Как Петербург переживал крупные эпидемии за свою историю?

30 марта в Петербурге была объявлена всеобщая самоизоляция — так город борется с эпидемией коронавируса. Интернет уже заполонили десятки фото пустынных улиц. Но если сейчас Петербург, скорее, играет на опережение, не дожидаясь, пока ситуация станет критической, то раньше в жизни города случались эпидемии, контролировать которые было почти невозможно. Каждый раз Петербург переживал их по-разному, но каждая из них давала толчок к развитию городской медицины. 

  • И. Владимиров. Происшествие у холерного барака

Холера. Первая эпидемия

Сроки: 1830-1831 годы

Что это за болезнь?

Холера — кишечная инфекция, о которой знали ещё Гиппократ и Гален. Её местом рождения считается долина индийской реки Ганг — с древних времён у её берегов проводились торжественные и ритуальные церемонии, сопровождаемые скоплениями людей. Это в сочетании с неизменной жарой и антисанитарией (увы, хоть на дворе и XXI век, последний фактор никуда не делся до сих пор) дало почву для зарождения болезни. Вплоть до XIX века холера распространялась исключительно на юге и юго-востоке Азии, но в 1817 году добралась до Европы.

Как эпидемия дошла до Петербурга?

Считается, что холера проникла в Европу от британских солдат, бежавших из Индии на родину как раз из-за болезни. С тех пор мир пережил семь (!) холерных пандемий, последняя из которых была зафиксирована в 1961 году и длилась аж до 1975 года. Первая «европейская» эпидемия (1816-1823) Петербург миновала — на территории Российской Империи болезнь впервые обнаружили в Астрахани и какое-то время холеру фиксировали только там. 

Серьёзно Петербург, как и вся страна, пострадал от второй холерной пандемии. Её распространение по огромной территории Российской Империи объяснялось просто — в 1828-1829 годах завершились русско-персидская и русско-турецкая войны, солдаты и офицеры возвращались домой. О первых случаях новой холерной волны в 1830 году сообщили из Тифлиса и всё той же Астрахани — портовых городов, принимавших корабли с юга. Тогда же «собачья смерть», как ее называли в народе, дошла до Москвы. Первые заражённые в Петербурге появились в апреле 1831 года.  

Что происходило в Петербурге во время эпидемии?

Как и во всей стране — сначала были холерные бунты. Малограмотные горожане, уже знавшие, что инфекция попадает в организм из-за плохой пищи и грязной воды, были уверены, что их травят специально и принялись громить больницы, убивать врачей и полицейских.

По одной из народных версий, в массовом заражении были виноваты поляки — в Царстве Польском как раз шли восстания. Якобы они прибывали по ночам на кораблях и посыпали огороды ядом. Кто-то просто не верил в существование болезни, кто-то был максимально агрессивен: людей, соблюдавших рекомендации врачей протирать руки хлорной или белильной известью, избивали или заставляли эту известь пить. Точку в народных волнениях поставил император Николай I, лично явившись на Сенную площадь и пристыдивший бунтовщиков.

  • Николай I усмиряет холерный бунт на Сенной площади,  Википедия

Государство не бездействовало. Столицу оцепили карантинными постами и фактически закрыли (правда, такая мера тоже стала одной из причин бунтов), а все пребывавшие в Петербург корабли мыли щелочными растворами, окуривали и проветривали. 

Пик эпидемии пришёлся на конец июня-начало июля. Официальная статистика была такой:28 июня – 579 заболевших холерой и 237 умерших; 29 июня – 570 заболевших и 277 умерших; 30 июня – 515 заболевших и 272 умерших; 1 июля – 569 заболевших и 247 умерших.

Агрессия к тому моменту сменилась апатией: люди стали выходить из домов только в случае крайней необходимости и даже стали спустя рукава относиться даже к похоронам - важнейшему в русской культуре ритуалу. Император временно наложил запрет на погребения днём, всех умерших сваливали в братские могилы по ночам, а священники вместо отпевания просто кидали горсть земли. 

Как завершилась эпидемия?

В городе разворачивали все больше «холерных» больниц, доверие к официальной медицине росло - даже малограмотные и недоверчивые петербуржцы, видя, что по городу регулярно едут повозки с гробами, стали обращаться к врачам. И положительная динамика наметилась уже в середине июля:

8 июля – 196 заболевших и 117 умерших;

15 июля – 88 заболевших и 54 умерших.

Официально эпидемия завершилась в ноябре 1831 года, о чём объявила газета «Северная пчела». Год спустя в Петербурге периодически вспыхивали так называемые «холерные хвосты» (незначительные локальные эпидемии), но болезнь из города ушла. Повлияла она и на жизни известных людей. От холеры скончался архитектор Павловского парка Пьетро Гонзаго, мореплаватель Гаврила Сарычев. А Александр Пушкин, невольно запертый карантином в селе Большой Болдино, пережил «Болдинскую осень», один из самых плодотворных периодов в творчестве.

  • Пушкин в Болдино. Фото - Википедия

Что об эпидемии писали современники?

«Да, брат, видно, что холера и морозов не боится. Закревский сказывал вчера, что она жестока оказалась в Киеве; но ежели (чего Боже сохрани!) окажется у вас, то докажет великий аргумент, что болезнь есть сильное поветрие, против коего все оцепления бесполезны, ибо чего ни делали, чтобы оградить Петербург от холеры? Здесь (в Москве - прим.ред.) всё ещё есть хвостики холерные, но силу свою болезнь потеряла».

Александр Булгаков, дипломат

«При первом известии о появлении холеры в Риге и в некоторых городах Приволжских приняты были все меры к ограждению здешней столицы от внесения сей болезни: по всем дорогам, ведущим из мест зараженных и сомнительных (равномерно и в Кронштадт), учреждены были карантинные заставы, все вещи, посылки письма, оттуда получаемые, подвергнуты рачительной окурке и т. д. – словом, сделано все возможное к предотвращению сего бедствия. Несмотря на все сии предосторожности, холера, по некоторым признакам, проникла в Санкт-Петербург».

Газета «Санкт-Петербургские ведомости», 17 июня 1831 года

«Город в тоске. Почти все сообщения прерваны. Люди выходят из домов только по крайней необходимости и должности. Из нескольких сот тысяч живущих в Петербурге теперь каждый стоит на краю гроба -  сотни летят стремглав в бездну, которая зияет, так сказать, под ногами каждого».

Писатель Александр Никитенко, июль 1831 года

«С чувством искреннего удовольствия и благоговейной признательности к Всеблагому Провидению, извещаем читателей наших о совершенном прекращении холеры в здешней столице. От 4-го Ноября осталось больных двое; 5-го заболел один; из сих троих больных двое выздоровели и один умер, а к нынешнему 6-му числу не осталось ни одного больного и никто не заболел. Слава и благодарение Всевышнему! С 14-го Июня по 5-е Ноября в С.-Петербурге всего заболело 9245 чел., из оного числа умерло 4757».

Газета «Северная Пчела» - об окончании эпидемии, 7 ноября 1831 года

  • Александр III с супругой посещают холерных больных

Пятая эпидемия холеры

Сроки: 1892-1895 годы

Что это за болезнь?

Все та же печально знакомая по 30-м годам XIX века холера. Она возвращалась в Петербург в 1848, 1852 и 1866 и 1870 году. Это были мрачные дни в истории города, однако самыми важными с исторической точки зрения были эпидемии 1892-1895 и 1908-1910 годов.

Но там где шагнула вперед медицина - заработал и репрессивный аппарат. Когда в 1891 году в мире началась очередная пандемия холеры, МВД, помятуя о бунтах 30-х, запретило упоминать о холере в прессе. В 1883 году казалось, что мир, наконец, узнал о холере всё - экспедиция во главе с Робертом Кохом обнаружила в Египте «холерный вибрион», возбудитель болезни. В 1885 году российская медицина начала серьезно работать над ее профилактикой. Из Германии в Петербург прибыли «особые микроскопы» для бактериологических исследований, а в городской барачной больницы (ныне больница им. Боткина) устроили «особый аппарат для обеззараживания холерных испражнений».

Что происходило в Петербурге во время эпидемии?

Казалось бы, за шестьдесят лет отношение простых людей к холере должно было измениться, но конспирологические теории никуда не делись. Например, поэт Дмитрий Мережковский круглые сутки носил набрюшник постоянно глотал касторку - хотя эти методы лечения официальная медицина считала спорными, а писатель Александр Грин диагностировал у себя холеру чуть ли не ежедневно. Кроме того, в городе торговали амулетами от холеры и пускали слух, что от нее спасает вино «Сан-Рафаэль».

Император наоборот демонстрировал решительность. Вместе с женой императрицей Марией Фёдоровной он посетил Александровскую больницу.

В 1892 году эпидемия стихла уже к зиме. Именно в эту волну болезни в российской медицине пришли к важному выводу: страх перед холерой полезен, а не губителен: он помогает спасти множество жизней. Эта мысль впервые прозвучала на всероссийском съезде врачей 15-20 декабря 1892 года. Кроме того, власти наконец поняли, что для профилактики болезни нужно, чтобы люди пили чистую воду. Государство работало над системой водоснабжения в городе: на Главной водопроводной станции установили песчаные фильтры. Стали проводить дезинфекцию больниц, присутственных мест, выгребных ям, свалок.

  • Петр Ильич Чайковский

Как закончилась эпидемия?

Холера вернулась в столицу 2 августа 1893 года и отступила только в феврале 1894-го. Пик эпидемии пришелся на сентябрь; если в августе число заболевших составило 271, то в сентябре – 1254. И снова вниз: октябрь – 393, ноябрь – 190, а вот декабрь снова дал подъем – 621. Всего в этом году холерой заболело 2888 человек, а умерло 1577. Петербургский градоначальник понял, что один из факторов развития болезни - народные гуляния со спиртным. И ограничил его продажу! В 1895 году холера снова ушла надолго, вернувшись уже в XX веке, в 1908 году. К сожалению, снова не обошлось без жертв среди выдающихся петербуржцев. Выпив холодной воды в ресторане, скончался от холеры композитор Пётр Ильич Чайковский. Впрочем, многие историки уверены, что это было самоубийство.

  • Галерея Гонзаго в Павловске

Что писали современники?

«Случайное ли это совпадение или нет, покажут дальнейшие наблюдения, но и в одну из прошлых эпидемий в Петербурге холера быстро стала ослабевать после грозы, в последних числах августа, с сильным понижением температуры и уже более не обострялась».

Газета «Новое время», 1894 год

«Мой мозг усиленно работал и искал ответа на вопрос, действительно ли эта холера напущена врачами, как говорили старухи-шептуньи, или она явилась вне их желания».

Сергей Малышев, будущий член РКП(б)

Шестая эпидемия холеры

Сроки: 1907-1909 годы

Как эпидемия пришла в Петербург?

В очередной раз холера начала подступать к Петербурге в 1907 году. А первая официально зарегистрированная смерть от холеры случилась 25 августа 1908 года в Обуховской больнице на Фонтанке: там умер 19-летний башмачник Василий Евдокимов, живший в Полюстрове, по Терентьевой улице, дом № 172.

25 августа в столице было выявлено пять новых заболеваний и один пациент скончался, а уже 28 августа соотношение составило 22/16, 29 августа – 71/29. 5 сентября показатели перевалили за 500 случаев: 423 заболевших и 136 умерших. 8 сентября в Павловском военном училище заразились одновременно 60 человек.

Что происходило в Петербурге во время эпидемии?

Первый в XX веке приход холеры стал плацдармом для политических игр. После революции 1905 года в Петербурге действовал орган самоуправления - Городская дума. И это нравилось не всем. 

«После эпидемии холеры 1908-1909 гг. разразился жуткий скандал - Городская Дума была обвинена во всех грехах, чем попыталось воспользоваться правительство и был поднят вопрос о «принудительном оздоровлении Петербурга», а по сути об ограничении и так довольно слабой системы самоуправления города. Но все-таки вместо политики занялись делом. С этого времени начинаются работы по разработке строительства Ладожского водопровода и изменении системы канализирования города. Был построен фекалепровод на Васильевском острове, началось озонирование и хлорирование воды. Тогда же заработали санитарные кареты и круглосуточные амбулаторные пункты помощи холерным больным», - рассказывает старший преподаватель кафедры исторического регионоведения СПбГУ Анна Сухорукова. 

Чем завершилась эпидемия в Петербурге?

Последняя серьезная вспышка холеры этого периода была зафиксирована в 1909 году, 2379 заболеваний; смертность составила 43,7 %. Больше всего болели, как и прежде, жители Александро-Невской, Рождественской и Выборгской частей; мужчины опять составляли свыше 60 % пациентов. В последствии холера возвращалась в 1915 и 1918 годах.

Что писали современники?

«Быстрота, с которой идет рост холерных заболеваний, возбуждает вполне понятную тревогу во всех санитарно-врачебных органах городского управления».

Петербургская газета, 7 сентября 1907 года

«В больнице Марии Магдалины, рассчитанной на 315 кроватей, даже в обыкновенное время бывает до 1000 больных. В настоящее время вместе с холерными больными общее число больных возросло до 2-х тысяч человек. Петербургский градоначальник объявил сегодня, что, начиная с 6-го сентября, вплоть до 9-го сентября, выдача казенного вина из всех погребов, трактиров и казенных винных лавок будет окончательно прекращена. Мера эта принята для предотвращения развития холерной эпидемии».

Русское слово, сентябрь 1908 года

  • Императрица Екатерина II

Оспа

Сроки: 1760-е — 1770-е годы

Что это за болезнь?

Оспа — это вирусная инфекция, сопровождаемая лихорадкой и сыпью, зародившаяся еще 68 тысяч лет назад в Азии. Когда точно она пришла в Европу и в Россию, доподлинно неизвестно. Первым описанием эпидемии оспы в западной части Старого Света является краткое упоминание в Коране: в 569—570 гг. войско эфиопов, осаждающее Мекку, было поражено неизвестной им болезнью. Арабы, приступив к завоеваниям, в VII—VIII веках разнесли оспу от Испании до Индии: история засвидетельствовала появление оспы в Палестине, Сирии и Персии в VII веке, в Италии, Франции и Испании в следующем, VIII, столетии.

Оспа в Петербурге и первые прививки

Оспа поселилась в Петербурге в 60-х годах XVIII века. Известность в городе она получила как «болезнь царей». От нее умер юный император Петр II, позднее ей переболел Петр III, ему, правда, удалось выжить.

Тем временем, в Европе развивалась вакцинация от оспы. На коже больного делали надрез, брали биологический материал, а затем вживляли здоровому человеку. В России впервые на это решилась императрица Екатерина II в 1768 году.

При этом, сама болезнь для России не стала открытием именно в XVIII веке. Об этом свидетельствуют фамилии, обозначающие внешний вид переболевших оспой людей — Щедрины, Шадрины, Рябцевы, Рябинины, Рябовы. А само слово впервые было упомянуто в 1653 году в переписке известного в те годы врача доктора Белау и аптекарского приказа (аналог министерства здравоохранения).

Прививку Екатерине делал английский врач Томас Димсдейл. Императрица после вакцины неделю проболела в Царском селе и выздоровела. Опыт был признан успешным.

Чем закончилась эпидемия?

После этого привили еще 140 приближенных к императрице. А в Петербурге стали открываться оспенные дома для массовой вакцинации. Это привело к резкому снижению детской смертности — до того, как прививание стало принудительным, в России умирал каждый седьмой заболевший оспой ребенок. Сейчас можно говорить о полной победой над болезнью - последний случай заболевания натуральной оспой естественным путем был зафиксирован в Сомали.

Что писали современники?

«19 дня октября всю ночь дремала и засыпала, но сон много раз прерывался. Боль в голове и спине продолжалась с лихорадкою. Руки рделись гораздо больше, и вечер многие пупырышки, слившиеся вместе, показались кругом около ранок. Кушать весь день нимало не хотелось, и не изволила кушать ничего, кроме немножко чаю, овсяной кашицы и воды, в которой варены были яблоки».

Придворный лекарь Екатерины II, 1768 год

«Ныне у нас два разговора только: первой о войне , а второй о прививании. Начиная от меня и сына моего, который также выздоравливает, нету знатного дома, в котором не было по нескольку привитых, а многие жалеют, что имели природную оспу и не могут быть по моде. Граф Григорий Григорьевич Орлов, граф Кирилл Григорьевич Разумовской и бесчисленных прочих прошли сквозь руки господина Димсдаля, даже до красавиц... Вот каков пример».

Императрица Екатерина II, 1768 год

  • Больница им. Боткина

Грипп

Сроки: 1889-1890 год, 1918 год, 2006 год

Что это за болезнь и как она попала в Петербург?

«Сам термин грипп или инфлюэнца появился во время эпидемии 1742 года. И в большинстве случаев эпидемии принимали характер пандемии.

В 1889-1890 гг. была  пандемия, начавшаяся в Бухаре в мае 1889, 15 октября уже отмечался в Сибири и в Восточной части России, а в начале ноября уже в Петербурге и Кронштадте, где он сильно свирепствовал», - говорит Анна Сухорукова.

В 1918 году в Петербург пришла печально известная «испанка». В мире эпидемия началась в последние месяцы Первой мировой и обошла военный конфликт по числу жертв - 50-100 млн человек против 17 млн. Впрочем, именно антисанитария и плохое питание, обязательные составляющие войны, поспособствовали распространению гриппа.  Высокую смертность вызывала особенность штамма испанского гриппа - гиперцитокинемия (неконтролируемая активация иммунных клеток, приводящая к летальному исходу). Легкие заболевшего заполнялись жидкостью, появлялся кровавый кашель. Но такие симптомы были не у всех - часто болезнь протекала бессимптомно. Несмотря на название, первый случаи этого гриппа были зафиксированы в США - Испания же стала первой европейской страной, объявившей об эпидемии. Не факт, что грипп в Европе начался именно там. Просто Испания держала нейтралитет в Первой мировой, и на ее территории не действовала военная цензура.

Что происходило в Петербурге во время эпидемии?

Петербург, тогда Петроград, был охвачен пожаром Гражданской войны. Тотальная антисанитария и нищета, казалось бы, создали для нового гриппа благодатную почву, однако, в отличие от случаев холеры и оспы, «испанка» почти не тронула город — гриппом переболело всего 13,5 тысяч человек. Причина проста — Петроград был эпицентром революционных событий, находился фактически на осадном положении, и люди стремились не в город, а наоборот. Впрочем, без страшных потерь не обошлось: от «испанки» умерла вся семья физика Петра Капицы.

В советские и постсоветские годы грипп стал явлением ежегодным и привычным. От него прививали и прививают, и воспринимается он, в общем-то, буднично. Однако в 2006 году все пошло не по плану. В Петербурге в ту зиму стояли аномально сильные морозы, и эпидемия пришла тогда, когда ее никто уже не ждал - в марте. Отличительной особенностью протекания того гриппа была сильная, непрекращающаяся и изматывающая тошнота. Ученые-вирусологи забили панику из-за того, что эпидемия совпала с возвращением из теплых краев перелётных птиц, которые могли стать носителями H5N1 — «птичьего гриппа».

Чем завершилась последняя эпидемия?

Страшные предположения не подтвердились — достигнув своего пика в начале апреля, грипп ушёл. Но именно тогда в Петербурге заговорили о мобильных станциях вакцинации от гриппа, которые, правда, заработали позднее, в 2016 году.

Что писали современники?

«Человек, перенесший грипп и контактировавший, например, с зараженной вирусом H5N1 птицей, автоматически попадает в зону повышенного риска. Вирус птичьего гриппа, вступив во взаимодействие с вирусом гриппа человека, может мутировать. Тогда смертельное заболевание начнет передаваться уже от человека к человеку, а вакцины против штамма H5N1 до сих пор нет».

Директор НИИ Гриппа Олег Киселев в интервью «Коммерсантъ».

При подготовке текста использованы материалы из книги Дмитрия Шериха «Агонизирующая столица» и кандидатской диссертации Ксении Барабановой «Эпидемия холеры в Санкт-Петербурге в 1831 году: власть и горожане в условиях чрезвычайной ситуации».

Игорь Топорков,
Комментарии

Наши проекты