Между временами – в настоящем

Музей балансирует между двумя функциями: сохранять наследие ушедших эпох и идти в ногу со временем - ему необходимы молодые кадры. И они приходят. Самарский Литературный музей – тому подтверждение. Наш материал, как и наши герои, – на стыке старого и нового, словесного и визуального. О тех, кто ломает стереотипы о скучных и пыльных экспозициях и творит культурную жизнь города. О молодых хранителях и популяризаторах.

 

Фото: Ксения Сальникова
Текст: Талгат Мусагалиев
 

Катерина Орлова

Из молодых музейных сотрудников я – ветеран, работаю почти 7 лет. Пришла одной из первых в команду нового директора, Людмилы Михайловны Савченко, чтобы менять музей и открывать его для широкого круга посетителей. Тогда в музее появилось много молодых: Сергей Баландин, Илья Саморуков, Михаил Савченко. Мы с Мишей пришли из Арт-Пропаганды, где в то время тусовалась культурная молодежь. Я там отвечала за театральное направление. С Литературным музеем я познакомилась, когда мы делали спектакль-бродилку «in Чехов‘s way» (по пути Чехова), действие которого разворачивалось на улицах города и частично в самом музее. Мы тогда в прямом смысле привели молодежь из Арт-Пропаганды в музей, о котором они тогда и не знали. После этого мне предложили работать и делать подобные вещи там. В результате мой путь: от младшего научного сотрудника до заместителя директора по развитию. 

У нашей молодой команды была негласная установка на реформы. Мы были первыми в Самаре, кто сделал «Ночь в музее»: сотрудничество с современными художниками, перформансы и инсталляции, огромная проекция на весь костел. Мы чувствовали, что что-то меняем. Но были, конечно же, недовольные, нас ругали: «Так нельзя! Вы не чтите традиции!», и я понимаю, мы пришли со своим уставом в чужой монастырь.

Сейчас, как никогда, должны сочетаться современные технологии и традиционное искусство, современное искусство и музей. У нас есть квартира Алексея Толстого, где он жил – островок старины и атмосферы забытого времени, но вместе с этим есть современная интерактивная выставка о Максиме Горьком. Мы стараемся делать интересный музей для таких же молодых как и мы, делаем современные выставки, много событий, фестивалей, сотрудничаем с дизайнерами, поэтами и писателями, художниками и фотографами. При этом не забываем про рамки и темы, в которых мы существуем.

Я горжусь тем, что это моя работа. Она обеспечивает меня друзьями, контактами, интересным досугом. Параллельно у меня бывают и сторонние проекты: IВолга, Волга-Фест. Но музей – это основа, на которую все нанизывается, без которой что-то делать сложно.

Я настолько отождествляю себя с Литературным музеем, что я не мыслю, что он не мой. Он абсолютно мой.

Анастасия Пупышева

Я училась в колледже на дизайнера, сейчас заочно в МГПУ на PR и рекламе. Работала в рекламной компании, но решила, что если обманывать людей, так с пользой, и пошла в Литературный музей. 

Мне близок его настрой и колорит. Это место, где всегда тепло, это твой второй дом. Я творческий человек, рисую, занимаюсь сейчас каллиграфией. Наверно, я такая непонятная.

Алексею Толстому я бы сказала большое спасибо за то, что он в свое время стал писать фантастические вещи. Насколько я осведомлена, он был первым в России, кто стал писать фантастику в таком виде.

Мне кажется, музеи и современные арт-объекты это неразделимые вещи. У нас есть переход во втором доме, он пустой. Мы хотим там что-нибудь сделать, может это будет портрет Толстого в стиле граффити. Чтобы когда человек переходил из одного зала в другой, современное искусство растормошило его.

Музей должен вызывать какие-то чувства у человека.

В кабинете у научных сотрудников висит плакат: «ЛитМузей – спасибо за друзей!» И это так.

Музей – ни в коем случае не работа, я не воспринимаю его так. Говорят же эту банальную фразу, что если ты найдешь работу по душе, ты не проработаешь ни дня в свое жизни. Наверно, я нашла свое.

Когда говоришь своим сверстникам, что работаешь в музее, они спрашивают: «Ты там с бабками сидишь что ли?»

Мне все равно на личную жизнь творческих людей, только творчество. Какая разница, что творил писатель, если он писал классные книжки.

Когда Толстой несколько раз возвращался к родственникам в Самару, он писал, что в городе люди спиваются и свинеют. Горький тоже писал в памфлетах обличительные вещи про Самару. А мы и тому и другому сделали музей.

Людмила Малкина

Я ветеринарный врач, училась в СГСХА. Проработала 6 лет по специальности и в какой-то момент поняла, что это не то, чем хочу заниматься. Произошла переоценка ценностей. Искусство всегда было мне близко: увидела объявление на работу в Литературный музей и решила попробовать. Теперь - младший научный сотрудник отдела по работе с публикой. 

Моя бабушка - филолог, а мама - историк. Поэтому я выросла на литературе. Это образ жизни, способ духовного развития.

В основном работаю с детьми, и это чудесно. Дети способны поражать. Они совершенно иначе смотрят на этот мир, они очень открыты, отзывчивы и чувствительны. Я научилась у них определенному взгляду на жизнь: их легко удивить, они видят чудеса в простых вещах. Дети способны к состраданию и невероятным поворотам логики. Они учат дружбе, ответственности, доверию.

 

Любимые писатели – это Габриэль Гарсия Маркес, который наложил большой отпечаток на мировоззрение. Это Булгаков, не столько с «Мастером и Маргаритой», хотя перечитала роман раз шесть, сколько с «Собачьим сердцем». И это Вениамин Каверин. На самом деле я книжный наркоман. 

Искусство может быть во всем. Жить счастливо – тоже искусство. Приносить людям добро, гениально писать, выходить на сцену и танцевать «Жизель» так, что зрители будут плакать, спасать жизни – это все искусство.

Усадьба дает ощущение защищенности. От слякоти и грязи, от шумных хамоватых водителей и пассажиров, от всего. Эффект застывшего времени – отличная возможность выдохнуть и осознать себя здесь и сейчас.

Однажды ко мне подбежал один мальчик, взял за руку и сказал: «Вы такая красивая!» Это было так искренне и сделало мой день. Самый лучший комплимент, который мне когда-либо делали.

Екатерина Наряева

В музее почти пять лет, из них работаю три: первые два года была волонтером. Училась на культуролога. Работаю с детьми, школами, привлекаю их, чтобы они ходили в музей. Мы занимаемся действительно важной деятельностью, помогаем молодежи и родителям быть на одной волне с культурой, искусством и друг с другом.

Я вижу плоды своей работы. Недавно в музей пришли девочка и ее мама, которые в течение полутора лет ходили к нам на занятия. Раньше им было сложновато общаться, сейчас они сдружились. Когда родители и дети выполняют вместе мастер-класс, они познают друг друга, взаимодействуют.

Родители учат, что в музеях ничего трогать нельзя. Но сегодня у нас много интерактивных выставок, где можно все трогать и переворачивать. Когда молодежь приходит на них, они понимают, что свободны, смотритель лишь направляет их.

Мой любимый писатель и поэт – Пушкин. Это потрясающий и удивительный человек, его стиль можно попробовать скопировать, но таким гениальным был только он.

Работа в музее – тяжелый труд. Ты должен все время думать, знать потенциального клиента, понимать на психологическом уровне. Не каждый на это способен. Ты должен быть не только креативным, но и грамотным специалистом. Им становятся не за короткое время.

Алина Дмитриева

Училась на издателя, хотела пойти на магистратуру на культуролога в Москву, но не получилось, и я устроилась в музей. 

Я хотела заработать денег, чтобы перебраться в Москву, ходила на собеседования по вакансии дизайнера. Места мне не нравились, и после очередной такой неудачи я вышла расстроенная. Это было как раз возле Литературного музея. Я зашла туда, и меня взяли. Сейчас я понимаю, что все сложилось логично. Это будет хорошим опытом для дальнейшего развития.

 

В музее много классных книг, я их иногда беру и читаю. Обычно я покупаю, но многие из них я не могла найти, а тут они ждали меня.

Я работаю два с половиной месяца, музей не успел поменять меня. Мне его менять.

Екатерина Мирончева

Я училась на инженера. Все четыре года обучения в университете я занималась гуманитарными науками. Я стояла на перепутье и решила пойти на магистратуру на истфак. Я стала искать себя, и все сложилось так, что я попала в Литературный музей и почувствовала себя своей. Я очень люблю рассказывать людям, что знаю сама. Как писал Лихачев, что человек как камешек в воде, от которого распространяются круги знаний.

Мой мир был бы похож на планету Маленького принца, где можно тысячи раз посмотреть на закат и рассвет. И Литературный музей был бы Розой. «Найди одну среди тысячи, и ты поймешь, что такое любовь». Наверно, наш музей что-то среди тысячи. У нас очень теплое общение и атмосфера, это дает какое-то взаимопроникновение в тот мир, который был когда-то давно.

После первой экскурсии я поняла, что я получаю невероятное удовольствие от работы. В какой-то момент я поймала взгляды посетителей, в них был интерес ко мне и тому, что я говорю. Я нашла эту ноту, и все пошло само по себе. 

Я часто руководствуюсь фразой, которую однажды сказал Евгений Леонов: «Счастливый тот, кто утром хочет идти на работу, а вечером домой». И у меня действительно так: утром хочу на работу и получать кайф от всего, что делаю.

Самый крутой момент в работе, когда завариваю себе кофе после экскурсии. Когда ты приходишь после двух часов работы, твой голос осип, кофе – самое классное.

Комментарии (0)
Автор:
Опубликовано:
Смотреть все Скрыть все

Наши проекты