Евгений Коржуков

Музыкант, продюсер, звукорежиссер и основатель бренда Evgeny Cortez Production вместе с автором-исполнителем  Аней Заринской готовит программу, которая возвратит шансону неувядающий статус городского романса.

С чего началось ваше знакомство с музыкой?

С пластинок. Все выходные в моем детстве мама не будила меня, а просто ставила пластинку с инструментальной музыкой. Я помню, это были Фрэнсис Гойя, Пако де Лусия или Оркестр Поля Мориа – я просыпался и слушал.

Кем были ваши родители?

Папа – инженер, мама – работник культуры. Потом они вместе возглавили военно-спортивный клуб, где делался акцент на патриотическое воспитание и дополнительную физподготовку. Теперь я понимаю, что родители взялись за это ради меня, думая о моем будущем. Они хотели для меня достойного окружения. Благодаря этому клубу я повидал всю страну, от Бреста до Дальнего Востока. В рамках одной из автоэкспедиций мы посетили все города-герои, беседовали с ветеранами, я прошел по тем местам, где воевали мои деды.

Тогда в жизни и появилась гитара?

Мне было одиннадцать, когда мы с отцом побывали на Ильменском фестивале бардовской песни. Я услышал британский дуэт гитаристов Acoustic Alchemy и загорелся. Дома отец меня спросил: «Будешь учиться играть на гитаре?» Конечно, я хотел, и уже в сентябре пошел в музыкальную школу.

Когда вы поняли, что хотите стать музыкантом?

Родители не планировали, что я свяжу с музыкой будущее. Гитара – демократичный инструмент, ее можно взять в поход, в гости. Ну, в лучшем случае, мама с папой думали, что это будет авторская песня – для себя. Когда пришло время выбирать профессию, собрался консилиум из учителей музыкальной школы и педагогов по самодеятельности из училища, которое я оканчивал, и все в один голос говорили, что у меня талант, что надо выбирать музыкальную карьеру. Тем не менее, папа сказал, музыка – это хорошо, но нужно как-то зарабатывать на хлеб, и я поступил в инженерно-педагогический институт на факультет вычислительной техники. Компьютеры были второй моей страстью, тогда я впервые задумался, как можно совместить технику и музыку в своей жизни. Гитару я не бросил, брал уроки у известного гитариста Валерия Осипова. Тогда мне купили первый серьезный инструмент.

Сколько он стоил? 

Родители отдали шестьдесят тысяч. В девяносто третьем это были сумасшедшие деньги, но инструмент был замечательный и я с ним не расставался. Мы с другом разъезжали по фестивалям авторской песни – по несколько раз в год. Меня в институте часто видели с гитарой, и поэтому разрешили писать дипломную работу на стыке музыки и вычислительной техники.

В армии вы тоже времени не теряли?

Я сразу для себя решил, что от армии бегать не буду, у меня оба деда воевали. К двадцати трем годам очень прилично стрелял, поскольку занимался многоборьем. Заранее уведомил своего работодателя, начальника отдела культуры, поскольку у него были планы на меня, досрочно защитил диплом и явился в военкомат одним из первых. Начальник отдела культуры хотел оставить меня в местной военной части, но что-то там не срослось, и в результате абсолютной случайности я попал в ансамбль песни и пляски УрВО, но не музыкантом, а звукорежиссером.

Что дала армия?

Я научился работать в команде, ведь я отвечал не только за свой инструмент или костюм, но за все техническое обеспечение. И понимал, если что-то забуду, то подведу весь коллектив. В армии я приобрел крестного отца, друзей, с которыми до сих пор поддерживаю отношения. Благодаря армейскому другу Александру Шульгину вернулся в музыку.

Значит, был момент, когда вы ушли из музыки?

Пришел из армии, надо было элементарно выживать. Я работал телефонным мастером, связистом, компьютеры устанавливал, был рекламным агентом, менеджером. Потом понял, что не могу, тянет меня к музыке. Уволился со всех работ, купил дешевую китайскую гитару и начал восстанавливаться. Помог опять же Шульгин, позвал работать в ресторан. Так началось мое возвращение.

Как вы стали «Кортезом»?

С легкой руки Вадика Таланова, ведущего шоу из бара «Одесса», где мы были частыми гостями. Срочно была придумана легенда о большой любви испанского летчика к русской медсестричке – и так незатейливо я оказался внуком испанского летчика. Как-то в Сургуте девушка так прониклась этой историей, что заговорила со мной по-испански.

Ваша супруга разделяет ваш образ жизни?

Абсолютно. Мы нашли друг друга на сайте знакомств. Списались, встретились. И уже через месяц я ей сделал предложение. Не могу сказать, что был завидным женихом – жил с мамой, не имел стабильного дохода, разве что ездил на спортивном автомобиле – но Лиза в меня поверила. Благодаря ей я стал писать музыку, купил уникальный гитарный синтезатор. Теперь я могу запрограммировать сопровождение любого инструмента – тромбона, скрипки, саксофона. Лиза сказала, что мы можем и должны себе позволить такое приобретение. Сейчас у меня соединяются живой звук и синтезированный, получается красивое звучание. Все это очень вдохновляет. Лиза ведет мои странички в сети, занимается моим продвижением. У нас растет дочь.

Расскажите о вашем новом проекте.

С автором и исполнительницей Аней Заринской мы готовим программу из ее произведений, близких к городскому романсу. Мне очень нравится все,  что она делает. Это такой жанр, которым можно заниматься всю жизнь, он не исчерпаем. Премьера совместного выступления состоялась в октябре, в рамках проекта «Территория авторской песни» на площадке Comedy home pub в «КомсоМолле». Полную программу мы подготовим к новому году.

 

Свой первый профессиональный инструмент Евгений купил в кредит, который выплачивал восемь месяцев, пока мастер изготавливал гитару из девяностолетней ели, клена и бразильского палисандра.

Компьютеры стали еще одной страстью будущего музыканта. В институте он впервые задумался, как можно совместить технику и музыку в своей жизни, и посвятил этому дипломную работу.

 

Текст: Татьяна Филиппова.

Фото: личный архив героя.

 

 

 


  • Автор: Vr-ekb
  • Опубликовано:

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также