Олег Ягодин

Ведущий актер «Коляда-Театра», сыгравший Гамлета, Подколесина, Лопахина, Плюшкина и Арбенина, получил на сцене петербургского театра «Русская антреприза» имени Андрея Миронова премию «Фигаро» в номинации «Лучшие из лучших» – за блистательное исполнение ролей на российской театральной сцене.

Премия обрадовала вас? Что вы почувствовали?

Меня больше порадовал переезд театра в новое здание. Было больше ожиданий, волнений, радости. И зал, и сцена значительно больше, просторнее.

Дух театра не пропал? И прежняя коммунальная эстетика в виде ковриков и накидушек прижилась здесь?

И дух не пропал, и коврики прижились. Наши зрители уже оценили новый зал и успели полюбить его. Мы играли на огромных театральных площадках в Париже и Варшаве, и везде зритель улавливал этот дух.

Но когда играешь буквально «на носу у зрителя», как у вас в театре, или когда отсутствует четвертая стена, и ты видишь зал, но не видишь зрителя – есть разница?

Конечно, есть. Труднее играть, когда не видишь глаз. Мне как раз удобно у зрителя на носу, для меня в этом смысл театра.

Бывает, что вы испытываете особый подъем, когда выходите на сцену? Что на это влияет?

Влияют какие-то важные события, происходящие в нашей жизни. И сердце стучит, и кровь бурлит – и зритель чувствует это. Другое дело – насколько это уместно.

Случается, что «вырастаете» из роли?

Мне повезло – у меня такие роли, о которых, во-первых, можно только мечтать, а во вторых, играть их можно еще много-много лет и расти вместе с ними.

Вы уже пережили кризис среднего возраста?

Не знаю, не думал об этом. Возможно, он уже прошел.

Задумываетесь о смысле жизни?

Нет.

А вопрос: «Зачем я это делаю?» себе задаете?

Задаю. Каждый день. Но в этом нет особого смысла, потому что я делаю то, что умею делать и ничего другого я делать не умею, не могу, не хочу.

Вы ведущий актер, хоть и небольшого, но всемирно известного театра: неужели у вас нет какой-нибудь дерзкой мечты?

Все мои мечты успешно реализуются здесь. Я перфекционист, мне нужно, чтобы роль была сделана хорошо, а это бесконечный процесс. Хотя если роль сделана неплохо – это тоже неплохо.

На какую роль вы бы особенно хотели позвать зрителя?

У меня нет ни одной роли «мимо жизни». Они все злободневные, актуальные и требуют максимума участия. Из остросовременных, может быть, на Плюшкина – он взят прямо из жизни.

Вам никогда не хотелось что-нибудь поставить самому?

Нет. Сыграть что-нибудь хотелось, а режиссура – это совсем другая профессия. Все, что мне надо, я реализую в театре. То, что я не реализую в театре, я реализую в музыке.

Вас не угнетает, что актер – зависимая профессия?

Она зависимая и независимая одновременно. Да, задачу мне ставит режиссер, но воплощаю-то ее я. И от того, как я это делаю, зависит успех спектакля.

Про ваш родной театр говорят, что вы воспитываете своего зрителя. И действительно, «ненатренированному» зрителю у вас бывает непривычно. С чего предлагаете начать?

Ну, тем кто уж у нас совсем не был, предлагаю начать с «Группы ликования» или «Бабы Шанель». Театралам, тем, кто любит тематику пожестче, предлагаю классику. И тем, и другим – «Маскарад».

Про многих хороших актеров говорят, что в жизни они скучные люди. А вы?

Не хочу примазываться к великим, но да – я скучный человек. Я не всегда был таким. Может потому, что приближается сорокет, может, потому, что все самое яркое и эмоциональное проживаю на сцене. Мне нравится быть скучным. Я хочу быть скучным. С ранней юности и лет до тридцати пяти я был похож на несущийся поезд. Устал или надоело. Захотел остановиться.

Может быть, это связано с тем, что вы стали семейным человеком? Я знаю, что ваша супруга тоже актриса, стало быть, дочь – театральный ребенок?

Ей всего два года, и да, она уже актриса.

Как восстанавливаетесь?

Главное лекарство – сон. И музыка. Ее я слушаю постоянно. Ни дня без музыки.

Какой?

Самой разной. Я собираю музыку, у меня довольно большая коллекция.

Давайте поговорим о музыке: вашей группе «Курара» – десять лет.

Как и моему актерству – тоже десять лет. Эти два направления в моей жизни развиваются параллельно. Как не мог я в детстве выбрать, так и сейчас в моей жизни в равной степени присутствуют и музыка, и театр.

У вас сформировалось жизненное кредо?

Делай, что должен. Когда «Коляда-Театр» создавался, люди получали по пятьсот рублей в месяц, выжить на такую сумму было нельзя. Но все занимались любимым делом и выжили. То же было с «Курарой». Если бы все затевалось ради денег, то нечего было бы и вспоминать.

 

Текст: Татьяна Филиппова.

Фото: Татьяна Джемилева.


  • Автор: Vr-ekb
  • Опубликовано:

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также