.

 


  • Автор: Niky Ternovsky
  • Опубликовано:

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме