Адреналин: Елена Марышева.

Бизнесвумен, находящаяся в постоянном поиске приключений, освоила снегоход, квадроцикл, парус и охотничье ружье. Теперь у нее появилась новая, в прямом смысле высокая любовь, – Гималаи. Поднявшись на пять тысяч четыреста метров над уровнем моря, Елена мечтает продолжить восхождения, но уже на более экстремальные высоты.

Как-то ночью я зашла на тематический сайт по йога-практикам, чтобы скачать книжку – и увидела тур в Непал, включающий в себя занятия йогой, трекинг в Гималаях и посвящение в буддизм. В тот момент я поняла, – это то, что мне сейчас нужно. Вылет был на следующий день, – я за ночь собрала чемоданы и уже утром сидела в самолете. С собой успела прихватить хороший спальник и трекинговую обувь, остальное снаряжение купила уже в Катманду.

Нам довелось увидеть один из десяти опаснейших аэропортов мира – Луклу. Для того, чтобы миновать низкие горы, мы сразу улетели на высокогорье (две тысячи восемьсот метров над уровнем моря) в город Лукла, перевалочный пункт туристов, направляющихся в окрестности Эвереста. Чтобы там приземлиться, самолет пролетает в ущелье между гор и садится на очень короткую взлетно-посадочную полосу, где с одной стороны – скала, с другой – обрыв. Мало того, эта взлетно-посадочная полоса находится в вертикальном положении. Выходит, что приземляешься в гору вверх, а взлетаешь с горы вниз. Кстати, ясное небо там бывает только утром, – к полудню снежные склоны нагреваются, и моментально образуются тучки. Так что если не улетел до десяти утра, жди следующего дня. Этим мы и занимались четыре дня подряд. Прилетают все, а вовремя вылетают только везунчики.

Йога на высоте – это спасение для организма. Максимальная высота, которую мы взяли – пять тысяч четыреста метров. Практики позволяли после огромных физических нагрузок гармонизировать, растягивать тело, приводить его в равновесие, так чтобы ничего не болело.

У трех человек из группы началась горная болезнь, – это жуткая головная боль, тошнота, апатия, панические атаки, нехватка кислорода. Сердцебиение не опускается ниже ста двадцати ударов в минуту. Люди не ели, не спали и не хотели двигаться. В этой ситуации человеку ничего не нужно, – раздражает все вокруг и хочется побыть одному. Ты изнемогаешь, а деваться некуда. Здесь либо вызываешь вертолет и летишь вниз, либо самостоятельно спускаешься обратно. Все время непрерывно летали вертолеты, забирали людей, – семьсот долларов и ты уже на уровне моря.

Семнадцать часов занял самый экстремальный спуск, – сорок километров по козьим тропам, где с одной стороны скала, с другой – обрыв. Так мы решили дойти из Гокье до Намче Базара (хотя туда мы шли три дня, обратно решили спуститься за день). Во-первых, была потеряна значительная высота – две тысячи метров, вместо пятисот положенных. Во-вторых, я шла с двумя людьми с горной болезнью, – мне было сложнее всех. Поэтому, с остановками, паниками, мы не успели засветло дойти до нашей лоджи (туристический домик – прим. ред.) и пришлось еще три часа идти по Гималаям в кромешной темноте. Да, над головой были необыкновенно красивые звезды, но они не освещали дорогу, а мизерные налобные фонарики с задачей не справлялись.

Поездка многое поменяла в моей жизни – нам было дано огромное количество информации, которую нужно обдумывать еще несколько лет, находить ответы и подтверждения слов Ламы. В Катманду мы посещали лекции Ламы в местном монастыре (где мы, кстати, и проживали), – многое получилось осознать, но он не отвечал на вопросы, к ответам на которые мы пока не готовы.

После того, как я открыла буддизм для себя, решила, что буду придерживаться принципов этого учения. Я отказалась от алкоголя, мяса, и, тем более, завязала с охотой. Помимо адреналина мы получили еще и очень глубокую духовную программу.

 

Текст: Екатерина Дорохова.

 


  • Автор: Vr-ekb
  • Опубликовано:

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также