Трое инсайдеров поделились с sobaka.ru личными размышлениями на тему строительства храма Святой Екатерины на месте сквера у Театра Драмы

«Быть или не быть…» свободному зеленому пространству, популярному у горожан разных возрастов и сословий – практически шекспировские страсти вокруг строительства храма Святой Екатерины на месте сквера у Театра Драмы прославили индустриальную столицу далеко за пределами России. Правда, правда и ничего, кроме правды - трое инсайдеров поделились с sobaka.ru личными размышлениями на тему: 

1. Как относитесь к сложившейся ситуации противостояния?

2. С точки зрения архитектуры города, уместен ли  храм на месте сквера?

3. Альтернативная локация для строительства храма?

  • Тимур Абдуллаев, экс главный архитектор Екатеринбурга (2015-2017 гг.)

Тимур Абдуллаев, экс главный архитектор Екатеринбурга (2015-2017 гг.)

Градус напряжения в обществе зашкаливает. Я бы избежал эмоциональных оценок и посмотрел на все это с точки зрения развития городской среды.

1. Хотя с этой ситуацией я столкнулся еще в 2016 году, когда работал главным архитектором города, и впервые появилась идея строительства храма на городском пруду. Сначала все это воспринималось городским сообществом как «утка». Но скоро стала очевидна вся серьезность намерений областных властей, епархии и компаний УГМК и РМК реализовать проект. 

В тот момент я, как главный архитектор, выступил против такой идеи. Чтобы вы правильно понимали - не против появления в городе храма Святой Екатерины, но против размещения какого бы то ни было здания в акватории городского пруда! Но мне, как чиновнику и должностному лицу, было указано на то, что я не имею права открыто высказываться в пику позиции городских и региональных властей. Я же посчитал, что главный архитектор просто не имеет права отмалчиваться, не давать профессиональную оценку вопросам непосредственно влияющим на развитие городской среды. Я даже смог инициировать рассмотрение этого вопроса на городском градостроительном совете, куда были приглашены представители епархии, компаний УГМК и РМК, а также главный архитектор Свердловской области и представители министерства строительства. А вот прессу не допустили. Чтобы разговор получился конструктивным, я подготовил презентацию с возможными альтернативными участками для расположения храма на суше. Но, к сожалению, застройщики не захотели пойти на компромисс. После нескольких публичных критических комментариев в СМИ по поводу строительства храма на воде мне было предложено покинуть пост главного архитектора города. Тогда в конце 2016 - начале 2017 консолидация общественности и гражданская позиция многих уважаемых мной людей помогли избежать негативного развития событий. На мой взгляд, с градостроительной точки зрения насыпной остров с храмом уничтожили бы уникальный исторический архитектурный ландшафт центральной части города. Если говорить о ситуации сегодняшнего дня, то главной проблемой, как мне кажется, является отсутствие попытки со стороны городской и региональной власти наладить общественный диалог. Новое место размещения храма не однозначное. С одной стороны, это ,безусловно, лучше, чем строить храм на воде. Но, с другой стороны, так и остается непонятным, почему для появления в городе центрального городского храма, одного из новых символов Екатеринбурга, нужно обязательно жертвовать сквером, который уже живет, как значимое и любимое горожанами зеленое пространство, каких в городе совсем не много.

 

2. Храмы всегда являются средовыми доминантами и формируют городской силуэт. А объект такого масштаба, как храм Святой Екатерины, требует пространства, воздуха. Территория сквера уже окружена сразу несколькими архитектурными доминантами - здание областного правительства, законодательное собрание, Театр Драмы, башня «Исеть». Все это значимые общественные объекты, и ансамбль Октябрьской площади мне кажется завершенным. Размещение здесь еще одного абсолютно самобытного сооружения неминуемо приведет к архитектурному конфронту. К слову, на противоположном берегу Исети расположен Храм на крови, построенный в 2013 году. Легко оценить какой мощной пространственной доминантой он является, и на какой обширной территории вся окружающая застройка ему соподчинена. Поэтому стоило бы задуматься об альтернативных площадках для такого крупного, символически значимого городского объекта, как храм Святой Екатерины.

 

3. На мой взгляд, в городе есть несколько потенциально возможных площадок. При этом важно, чтобы Храм появился не как точечный объект, а как объект средовой. Необходимо правильно почувствовать его масштаб, подобрать достаточный по площади участок и окружить качественным благоустройством. И будет здорово, если вместе с появлением одной из новых архитектурных доминант города, жители не потеряют очередной сквер, а получат новый парк или новое общественное пространство.

  • Никита Корытин, директор Екатеринбургского Музея изобразительных искусств

Никита Корытин, директор Екатеринбургского Музея изобразительных искусств

1. Моя гражданская позиция – незамедлительно начать поиск конструктивного решения. Это все равно придется сделать. Сейчас не стоит мыслить в черно-белом формате: "ну-ка, ты за нас или за них". Дальнейшее укрупнение позиций по обе стороны лагерей «храм vs сквер» только усугубит конфликт. Главное в этой истории – извлечь из противостояния строителей храма и защитников сквера практические выводы. Пожалуй, если конструктивно мыслить, то происходящее – это показатель колоссального запроса на благоустройство городской среды от всех сторон. Горожане считают принципиально важным сохранить ту часть комфорта, которую город вообще может дать для досуга – парки, скверы, хотя бы минимальную уже созданную инфраструктуру. Вместе с тем, как мы понимаем, власть и меценаты готовы тратить существенные ресурсы на облик города. К сожалению, без настоящего, содержательного компромисса, этот вопрос не придет к разрешению. Мне достаточно сложно однозначно рассудить происходящее, так как я знаю людей по обе стороны забора. С «активисткой» Аленой Смышляевой я прекрасно знаком, и совершенно не нужно делать из нее городскую сумасшедшую. Она - образованный человек, который просто может себе позволить экстравагантный поступок. Также я знаю и многих людей со стороны меценатов, и не стоит и из них всех делать злобных троллей. Такие компании, как РМК или УГМК, - это огромные, сложно эшелонированные структуры, в рамках которых что-то может пойти не так на самых разных уровнях. Например, я фанат хоккея и клуба «Автомобилист». Один из топ-менеджеров УГМК активно поддерживает развитие клуба, и как горожанин я ему благодарен. Другой топ-менеджер УГМК активно поддерживал проект музея «Фестиваль меццо-тинто», и это было для нас важной опорой. А третий топ-менеджер сейчас развивает идею застройки сквера рядом с нашим музеем, прямо в Историческом сквере (Малышева-Воеводина), и я считаю это большей катастрофой, чем сегодняшняя ситуация с храмом. За всеми ними стоит одна компания и один собственник. Я не могу только восхищаться или ненавидеть за все это Козицына, например. Сложно принимать однозначные решения. Всем нам нужно быть взвешенными и избегать взаимного шельмования. Я очень рад, что сейчас вопрос повернулся в плоскость переговоров. Для меня этот сквер тоже часть личной истории - свадебные фотографии двадцатилетней давности были сделаны именно здесь. Я хотел бы, чтобы сквер сохранился.

2. Я - человек нерелигиозный и совершенно спокойно отношусь к верующим. Это сугубо личное дело каждого. Да, православие традиционно ближе многим регионам России, но мы - многоконфессиональная страна, где различные этносы часто исторически компактно локализованы. Вследствие определенных событий ХХ века большая часть населения не осознает внутренней связи с религиозной частью традиций. Поэтому вопросы возведения религиозных объектов неизбежно одни из самых сложных в градостроительном плане и должны учитывать множество нюансов. Думая об этом всем, я очень сожалею, что из повестки ушла идея восстановления исторического облика храма. Во-первых, как только возникает реконструкция, то в проекте появляется не только религия и бизнес, а история и культура. Важнейшее сообщение в этом намерении - сохранение культурного наследия. Я за храм в таком решении. Исторически это изящное сооружение, совсем не таких циклопических масштабов, сдержанное и строгое, соразмерное архитектуре центральной части города. Проекты, которые были предложены Голобородским и Рудневым, до изумления далеки от первоисточника, центра горнозаводской цивилизации.

3. Полагаю, храму можно было бы отвести территорию, близкую к исторической локации - Площадь Труда или Площадь 1905 года, которая сейчас функционирует как парковка. 

  • Светлана Волкова, краевед

Светлана Волкова, краевед

1. Построенный в 1723 году Екатерининский горный собор был значимым объектом, главным собором мушкетерского полка. Там принимали присягу горные инженеры. К сожалению, новая власть не оставила следа, и в 1930 году храм был снесен. Я понимаю, что, возможно, мы должны восстановить историческую справедливость. Но то, что сейчас происходит, в частности, выбор места лично у меня вызывает удивление.

2. С точки зрения архитектурной эстетики и художественного наполнения храм точно не испортит облик города, но выбор места – вопрос принципиальный. Не знаю, насколько берег, одетый в гранит, соответствует идее религиозного объекта.

3. Если говорить о восстановлении исторической справедливости, храм Святой Екатерины было бы уместнее разместить на прежнем месте - оно святое, нахоженное, намоленное веками. Горожане, наверняка, восприняли бы его там. А на территории сквера традиционно были поселения, шла обыкновенная мирская жизнь с заботами и радостями, огородами и отхожими местами. Возникает противоречие. Взять к примеру, восстановленный ранее силами РМК и УГМК храм Большой Златоуст. Никаких баталий его возведение не вызвало, потому что не жертвовали общественным пространством.


 

Текст: Наталия Каплун

Комментарии (0)
Автор: @sobaka.ekb
Опубликовано:
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты