Рэм УРАСИН

Гастрольный график пианиста расписан на год вперед, он записывает антологию фортепианной музыки татарских композиторов, снова играет «всего Шопена», занимается с учениками – а в свободное время разглядывает небесные светила и все про них знает.

 

В родном городе с вами практически невозможно пересечься!

Что делать, такова жизнь концертирующего пианиста! В ближайшие полгода в Казани я буду лишь наездами... Весь июль провел на фестивале Рихтера в Тарусе, где шесть лет руковожу летней школой творчества: со всей страны туда приезжают одаренные дети, и лучшие музыканты современности делятся с ними секретами мастерства. Скоро будут концерты в Испании, Польше, городах России... В сентябре лечу в Лондон, где с замечательным виолончелистом Борисом Андриановым у нас выходит диск с произведениями Рахманинова и Шостаковича, будет его презентация. Сразу после этого - запись мазурок Шопена для голландского лейбла...

А казанская публика вас в новом сезоне услышит?

Будем надеяться! Причем не меня одного: с молодой талантливой пианисткой Златой Чочиевой мы решили сыграть дуэтом. Дебют нашей совместной программы состоялся на фестивале в Тарусе, а осенью мы планируем представить ее в Казани. Что касается сольных выступлений, то позволю себе сохранить интригу! Скажу лишь, что готовлю масштабный и очень значимый проект - но, скорее всего, реализован он будет лишь через год.

Публика запомнила другой ваш масштабный проект: к 200-летию Шопена вы в одиннадцати концертах сыграли все его произведения. Сколько времени заняла подготовка и где, помимо Казани, слышали "всего Шопена"?

Возможно, это прозвучит пафосно, но подготовка заняла всю жизнь. Шопена я играю с детства, очень люблю его творчество и задумал  этот цикл еще в школе. Все произведения Шопена написаны для фортепиано или с его участием, так что у меня была возможность целиком прожить его жизнь - от первого полонеза, созданного шестилетним автором до последней мазурки, написанной за несколько месяцев до его смерти. Помимо собственно музыки, все концерты сопровождались выступлением актера, который читал отрывки из писем композитора, делился воспоминаниями современников - все это давало возможность еще глубже погрузиться в эпоху. У нас был замечательный сценарий! Его автор - кинодраматург Риорита Рубцова, с которой нас связывает давняя творческая дружба. Концерты из этого цикла проходят в Москве, Екатеринбурге, других городах России, в Польше... Я счастлив, что моя детская мечта сбылась!

Вы работаете над записью антологии фортепианной музыки татарских композиторов. Какие произведения в нее войдут?

Антология  будет состоять из пяти дисков, два из которых уже записаны. В первый вошли произведения Назиба Жиганова, Александра Ключарева, Мансура Музафарова, второй посвящен творчеству Рустема Яхина. Хочется максимально полно представить лучшие образцы фортепианной музыки наших композиторов, от самых истоков до современности. В ближайшее время я продолжу работу; уверен -  этот проект очень важен  для татарской культуры.  Исполняются многие сочинения наших композиторов - но не все они существуют в  записи;  некоторые произведения вообще потихоньку начинают забывать, но так быть не должно...

А за пределами Татарстана вы играете татарскую музыку?

Безусловно! Причем не только в России. Например, на  больших гастролях в Австралии я играл свое переложение сюиты из балета "Шурале" Фарида Яруллина, произведения Яхина - и все они воспринимались очень тепло. Национальное своеобразие всегда интересно публике. Я рад, что мне удается знакомить зарубежных зрителей с  лучшими образцами нашей музыки.

Помимо исполнительской деятельности, вы преподаете в Казанской консерватории.

Да, и рад, что, не смотря на мою педагогическую молодость, у меня уже есть талантливые ученики. Пока их не много, но к работе с ними я подхожу очень ответственно: несколько лет назад я понял, что уже накопил тот опыт, который можно обобщить и передать дальше. Мне приятно, когда мои ребята выступают в Казани и за ее пределами, участвуют в конкурсах, становятся лауреатами – а потом мне звонят знакомые музыканты, которые их там слышали - и говорят,  что они играли великолепно. Пожалуй, такая похвала для меня даже выше, чем оценка моего собственного исполнения.

А что вложили в вас ваши педагоги?

Мне повезло с учителями. В спецшколе при КГК моим преподавателем была Марина Васильевна Сухаренко, один из самых близких и важных людей в моей жизни. Ей я играл и во время учебы в Московской консерватории, и после… А в Москве я учился у профессора Льва Николаевича Наумова, это была выдающаяся личность! Моим педагогам я обязан многим: они научили меня честному бескомпромиссному отношению к работе, безжалостной требовательности к себе – и, конечно же, мастерству. Уверен: учитель – это просто не профессия, это – призвание, миссия.

Астрономия, орнитология, ботаника - всем этим народный артист РТ Рэм Урасин  серьезно увлечен с детских лет. Тогда он вместе с мамой составлял карты растительного покрова, учился определять следы животных и голоса птиц - а сейчас при первой возможности уезжает из города в свой дом в деревне. Только там, помимо уединения за инструментом, можно вдоволь предаваться любимым занятиям: наблюдать в бинокль за звездами и птицами, гулять по лесу и озеру.

Текст: Альбина Абсалямова

Фото: Роман Никифоров


Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме