Михаил Чекмезов

Один из пионеров клубной фотографии в Самаре, воспитавший поколение молодых профессионалов, отмечает шестилетие студии PhotoPark.

Вы начинали как светский фотограф и стояли у истоков этого направления в Самаре?

Отчасти да: с 2003 года я занимался клубной съемкой. Первое время — как хобби, потому что работал веб-дизайнером в студии при концертном агентстве «Русская филармония». Собственно, здесь и началась моя деятельность как фотографа. Однажды нас попросили сделать сайт для ночного клуба «Звезда», где в том числе размещались бы отчеты с вечеринок. Надо сказать, что Сергей Ивановский, арт-директор заведения, оказался первым, кто до этого додумался. Профессиональной репортажной съемкой не мог похвастаться тогда ни один клуб.

Но вас ведь тоже нельзя было назвать профессионалом, если вы работали дизайнером.

Да, поэтому первое время приходилось шерстить в Сети в поисках тех, кто уже преуспел в деле. Мало-помалу научился, купил подходящую аппаратуру. Главное же, что дал мне тот период, — знакомства с людьми, благодаря которым я начал продвигаться в профессии. «Звезда» считалась пафосным клубом, где собиралась определенная публика. Я видел уважение ко мне как фотографу представителей тусовки, и у меня росла самооценка.

Как вы переключились на постановочное фото?

Хотелось фоткать красивых девочек. (Улыбается.) Если серьезно, московские приятели к тому времени уже имели свои студии. Вот и я загорелся. Появилось помещение в центре с недорогой арендой. Отлично, думаю, сейчас свет купим и сделаем такие же снимки, как у больших мастеров, что оказалось не так просто. Коммерческих целей не преследовал, хотя к тому моменту осознал, что работать «под кем-то» — не мое. Постепенно фотография вытеснила остальные виды деятельности.

Это уже была студия PhotoPark?

Да. Открылись мы 19 марта 2007 года. Тогда же по нелепой случайности я стал работать с журналом «Город». Ой, вру — с «Первым модным».

В чем состояла нелепость?

Фотограф, который снимал для издания, разбил свою камеру. Так как была необходимость сделать съемку срочно, меня попросили подменить его. Требовалось сфотографировать девушку на простом фоне, после чего дизайнер журнала наложил бы нужный фон. К идее снимать фактически вслепую, не представляя конечной картинки, я отнесся скептически. Когда же увидел результат, готов был преклониться перед дизайнером. После еще долго сотрудничал с «Первым модным», но грянул кризис, и я решил двигаться дальше.

И стали преподавать...

Тогда возникла потребность, потому что многим захотелось попробовать себя в студийной фотографии. Ко мне обращались с просьбой обучить базовым навыкам, но я отказывался.

Чему же вы учили?

Студийной съемке. Хотя, если подумать, первый курс оказался далеким от совершенства. Но я и тогда все понимал, поэтому, набирая группу, предупредил, что это мой первый опыт. Получится — круто. Нет — уж простите. (Улыбается.)

Сегодня вас как мастера стали приглашать в другие города. Организаторы сами на вас выходят?

Первое время, конечно, приходилось себя продвигать. Пока к фотографам не из Москвы относятся скептически. Но вот в Мурманске, например, второй мой мастер-класс собрал в два раза больше слушателей, чем первый. Вообще же свой путь как преподаватель я начал с родного Армавира.

Постойте, вы не из Самары?

Нет. Как и многие, в начале — середине 1990-х, когда мне было лет восемнадцать, я с друзьями занялся коммерцией, которая и привела меня в Самару. Но это долгая история.

Получается, было подспорье? Родители помогли?

Нет. Один высокопоставленный человек в БССР — знакомый родственников моего приятеля — после развала Союза сам занялся предпринимательством и дал возможность заработать нам. Недавно я с ним встретился, и он сказал, что увидел тогда, что хоть мы и были детьми, но мыслили по-взрослому. Нам давали товар на реализацию, от запчастей белорусского производства до продукции легкой промышленности, а мы покупали консервацию, сахар и отправляли в Беларусь. Потом возникли проблемы с криминальным миром Кавказа, и мы решили наладить отношения с Самарой, удобно расположенным купеческим городом. В Саратовской области запустили свое производство, но разорились. Банально купили несколько вагонов некачественного зерна. В общем, мне бы не хотелось вспоминать то время.

Хорошо. Но оно ведь вам что-то дало, кроме негатива.

Для меня те события стали большой школой жизни. Я научился самостоятельно принимать решения, подчас рисковать, но благодаря этому я сейчас развиваюсь сам и развиваю школу. Сомнения, а вдруг не потяну, меня одолевают разве что на время.

 

Текст: Стас Саркисов

Фото: Артем Голяков


  • Автор: Niky Ternovsky
  • Опубликовано:

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также