«Контрабас» и Хабенский: человек-инструмент в Казани

На самом деле было круто. Более двух часов один человек на сцене неослабно держал внимание нескольких сотен зрителей, пытаясь вместе с ними разобраться в жизни, смерти и фантазиях человеческого индивидуума. Едва выйдя из зрительного зала, многие выражали  желание еще раз пересмотреть этот спектакль. Осмыслить обилие подробностей и режиссерских ходов, где каждая деталь декораций и реквизита раскрывала пласты смыслов пьесы и оттенков игры актера.

Но сначала о Хабенском, который для части зала стал главной причиной провести вечер вторника культурно и посмотреть на актера «живьем». Видевшие его только в кино - а таких, понятное дело, большинство, - ассоциируют Хабенского с экранными образами. И чаще всего брутального адмирала Колчака, поразившего навылет воображение женской части кинозала. Не углубляясь в анализ остальных кино-сериальных ролей, можно все же сделать вывод: мы привыкли к одному Хабенскому, но в «Контрабасе» это  совсем другая песня. Включая внешность – ничего от красавчика.

Вторая причина сходить на «Контрабас» (и это уже для гурманов)  – жанр моноспектакля, весьма и весьма редкий на казанских подмостках, по пальцам одной руки можно сосчитать прецеденты. Про саму пьесу и автора мало говорить – нет смысла, ничего не поймешь, интересующимся можно посоветовать обратиться к первоисточнику. Говорить много – значит, закопаться в глубины психоанализа и аллюзий. Можно лишь заметить, что Патрик Зюскинд – весьма своеобразный товарищ, достаточно вспомнить его «Парфюмера» -  кто книгу не читал, то кино наверняка вспомнит. Тот же «Контрабас» - гремучая смесь из Фрейда, Достоевского, Чехова, Камю, Кафки и далее по списку, даже краешек гоголевской «Шинели» выглядывает.

Но все же некоторую фактуру имеет смысл сообщить. Например, сам Зюскинд – современный немецкий писатель, а «Контрабас» - первая вещь, написанная им и получившая оглушительный успех у публики. Не исключение и Россия. Моноспектакль уже ставился в «Сатириконе», и Константин Райкин в 2000 году получил за эту роль «Золотую маску».  С нахальством дилетанта скажу, что если б я раздавала какие-нибудь «маски», то Хабенскому -  не жалко, играл отлично. Впрочем, я вполне могу ошибаться в оценках. Поэтому спросим мнение профессионалов.

Актер Николай ЧАЙКА знает о моноспектаклях не только в теории – недавно мы смотрели премьеру его «Чудотворца» по Даниилу Хармсу:

Поскольку я актер, то смотрел «Контрабас» профессиональным взглядом, изнутри, понимая, как это все устроено. Можно сравнить со столяром, который, в отличие от обычного покупателя табуретки, оценивает качество шлифовки дерева, прочность крепления ножек и прочие тонкости ремесла. В этом профессиональном плане я хочу в первую очередь отметить огромную работу режиссера, который придумал столько в хорошем смысле этого слова трюков, аттракционов, номеров, каскадом переходящих один в другой! Фантазия фонтанирует: герой то на бутылочках играет, то на пиле, спинка стула превращается в струнный инструмент, а сидение - в ударный и так далее. И как виртуозно обыгрывает эти придумки Константин Хабенский, насколько блестяще двигается, держит зал энергетикой. Но за обилием режиссерского и актерского блеска иногда пропадает то, что хотел сказать автор пьесы. У меня возникают вопросы, на которые я не нахожу ответа – почему герой появляется на сцене с футляром от контрабаса, а внутри не инструмент, а бутылки с пивом. Что лежит в холодильнике – труп или кукла, и почему меня заставляют в этом сомневаться? И так далее. Многоплановость смыслов характерна для постмодернизма. Плохо это или хорошо – другой вопрос. Порой возникало и ощущение затянутости. Но не было ни одного момента расслабленности артиста – настолько заполнена каждая минута из двух с половиной часов. Виртуозная актерская работа. Хотя спектакль не обкатан, возможно, когда-то он будет более отшлифован, отполирован до блеска. Но мне нравятся именно такие – чуть-чуть шероховатые, живые.».

Актриса ТЮЗа Елена КАЛАГАНОВА моноспектаклей не играла, но зато имеет почву для сравнительного анализа:

Мне повезло: я видела «Контрабас» в исполнении Константина Райкина и теперь Хабенского. Сразу скажу – это два совершенно разных спектакля, ничего общего ни по режиссерскому решению, ни по актерской игре. Хотя мастерство обоих Константинов - высочайшее. А в версии Хабенского, как ни парадоксально прозвучит, я увидела театр Аркадия Райкина: один человек на сцене и двадцать два за кулисами - команда, обеспечивающая работу актера: свет, звук, техническое оснащение, а он, актер, на вершине этой пирамиды. Отдача Хабенского в спектакле – колоссальная. Он был мокрый уже на третьей минуте, и, не снижая темпа – еще два с лишним часа. При этом полностью контролируя зал, реакцию каждого зрителя. Как актриса я понимаю, насколько это сложно и как блестяще справился с этой задачей Хабенский.
Ловила все время и режиссерские посылы-«бумеранги». Но их было так много, что парочку пропустила, честно признаюсь. Спектакль сложный, но тем интереснее. Наш зритель не избалован подобными постановками, и считаю «Контрабас» с Хабенским событием в казанской театральной жизни.».

Текст: Татьяна Лескова
Фото: Александр Иванов


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также