«Главный закон грамотности прост: где трудно – там слитно»

Поэт, критик, руководитель «Школы грамотности Романовых» Наталья Романова написала для нас колонку о том, почему главный враг правописания – это неуверенность, и как делать на 80% ошибок меньше уже сегодня. 

Я всю жизнь занимаюсь исследованием проблем письма, благо для этого у меня есть идеальные условия. Обучение «Русский язык без правил» как раз на этом и основано: для того чтобы бороться с ошибками, надо знать их виды, природу, живучесть, упорство, вредоносность и место дислокации. Несмотря на стремительно меняющийся благодаря технологиям мир, люди в массовом порядке делают одни и те же ошибки, которые делятся на две группы.

Первая по причине дисграфии, вторая – из-за школьных правил и просчетов в схеме обучения. В хит-параде – нарушения на границах слов. Это то, что везде называют «слитно-раздельно». По частотности они уверенно лидируют с большим отрывом, давя своей массой все остальные вместе взятые. 

Качество грамотности зависит вовсе не от умения различать, сколько в слове н – два или одно, не от умения писать приставки и уж, конечно, не от всяких «тся» и «ться». Это все и многое другое отодвигается на задний план. На любой странице текста в первом же абзаце прежде всего вылезет «наболевшее»: проблемы насчет частицы «не», а заодно и всех других частиц. И частица «же», и слова «насчет» и «заодно», которые нам попались только что в предыдущем предложении, тоже, кстати, из той же компании – а также и слово «кстати», и иже с ними – слова «также», «тоже» и «из той же».

Каково? И все это – лишь в одном предложении! Это сделано не специально: так устроена речь. Семья (не)богатая, фильм (не)интересный, сделка абсолютно (не)выгодна, друзей (не)видно. Сомневающийся перестраховщик или дисграфик предсказуемо поскользнется на словах типа (в)(пол)оборота, (в)(пол)уха, (до)темна, (пол)зарплаты, (пол)ночи, (не)смотря. Задачу делать пробел или писать слитно приходится решать каждую минуту, а попадется ли тебе на странице двадцать-тридцать раз или хотя бы пять н/нн – вопрос риторический.

Тридцатилетняя практика исследования предмета слез всех двоечников показывает: ошибки практически в ста процентах случаев связаны только с раздельным написанием! Никто не пишет вместе «на стол», «в кастрюлю» и «с друзьями». Никому и в голову не придет здесь мучительно сомневаться. Эта позиция называется «рука пишет сама», трудности нет, это всегда легко. Зато сплошь и рядом пишут «вернусь на утро, гулял до темна, выпил пол бутылки» (или «пол-бутылки», разницы нет никакой, оба неверны).

Родители наших учащихся на вопрос в анкете «в чем причина безграмотности вашего ребенка» через одного пишут «не внимательный» именно вот так, в два слова. У молодого одаренного писателя Кирилла Поехавшева, заработавшего дисграфию из-за травмы головы, в книге о футбольных хулиганах в первых же строках наряду с «до тла», «пол жизни» и «все в пустую» «ненакрашенная жена» написано в три слова «не на крашенная», а через абзац рекорд повторило развалившееся на три части слово «не на долго».


Ошибки практически в ста процентах случаев связаны только с раздельным написанием

На днях мне посчастливилось оказаться в жюри фестиваля «Всемирный День Поэзии» и внимательно прочесть более трех тысяч стихотворений его участников. По несметному суммарному количеству допущенных там ошибок я почувствовала себя Аладдином в пещере Али-Бабы. Итоги моих изысканий на новом испытательном полигоне таковы: 90 процентов проблем, как и следовало ожидать, приходится на границы слов и всего лишь 10 – все остальное, или, как писали в повестке дня собраний в советских учреждениях – «прочее». Среди «прочего» всего 5 процентов ошибок на «ужасную» трудность н/нн, полпроцента на приставки и еще кое-что по мелочи. Но зато неистребимые армады зияющих пробелов напрочь разметали всяких там «ранеННых орлов» «смешливых девчЕнок» и «злобных тещЬ».

Скоро у каждого из нас появится возможность испытать себя в ежегодном грамматическом флэшмобе: надвигается Тотальный диктант. Так что вот вам напоследок лайфхак от нашей техподдержки. Главный закон лаконичен и прост: где трудно – там слитно. Сама ситуация неуверенности и колебания – это сигнал к слитному написанию. Инерция письма такова, что пробелы между словами не нуждаются в контроле. Если бы этот наш маленький секрет знали 3066 участников поэтического фестиваля, ошибки были бы не в 80 процентах их текстов, а всего в 10.


Главный закон лаконичен и прост: где трудно – там слитно

Но и в этом случае устранить их – сущий пустяк. Потому что на самом деле практически все, в том числе пресловутые н/нн, является позицией «легко». В этом я наглядно убедилась ровно год назад, помогая коллегам проверять Тотальный диктант. Там я, пользуясь внезапной возможностью тайного эксперимента на грани промышленного шпионажа, выудила из пачки пару десятков работ с помарками и, воображая себя отважной Белли Бойд, сфотографировала исправления на телефон. Позже, проведя домашний анализ секретных данных, я подтвердила свои предположения: все без исключения исправления были сделаны участниками во вред себе. То есть правильное было ими же самими исправлено на неправильное. Все случаи досадных недоразумений при этом по сути являлись позицией «легко» и поэтому сразу, подчиняясь инерции письма, написались так, как надо. А вот в результате нерешительных колебаний в простейшие слова «юный, баранина и мороженое» влезла лишняя вторая «н», в «будущее» в середину втиснулось никому не нужное «ю», а в «пьедестале», видимо, для крепости, мягкий знак был заменен на твердый.

Ничто так не способствует ошибкам, как неуверенность и страх. Наш главный союзник – наша речь, а вовсе не словарь мнимых трудностей и не учебник грамматики.

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Новости партнеров