Московский театр имени Маяковского сыграет в Казани «Женитьбу»

Театр представит казанцам свой «хит» с Игорем Костолевским в главной роли -  блестящую комедию Гоголя, которая вот уже тринадцатый год идет при полных залах.  

Декабрист Анненков в «Звезде пленительного счастья», разведчик Андрэ в «Тегеране-43», комсомолец Женя Столетов в «И это все о нем», он же - красавец мужчина и успешный актер Игорь Костолевский. Его амплуа определилось быстро — герой-любовник. В семидесятые-девяностые годы в двухметрового красавца Костолевского были влюблены многие женщины страны: в советских кинорейтингах он занимал первые строчки.

В «Женитьбе» у Костолевского – роль неудачливого жениха Подколесина. Критики отмечают, что в его Подколесине все сплетено воедино: мечта о любви – и страх перед нею, жажда действия – и ужас любой определенности, кошмар свободы – и трагедия ее потери. Вечный лирический герой, Костолевский обнаруживает неожиданные грани своего таланта – за его героем хочется наблюдать, его хочется слушать.

Мне было лет шестнадцать. С моей первой любовью мы бродили по Москве, и проходили мимо Маяковки. Пошел дождь. И я, не только не зная, что это за театр, да и вообще в театрах бывавший раза два, предложил девушке: «Пойдем». Купили дешевые билеты, сели на галерку. Я помню лишь какого-то высокого артиста, который потрясающе танцевал. Остального не помню – потому что мы весь спектакль процеловались. В антракте нам подошел администратор и предложил покинуть зал за аморальное поведение. Покидая зал, я оглядел сцену и на выходе произнес: «Какое же «г» этот ваш театр!» Впоследствии здесь я проиграл тридцать пять лет. А артист, который потрясающе танцевал, был Саша Лазарев, мой любимый партнер.

Я благодарен Андрею Александровичу Гончарову. После первого курса он меня хотел выгнать за профнепригодность. Гончаров имел особенность на актеров орать. И я стал слишком зажатым – каждый выход на сцену был для меня пыткой. У меня абсолютно не было силы воли и веры в себя. А Гончаров их во мне развил, заставив жить по принципу той лягушки, которую бросают в молоко. Будет бить лапками – взобьет сметанку и выкарабкается, иначе ко дну пойдет. Этому принципу я верен всю свою жизнь.

Гончаров ревновал меня к «Звезде». Не отпускал сниматься. Мотыль пошел на хитрость: предложил Гончарову сыграть Раевского. Гончаров отказался. И потом вскричал: «А кто у меня будет двигать фурку в «Беседах с Сократом»?» Как-то все же удалось его уговорить. Но всякий раз, встречая меня, он предупреждал: «Смотрите, кинематограф еще никому ничего хорошего не сделал». А после «Звезды» у Гончарова был шок. Он ходил за мной и говорил: «Не ожидал, не ожидал…»

Когда в кино мне стали предлагать однотипные роли, я понял, что это путь в никуда. Тем более слыша такие разговоры: «Ну что Костолевский? У него, конечно, внешние данные. А так артист-то он никакой». Обращать на это внимание было глупо. Мне было важно в первую очередь себе доказать, что я что-то могу и не боюсь играть разные роли. Не боюсь, что зритель меня не таким увидит и не воспримет.

Когда: 19 сентября

Где: УНИКС

 


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме