Евгений Балашов: "Такая выставка мне нужна была лет 25 назад"

Врач и фотограф, один из неформальных лидеров художественной тусовки Казани конца прошлого века подарил коллекцию своих снимков ГМИИ РТ. Из них сложилась недавно открывшаяся в Галерее современного искусства выставка «Фотология бытия».

Я побывал в экспозиции только на следующий день после вернисажа – посчитал, что не имею отношения к событию. Я не был инициатором выставки и никак не участвовал в ее организации. И даже название дали кураторы. Так же - «Фотология бытия» - называлась книга, написанная когда-то преподавателем кафедры философии КГУВолодей Юриновым, в том числе с впечатлениями от моих фотографий. Мне кажется, что теперь они живут отдельно, а я давно занимаюсь другим делом.

Ни в детстве, ни в юности фотографией не увлекался. А вот когда пришел на работу, то пришлось освоить техническую съемку – этого требовала моя специальность патологоанатома в морге. Взяв в руки фотоаппарат, стал пользоваться им не только по служебной надобности. Я просто заболел фотографией. Довольно рано стало очевидно, что я не умею ни рисовать, ни писать стихи и прозу. Но порывы к творчеству, как у всякого молодого человека, были. Когда же выяснилось, что с помощью камеры можно самовыразиться и сделать какую-то красивую картинку – тут-то и началось, как говорят, в колхозе утро. Я стал фотографировать много и с удовольствием: семью, жену, родившегося старшего сына, друзей. Участвовал в выставках, вступил в знаменитый фотоклуб «Тасма». Кстати, я был последним, кого туда приняли – затем группа распалась.

Кураторы выставки обозначили героев моей выставки как «богема 1990-х». На самом деле это был круг моего общения, те, кого называют творческая интеллигенция: художники, поэты, журналисты, галеристы. Портреты у меня постановочные, сделаны в спокойной обстановке, с продуманным фоном. И с людьми, которых я знаю. Совсем незнакомого человека снять не могу: вряд ли получится что-то хорошее, потому что он не верит мне до конца, и я как-то стесняюсь. А свои люди – другое дело. Вот на выставке есть снимок: пятеро обнаженных до пояса мужиков сидят на диване. Они разделись, потому что мне доверяли, а с чужим человеком так не сделаешь.

Всегда мечтал, чтобы у меня дома висели картины. Это от мамы – она любила искусство, доставала в книжном на Баумана художественные альбомы, все новинки. Постепенно мечта сбылась: художники стали мне пусть небольшие работы, но дарить. Собралась приличная коллекция.

Я бросил фотографировать, когда у меня в 2002 году в возрасте шестидесяти шести лет скоропостижно умерла мама. И стало ясно, что я всю жизнь что-то ей доказывал. Такая выставка мне очень нужна была лет двадцать пять назад: чтобы мама увидела – сын выставился в Музее изобразительных искусств, а значит – классик. А когда ее не стало, это потеряло смысл. На цифру я так и не перешел. Фотоаппаратом больше снимать не буду. На телефон, конечно, иногда что-то щелкаю, особенно когда за границей бываю: в Иерусалиме с удовольствием снимал, в Риме, в этом году Париж запечатлел.

Текст: Татьяна Лескова

Фото: Юлия Калинина

 

Гуля,
Комментарии

Наши проекты