Илья Руднев

Компания «Бизнес-Гарант», основанная экс-судебным приставом, первой в Самаре открыла магазин готового бизнеса, а недавно официально влилась в тренд поддержки искусства — стала партнером «Арт-холла Татьяны Саркисян».

Насколько долгим оказался путь из органов принудительного исполнения в частный бизнес?

Когда я ощутил нехватку динамики, и мне стало тесно в должности судебного пристава, решение об открытии бизнеса пришло само. Начал с юридического консультирования. Специфика правового обслуживания такова, что только при тесном знакомстве с финансовой деятельностью клиента можно добиться комплексной и исчерпывающей оценки его рисков. Соответственно, родилось направление, отвечающее за бухгалтерский консалтинг. Годы, проведенные в службе приставов-исполнителей, не могли не сориентировать на коллекторскую деятельность. Далее, кризис 1997 года в сфере недвижимости вызвал многочисленные запросы со стороны наших клиентов – представителей отрасли. Потому естественным выбором стал запуск агентства недвижимости. Впоследствии получила актуальность тема быстрого вхождения в предпринимательство, и мы стали основателями площадки по продаже готового бизнеса. Шли, что называется, вслепую — ни опытом, ни рекомендациями коллег вооружиться мы не могли. Продукт стал новаторским на всех уровнях. Так мы пришли к комплексной поддержке бизнеса по всем направлениям, которая позволяет закрывать все потребности малого и среднего бизнеса. Недавно открылся кредитный центр, а на подходе бизнес-школа и кадровое агентство.

Полукриминальный контингент составляет большую конкуренцию вашей коллекторской деятельности?

Никакой не составляет, потому что сегодня обращаться в подобные структуры небезопасно, что становится все более очевидным для клиентов. Работа по понятиям – не в тренде.

Не считаете, что, управляя юридическим бизнесом в нашей стране куда важнее обладать определенными каналами связи и доступом к ключевым персонам, нежели знаниями? В противостоянии отличника и человека со связями зачастую победа на стороне последнего. И закон вкупе с пресловутой справедливостью здесь ни при чем.

Не без этого, но мы владеем всеми инструментами. Однако они не являются основополагающими. Чаще всего такая необходимость возникает, когда оппонент выбирает в качестве способа воздействия на клиента неформальные способы. Тут приходится парировать соответствующим образом. Кстати, хочу подчеркнуть, что тенденция в последнее время меняется.

Название компании свидетельствует о том, что вы гарантируете своим клиентам результат? Не берете деньги в случае проигрыша дела в суде, к примеру?

Именно – мы декларируем прямую зависимость нашего вознаграждения от результата работы. За исключением случаев, когда негативный сценарий по делу для нас предсказуем, но клиент настаивает на его ведении.

Какова ваша главная профессиональная победа?

Конкретные дела пересказывать не стану – их слишком много. В целом основным своим достижением считаю создание уникальной команды, с которой возможно достижение любых горизонтов. Наш главный принцип – всегда актуализировать накопленные знания. Я и сам постоянно учусь. Сейчас прохожу программу Executive MBA в Институте бизнеса и делового администрирования Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте Российской Федерации, в силу чего часто общаюсь с университетской профессурой и прихожу к неутешительному выводу: малый и средний бизнес, испокон веков являвшийся основой экономики страны, изношен. Пласт наукоемких отраслей в принципе отсутствует. Эффективность наших академий составляет тридцать четыре сотых процента, в то время как в Америке – шестьдесят семь процентов, в Азии – семьдесят четыре.

Что же делать?

Чтобы изменить роль сырьевого придатка, надо правильно расставить акценты и обратить-таки внимание на необходимость развития наукоемкой отрасли. А пока можно с уверенностью сказать, что нашу страну и бизнес в целом ждет хаос. Выживут только самые гибкие компании, те, что держат нос по ветру и ловят последние тренды в бизнесе. Мы создали организацию с фрактальной системой, способной адаптироваться к любым ситуациям, а за счет диверсификации бизнеса готовы к любому кризису.

Ну да, ведь в период глубоких перемен спрос на юридические услуги только возрастает. Вы предпочтете дело «с душком», способное вызвать профессиональный азарт, но оставить без дохода, или клиента с рутинным запросом на составление типовых договоров, но с гарантированным вознаграждением?

Я получаю колоссальное удовольствие от любой работы. Даже в отпуск больше, чем на две недели, не езжу – тянет в офис. И в заурядных делах можно найти вдохновение. По крайней мере я ставлю перед собой такую задачу.

Мы не нашли в новостной ленте информации об участии вашей компании в делах государственных мужей. Вы аполитичны?

«Бизнес-гарант» вне политики. Своей гражданской позицией считаю личное обязательство совершенствовать внутреннюю политику компании, а не вмешиваться в государственную.

Вы начали новое для себя направление – поддержка искусства, в частности выставочной деятельности «Арт-холла Татьяны Саркисян». Это ваши личные предпочтения?

Я всегда интересовался спортом, что в свое время побудило компанию стать постоянным партнером федерации фехтования Самарской области. Что касается искусства, это плод коллективной работы. В принципе я просто согласился с общим настроением команды. Мне лично идея стала близкой по причине симпатии к социальной активности галереи Татьяны Саркисян, а именно к тому, как душевно они делают выставки для воспитанников детдомов, насколько мягко и деликатно работают с этой аудиторией.

 

Текст: Катерина Гущина

Фото: Артем Голяков


  • Автор: Niky Ternovsky
  • Опубликовано:

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также