ЗАКУЛИСЬЕ: CARMINA BURANA, или Колесо Фортуны

XXVII Международный фестиваль классического балета им. Рудольфа Нуриева открыла премьера мистерии «CARMINA BURANA, или Колесо Фортуны». Накануне этого события редакция сайта Собака.ru побывала на генеральной репетиции постановки, пообщалась с ее создателями и актерами, а также запечатлела все, что происходило на сцене и за кулисами.

Рукописный сборник вагантов - средневековых странствующих поэтов - Carmina Burana вдохновил в 1935 году немецкого композитора Карла Орфа на создание его знаменитой кантаты. В итоге, двадцать четыре стихотворения на латыни и древнем немецком языке были положены на прекрасную музыку. Знаменитую сценическую кантату Карла Орфа «Кармина Бурана» казанцы слышали не раз, а вот увидеть ее впервые они смогли только на этой неделе – премьерой мистерии «Carmina Burana, или Колесо Фортуны» в этом году открылся Нуриевский фестиваль.

Постановка способна поразить своей масштабностью - в ней задействована вся балетная труппа театра, хор, оркестр и даже маленькие исполнители – участники детского хора «Делиция». Создатели спектакля всячески стремились подчеркнуть вневременной характер основной идеи «Кармины Бураны». Тема рождения и смерти, человеческих чувств и пороков актуальна в наше время так же, как и в далеком Средневековье. Музыка прошлого столетия и песнопения текстов на «мертвых» языках сочетаются с современными яркими костюмами, декорациями, фото и видео проекциями, напоминающими зрителю о больших трагедиях всего человечества – войнах и терактах. Балет танцуется без пуант – на ногах танцоров «джазовки», а в некоторых сценах даже джоли-джамперы.

 

Александр Полубенцев, режиссер-постановщик (Санкт-Петербург) 

Мне было интересно сделать синтетический спектакль, в который были бы включены и музыка, и вокал, и балет. Мистерия Carmina Burana помогла нам раскрыть общечеловеческие темы о вечном круговороте жизни, о рождении и смерти, о любви и ненависти, о надежде и отчаянии, о созидании и разрушении. С казанской труппой мне работалось очень легко. Это хороший коллектив, талантливые исполнители. Ребята с энтузиазмом отнеслись к этой работе, им было интересно попробовать что-то новое – не только классику, которую они привыкли танцевать, но и современный балет. Наша постановка – это яркое театральное зрелище, которое обращается к разным людям: в нем  есть метафоры и гиперболы, требующие определенного уровня сознания, и, вместе с тем, спектакль будет также интересен простому зрителю. Я бы очень хотел, чтобы постановка заставила людей задуматься, что-то переосмыслить и, конечно, доставила им большое удовольствие от просмотра».

 

Любовь Дразнина, хормейстер

Мы неоднократно работали вместе с балетом. В нашем театре вышло уже четыре совместных спектакля. Поэтому эта постановка не явилась для нас новшеством. Мне очень нравится Carmina Burana. Ее жанр – сценическая кантата – определен самим композитором. Это произведение, которое и поется, и играется. Я боялась, что придет балетмейстер-постановщик и устроит из него балет, а от музыки не останется ничего. Но я очень рада тому, что у нас все очень осмыслено, и балетмейстеру удалось воплотить замысел, прежде всего, самого композитора».

 

Антон Дорофеев, ассистент балетмейстера (Санкт-Петербург) 

С казанской труппой нам было очень легко, у нее есть то, что мы называем «рабочее состояние». Отчасти, наверное, это связано с тем, что у театра большой репертуар, и ребята уже привыкли много работать. Наша постановка – модерн на основе классического балета. Это другая пластика, которая требует перестройки. Мы видели, что ребятам было сложно вначале, но их отличает большой интерес ко всему новому и это очень подкупает».

 

Алина Штейнберг, исполнительница партии Фортуны

Репетировать Carmina Burana было очень интересно. Эта работа дала мне большой эмоциональный заряд, а также много нового в плане пластики – умение раскрепостить тело, сделать его более свободным».

 

Мария Смирнова-Несвицкая, художник-постановщик (Санкт-Петербург) 

В этом спектакле вся человеческая жизнь проходит перед нашими глазами, и в этом есть философское значение музыки Карла Орфа и нашей концепции. Мы почти год готовили этот проект, рисовали, делали макеты декораций. На сцене перед зрителем будет показана история человечества вплоть до сегодняшнего дня. На заднем плане он сможет увидеть хронику, напоминающую нам о страшных событиях прошедшей войны и о том, что люди сегодня продолжают убивать друг друга. В проекции картины Босха во время партии Искусителя прочитывается аллюзия о том, что человек грешен и слаб и не всегда выдерживает силу искушения деньгами и властью. Главная декорация спектакля - полотнище над сценой, которое мы все называем «медузой», - напоминает стихию. Это и огонь, и вода, и облако эмоций, энергии, которое то опускается на людей, то поднимается, то просто живет своей жизнью. «Медуза», как в знаменитом «Солярисе» Тарковского, – некая магма, из которой рождается жизнь. Она и сама живая и в виде декорации участвует в спектакле наравне с артистами.

А костюмов пришлось делать много: 84 костюма для артистов балета и отдельные для хора – в виде одного полотнища на несколько человек сразу. Полотнища меняются в конце каждого акта. Черное становится красным, красное – белым. Чистота побеждает. Во всяком случае, по нашей задумке».


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме