• Образ жизни
  • Дизайн
Дизайн

Знакомьтесь, Дарья Любимова — запустила бренд крутых диванов в Петербурге, открыла концепт-стор и объединяет локальных дизайнеров

Подписаться:

Поделиться:

Пассионарий Дарья Любимова строит комьюнити: в своем новом концепт-сторе DESIGN DEALER она собрала объекты локальных предметных дизайнеров — ковры с абстрактными принтами художника Ромы Peeks, объекты из латуни Валерии Огай и скульптурные формы Дмитрия Шабалина, объявила open-call для поиска новых имен, запустила бренд «Приличные диваны» и планирует производство кухонной мебели — и все это в Петербурге.

На фото слева направо: Ирина Дукина, Дмитрий Шабалин, Илья Шалашов, Дарья Любимова, Рома Peeks, Тамара Иванова и Данил Геннадьевич

На Ирине: жакет и юбка 404 NOT FOUND

На Тамаре: рубашка и брюки UShatava

Ты придумала и запустила бренд «Приличные диваны»: все, кто сталкивается с ремонтом, знают, как сложно в Петербурге обзавестись приличным диваном не за бешеные миллионы. Но как ты решилась на собственное производство?

Идея родилась у меня давным-давно. В Европе полно небольших фабрик, которые делают дизайнерские диваны, мы их покупаем и привозим сюда, но доставка и таможня превращают диван в золотой. И я подумала: неужели невозможно делать хорошую мебель в Петербурге? Вы удивитесь, но серьезные производства с крутым оборудованием у нас есть, просто на них делают сильно странные предметы с дизайном двадцатилетней давности или частные заказы, копирующие известные бренды. Чтобы делать актуальные вещи, производителей нужно соединить с теми, кто придумывает. Я собрала команду, мы сделали опытные образцы, протестировали, проверили эргономику и наполнение — и скоро выйдет первая коллекция «Приличных диванов». В планах — коллаборации с петербургскими архитекторами, например, с Евгением Неймандом: оказывается, он всегда хотел сделать диванный дроп.

Получается, сейчас экономически выгодно вкладываться в собственные мастерские? Это точка роста?

Да, или договариваться с крупными производителями, чтобы выпускать на их базе свои коллекции. Очень перспективной сферой станет кухонная мебель. С рынка сейчас уходят многие европейские бренды, а те, что останутся, будут стоить очень дорого. Кухня — это сложно: всегда завод, конвейер и строгое соблюдение технологий. Из-за этого делать не типовую модель, а что-то на заказ долго и затратно. Для того чтобы зарабатывать, нужны большие партии, а не один-два гарнитура. Я решила занять нишу красивых кухонь и веду переговоры с владельцем мебельного завода, где стоит отличное итальянское оборудование, но производит он какие-то адски некрасивые комоды и шкафы: «У меня их последние пятнадцать лет покупают, но последнее время все меньше, я, наверное, уже убыточный». Я спрашиваю, кто покупает, а он не знает! Я вам клянусь, владелец завода не знает, кто его клиенты: «В воскресенье приезжают фуры и забирают заказы». Я говорю: «Вы же понимаете, прошло время, быт поменялся, запросы тоже». И получаю ответ: «Может, для вас поменялся, а для восьмидесяти процентов населения страны — нет».

То есть дизайн не нужен большинству жителей России?

Нужен! Но чтобы люди покупали дизайн, их нужно образовывать — в Тюмени до сих пор вешают турецкую органзу и приклеивают лепнину на потолок в панельках-пятиэтажках. Видела своими глазами. Надо заниматься регионами, показывать новинки и классику, делать мастер-классы и поп-ап сторы. На это есть запрос: на лекциях критика и историка дизайна Ольги Косыревой всегда аншлаги.

Дарья Любимова

Что еще помогло бы индустрии на федеральном уровне?

Соединять дизайнеров и производства — тогда у индустрии будет шанс. Крупные компании должны поддерживать молодые таланты. В голландском Эйндховене Академия дизайна проводит выставку Dutch Design Week, где культовые марки вроде Moroso или Moooi ищут себе в штат вчерашних выпускников. Им выгодно вкладываться в молодежь, чтобы развивать свой бренд. Эту практику нам стоило бы перенять. 

Большие русские бренды всегда стремились пригласить модных иностранцев — наш дизайн был не в почете. Да и наши предметные дизайнеры, в свою очередь, были ориентированы на работу с зарубежными компаниями, как, например, Дима Логинов, создавший объекты для Vitra, Axo Light, Cartier. Для «Первой Мебельной фабрики» кухню делал Карим Рашид. Это было престижно. Теперь ситуация такова, что многие западные бренды отказываются работать с Россией. Многие серьезные марки пишут мне об этом письма, кто-то вежлив, кто-то не очень. Самое время сделать престижным русский дизайн: развивать поставки в регионы, запускать производства, привлекать новые имена, как сделала год назад фабрика кухонь «Мария» — они обратились к самому звездному русскому автору Гарри Нуриеву. И пора делать что-то важное для города, для своей страны, как бы это пафосно ни звучало. Не матрешки, не валенки, а реально современные вещи с переосмысленными русскими кодами. Посмотрите, какой крутой самобытный дизайн в Корее — это результат того, что они поварились внутри своей айдентики. Мы же находимся в процессе исторических перемен и сможем оценить его только со временем.

В шоуруме Space Four на Введенской ты давно работаешь с культовыми брендами вроде Promemoria и Arclinea, а в декабре прошлого года открыла на Большом проспекте Петроградской стороны концепт-стор Design Dealer. И это настоящий панк: голландская посуда с принтами татуировок, книги по искусству, датские скульптуры продаются вместе с самобытным локальным дизайном collectible art.

Да, я строю петербургское дизайн-комьюнити. Мы давно работаем с местными художниками. В Design Dealer продаются малые и большие формы из стали Ильи Шалашова — меня поразило, что такой сложный материал может выглядеть так легко и пластично благодаря техникам художественной обработки. Ироничная и яркая живопись Данилы Васильева. Керамика брендов Fragile Stuff и Irina Dukina, посуда Тамары Ивановой. Украшения из латуни молодой художницы Валерии Огай. Архитектурные предметы интерьера Дмитрия Шабалина, который исследует переход объектов от функции к идее, не теряя ни того, ни другого. Орнаментальные ковры со множеством техник от вышивки до коллажа иллюстратора Ромы Peeks. Я хочу расширяться — недавно объявила open-call, и за пару дней мне прислали работы более двадцати человек, пятерых я точно возьму в концепт-стор. Самое удивительное, что таланты обнаруживаются в ближнем кругу: например, я понятия не имела, что архитектор Наталья Тимофеева, жена дизайнера Евгения Скорикова, с которой мы давно общаемся, увлекается скульптурой и делает классные скульптуры малой формы.

Посуда бренда SOCIAL LABEL — социальный проект в Нидерландах, в котором люди, оказавшиеся в трудной ситуации, находят себя в совместной работе с дизайнерами

Яркие чайные наборы от Unlike Ceramics

Посуда UNLIKE CERAMICS

Серия вулканических ваз от Алеси Стрикс, инженера по образованию

Дай совет: как автору адекватно оценить свой дизайн?

Обратиться к нам. Для оценки нужно хорошо знать рынок. Мы поможем. Я много лет наблюдаю за всем, что происходит в этой сфере по всему миру. Продается то, что вызывает отклик. Мне это может даже не сильно нравиться, но интуитивно всегда понятно, будет ли тот или иной автор востребован, есть ли у него божья искра. Важно, чтобы у художника был свой почерк. Голландские дизайнеры делают совершенно отлетевшие вещи, у них абсолютно оригинальный тип мышления, не знаю, с чем это связано, может, с обучением. У наших ребят самобытность менее развита, а она-то и ценится больше всего.

Когда я запускала Design Dealer, то предполагала, что акцент будет на европейском дизайне, а русских ребят мы брали на условиях реализации, делали минимальную наценку. Для меня это была скорее социальная история, хотелось поддержать местное арт-коммьюнити, но сейчас, когда валютный курс стал совсем кусачим, оказалось, что локальный дизайн — перспективная история для бизнеса, и я планирую вывести ее на хороший уровень. Мне хочется гордиться нашим предметным дизайном и продвигать его.

Плюсы, минусы, подводные камни?

Я одно время очень поддерживала ребят из дизайн-сообщества Izba Project. Хороший проект, он даже попал в секцию Satellite престижнейшей миланской выставки Salone del Mobile. Но я сломалась на этапе заказов — хотела продавать, но это оказалось невозможно: «Я не знаю, сколько будет стоить. Мне делать негде, у меня производительность один стол за два месяца: столешницу я сделал, мне помог брат папы, а ноги сколотил мастер в гараже». За эти пять-семь лет ситуация немного улучшилась, но до налаженного производства еще далеко.

Что еще нужно сделать дизайнеру, чтобы начать продаваться?

Проанализировать свой продукт, понять, какая у него функция или идея, затем выпарить всю воду и оставить суть. Не нужно копировать чужие работы, это уже не прокатит. Хорошо бы повышать насмотренность и получить профильное образование — это очень влияет на качество, без этого многие объекты получаются какими-то доморощенными, особенно если мы говорим о сложных по эргономике вещах. Важно сделать понятную презентацию, часто кайфовые авторы абсолютно не умеют себя подать. Красиво сфотографировать на айфон и написать небольшой текст сейчас может каждый. Сторителлинг никто не отменял — это очень хорошо работает. Если совсем не получается, то за внятным описанием стоит обратиться к профессионалам. Глобально, молодым дизайнерам нужны проводники, такие, как мой концепт-стор. Поэтому отправляйте свои работы нам на почту art@spacefour.ru.

Данил Геннадьевич

Художник, который подписывается ДГ, использует для рисования строительными красками на основе акрила любые плоскости — доски, фанеру, куски мебели, холсты, картон. Работы ДГ есть в коллекциях Ксении Чилингаровой и Андрея Бартенева.

Дмитрий Шабалин

Серия объектов FORMS из керамики и полуфарфора выпускника-магистра кафедры керамики и стекла СПГХА им. Штиглица сделана в технике шликерного литья в гипсовые формы. 12 арт-объектов из серии могут группироваться в зависимости от интерьерных задач.

Илья Шалашов

Минималистичная серия «Биолиты» выполнена из стали в технике ковки и воронения.

Рома Peeks

Работы художника и иллюстратора Ромы Peeks есть в коллекциях Алины Пязок и Ильи Варламова. Кроме ковров (на самом деле сенсационных!) Рома делает настенные панно, холсты, текстиль, вышивку, коллажи, тиражную графику, шелкографию, керамику.

Тамара Иванова

Художница и основательница бренда Belymhi делает керамические объекты из разных глин — фарфора, полуфарфора и шамота. В ее «Звериной серии» живут лиса, волк и лев — символы состояний и стремлений.

Ирина Дукина

Все пред­меты бренда Irina Dukina создаются из глины в технике ручной лепки. Новую коллекцию Ammission Ирина Дукина представила на мос­ковской выставке «Арт Дом Экспо».

Фото: Дима Табу

Стиль: Эльмира Тулебаева

Ассистент: Лиза Синцова

Визаж и волосы: Мария Непряхина, Валерия Стародубцева

Свет: Иван Волков Skypoint

Материал из номера:
Апрель
Ваш город
Курск?
Выберите проект: