Жоан Рибас: "Ответы нужно искать в тени облака"

Главный куратор музея современного искусства Серралвеш в Порту Жоан Рибас, критик и искусствовед, стал куратором IV Уральской индустриальной биеннале. Он раскроет идею «Новой грамотности» основной экспозиции в темах труда и досуга человека.

Как приглашенный куратор Уральской индустриальной биеннале, с чего начали работу? 

Традиционного для выставочного проекта я подбирал участников, просматривал их работы. С частью художников я был уже знаком до того, как меня пригласили работать над проектом, и это упростило работу. Что касается второй части подготовки, исследования именно биеннального контекста и площадки - было сложнее, потому что это уже не просто история о встрече с людьми, здесь нужно было погружаться глубже: вникать, как был устроен завод, на котором будет проходить основная экспозиция (прим.ред. - бывший Приборостроительный завод), какие ключевые точки в его истории мы понимаем и хотим о них рассказать, какие опускаем из нарратива. Это работа связана с выбором фактуры и изучением источников. И эту часть делал не только я, этим занимается вся биеннальная команда, которая встраивает выставку в более долгое повествование и историю индустриальной биеннале как таковой и площадок, которую биеннале занимает.

Открыли для себя имена новых художников?
Я открыл для себя несколько новых имен, но не хотел бы делить участников на известных художников, которых я знал, и «вот тех новичков», с которыми я познакомился. Я лучше скажу, что местные художники, которых я включил в выставочный проект, на мой вкус, на столько же интересны, настолько же как и международные мастера. Вместо конкретных имен отмечу, что в Екатеринбурге работают художники, которые внутри нашего выставочного проекта очень гармоничны и интересны и прекрасно соседствуют с художниками из Москвы, Дагестана, Германии, Индонезии, Америки.

Тема IV биеннале «Новая грамотность» исследует труд и досуг недалекого будущего. В одном интервью вы очень просто и образно охарактеризовали понимание темы, сказав, что «в Португалии до сих пор есть те, кто не умеет писать и читать, но свободно пользуется мобильным телефоном». Как вы думаете, как новые технологии создают новые типы грамотности?

Да, это мой любимый пример. Многие разбираются в смартфоне, не читая руководство по эксплуатации. И для меня интересно исследовать, почему люди так быстро осваивают технологии, хотя их никто этому не обучает. Как осуществляется это поступательное движение, откуда они подцепляют новые знания, как они начинают этот танец пальцев по экрану смартфона. Люди научились не только быстро схватывать сложные движения, но и разбираться с достаточно сложными изображениями. Мы все много их производим и отлично их читаем. Каждый из нас уже не только снимает на камеру, но и понимает - как устроено изображение, что человек предпочитает показывать, что предпочитает скрывать, как выставлять свет и прочее. И здесь интересно, как мы становимся требовательны в визуализации объекта. Если мы вспомним историю модернизации, проекты ликвидации безграмотности и проекты тотальной грамотности запускались в каждом государстве. Потому что для каждого большого сообщества главной целью было достичь грамотности у всех ее членов. В экспозицию основной площадки биеннале я включаю плакаты и инфографику, что позволяет рассказывать о сложных экономических и социальных феноменах доступным языком. Этой задаче был подчинен и советский плакат, который переводил сложные вещи, касающиеся устройства рынка, общества в язык понятных слоганов и речовок, которые прочитываются большой аудиторией.


Мы должны искать факты в тени облака

Что тогда старая грамотность?
«Новая грамотность» на деле предполагает развитие старой грамотности, и умение читать и работать с текстами, поскольку они позволяют нам анализировать столкновение двух систем – цифровой и телесной. Цифра, которая никогда не устает, и тело, которому требуется отдых и сон. Нам следует осмыслить то, как они сосуществуют. Каждая последующая промышленная революция на деле удлиняла рабочий день. Феодализма, потом капитализм, за ним промышленный капитализм, затем индустриальный капитализм, постиндустриальный капитализм - и с каждым скачком, с каждым новым витком роста на деле рабочий день становился дольше, при этом, создавая диссонанс между движущей идеей сохранения времени и продлением рабочего дня. Это то, что мы переживаем сейчас: мы все время в процессе, в on-line, наше рабочее время не ограничено. И очень важно отметить, если мы говорим о технологическом развитии и о тех революциях, не фокусироваться на технологических новинках и объектах, а смотреть на эффект, исходящий от них.


Искусство отображает влияние технологического процесса?
Сейчас в мире нашего технологического скачка многие говорят, что самое важное - это коммуникация, доступ к общению. Мы рассматриваем технологии работы с информацией, как очень важный феномен, который структурирует массу общественных процессов: от движения денег, до перемен в обществе. Но при этом все очень зыбко. Мы ведь не можем ткнуть пальцем и сказать: «Вот информация, и вот тут и тут тоже». Это невозможно! Кроме того, люди используют метафору облака, которая выдает изменчивость, нестабильность форм и характера. Ты смотришь в небо, отвернешься, возвращаешь взгляд, - а облако изменило форму. Ты воткнешь в него руку – рука пройдет насквозь, ты вроде в облаке, но на самом деле нет. Подобрав такого рода метафору люди подчеркнули нестабильность и зыбкость информации. Поэтому я думаю, мы должны искать факты в тени облака, а не в нем самом. Важно не искать технологических перемен в технологическом мире, а как технологии отзываются в повседневных процессах.

Как влияет технологический скачок на повседневную жизнь человека, тема которой будет раскрываться на выставке?
Предполагалось, что технологии упростят нашу жизнь и сделают работу легче, но вместо этого происходит то, что наш рабочий день бесконтрольно удлиняется. Технологии призваны упрощать рутинные процессы и делать общее благосостояние и наше общее самочувствие лучше. Вместо этого мы можем посмотреть на число проблем и заболеваний, которые умножились в последнее десятилетие: боли в спине, психические расстройства, когнитивные диссонансы, зависимость от кофе. Нас ежедневно бомбардируют мириады изображений, на которые приходится фокусироваться и взбадривать свой организм очередной порцией кофеина. Получается долгая сложная цепочка, в которой нельзя достать одно звено и сказать, что технологии повлияли вот так. От того, что мы проводим время под этим невидимым прессом информации, вырастает популяризация других техник. Например, набирает популярность йога, которая не сравниться с йогой пятьдесят лет назад. И это своего рода обратные технологии, восстановления, помогающие справляться с тем, что творят с человеческим организмом информационные технологии.

А вы сколько времени проводите в социальных сетях?
Я не очень хороший пример. Я родился и рос в переходное время: когда ты договаривался и подтверждал свои встречи, прежде чем выйти из дома и свой план поменять уже не мог. Я переходный вид. Я не провожу много времени в социальных сетях в отличие от других людей, у меня нет желания сидеть в постоянной переписке, наверно я «пещерный человек». (Смеется). Но есть, что меня восхищает каждый день в использовании интернета. Вспомним древних греков. Многие из них отправлялись к оракулу в Дельфы, чтобы задать свои самые конкретные сокровенные вопросы, про будущее, про жизнь и другое. Грек садился на свой корабль, долго добирался, приплывал в Дельфийский оракул, в Храма Аполона – расселина в скале, он задавал свой вопрос жрецу и ждал, когда появится ответ. Сейчас мы получаем ответы на свои вопросы моментально. Я открываю ноутбук, у меня появляется маленькое поисковое окошечко, я вбиваю конкретный запрос, который меня очень сильно интересует, и я получаю очень конкретный ответ. Это как Дельфиский оракул, просто я могу сделать все проще и быстрее. Вот, что меня восхищает.

Говорят: «Книгу прочитал ни когда ее открыл, а когда закрыл», когда зритель «прочитывает» произведения современного искусства?
Я думаю оба способа восприятия актуальны, и зритель проживает оба состояния. Можно представить ситуацию, когда ты всю жизнь о чем то конкретном размышляем, приходим на выставку и видим работу, в которой собрано все то, о чем мы думали - и тогда мы переживаем моментальную реакцию, что даже можем оцепенеть в момент соприкосновения с произведением. Но в то же время, мы можем посмотреть на работу и ничего не почувствовать, но потом, спустя время работа раскроется в восприятии. И музыка, и театр, и кино, и экспозиции могут давать и моментальные переживания и могут «включать» их время спустя. У творчества есть свойства застыть в памяти, а потом раскрывать и давать человеку все больше и больше. Это, наверно, одна из причин, по которой мы продолжаем вглядываться в вещи, в которые всматриваемся уже более двух тысяч лет. 

Основная площадка 4-й Уральской индустриальной биеннале современного искусства, бывший Приборостроительный завод, ул. Горького, с 14 сентября


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме