• Мода
  • Герои
  • Бизнес

Глава Melon Fashion Group Михаил Уржумцев: «Кризис еще не пройден»

Гендиректор Melon Fashion Group (бренды Zarina, Sela, Befree и Love Republic) подводит итоги первой недели без карантинных ограничений: офлайн-ретейл жив и (наверно) будет жить. Михаил Уржумцев рассказал «Собака.ru», почему ввел мораторий на увольнения и для чего в корпоративной культуре отдает свободе первое место. 

Какой Melon Fashion Group была до закрытия своей розницы?

Мы отработали январь и февраль с хорошими приростами. Когда в магазинах отлично зашла весенняя коллекция, я подумал: «Этот сезон наш!». А 16 марта стало понятно, что никакой куш не сорвем. На гребне успеха вплыли в карантин, а уже в апреле думали, как жить дальше, если основной источник доходов закрылся.

Розница — 80% всех продаж — одномоментно ушла. Поэтому компания начала переговоры и с поставщиками, и с арендодателями. Последние сначала тоже очень сильно удивлялись, о каком снижении вообще речь, а потом стали больше понимать ситуацию на рынке и идти навстречу.

Во второй половине апреля раскачался онлайн — покупатели поняли, что открытия магазинов в ближайшее время не предвидится. Интернет-продажи вышли на уровень, который позволил компании в мае выйти на безубыточность. Сейчас почти все наши точки работают. Остаются закрытыми некоторые франчайзи, но, я думаю, в августе уже все начнет функционировать.


Я, как и год назад, считаю, что интернет не убьет рынок офлайна и спустя годы займет долю максимум в 50%. 

А останется ли рост онлайн-торговли и после открытия магазинов?

Сторонников онлайн-покупок за карантин стало гораздо больше. Эта опция прочно вошла в жизнь и никуда не выйдет, будет становиться удобнее и удобнее. Но я, как и год назад, считаю, что интернет не убьет рынок офлайна и спустя годы займет долю максимум в 50%. Даже сейчас мы видим: в апреле онлайн продавалось 100% вещей, в июне 50%, а в июле с полным открытием розницы только 30%. Ажиотаж, конечно, есть (все мы видели очереди на вход в магазины), но с каждым днем он падает.

Дыра в бюджете, которая образовалась в апреле-мае, в масштабах года все еще колоссальный удар по компании?

Существенный, но не смертельный. Мы безусловно потеряли и продажи, и прибыль, поскольку вторая половина марта, апрель и май – это самые бойкие времена для розницы. Недосчитаемся приблизительно 4-5 миллиардов. Но это цифра гипотетическая, потому как отложенный спрос все же вернул какую-то часть в июне-июле.

Чем будете компенсировать?

Осенью будет понятнее. Ждем 1 сентября — точку бифуркации для всей розницы. Люди возвращаются из отпусков, выходят в школы, университеты — им нужна новая одежда. Если 1 сентября не случится и все останутся на удаленке, нужно будет переосмыслять нашу стратегию. И не стоит исключать возможность второй волны. Поэтому мы для себя решили, что кризис не пройден, бизнес все еще находится в моменте ожидания и непредсказуемости.

Сейчас все стремится уже к стабильности, подходит к норме. Как карантин вас изменил? Стало ли больше седых волос?

После этой ситуации понял, что мы все делали правильно с точки зрения управления, атмосферы, методов работы. Именно жесткая ситуация показала нашу адаптивность: не «шеф, все пропало», а вызов, который классно преодолеть.

Глядя на команду, понимаю, что ее ничто не сломит. И седых волос поэтому не прибавилось — ни секунды не сомневался, что мы выберемся. Думал: если Melon не справится, тогда кранты всем! Вы знаете, ученые недавно открыли, что седина способна вновь обретать цвет, если организм перестает испытывать стресс. Мне кажется, у меня волосы даже стали темнее.

С частью команды пришлось расстаться?

Нет, на апрель-май у нас был введен мораторий на любые увольнения. Это уже социальная необходимость. Мы понимаем, что наша команда – это все, поэтому надо ее сохранить. Но выявились люди, которые понимали, но вели себя особенно. К счастью, на 5-тысячный коллектив их было единицы.


У нас есть свод – наша корпоративная библия Melon Fashion Book. Она ставит свободу на первое место. А это идеальная среда для талантливых людей.

Это же огромный бюджет на зарплатный фонд!

Сотрудники, связанные с розницей, работали при сокращенных рабочих часах, остальные остались на полном рабочем дне. С каждым ситуацию проговорили. Один из девизов мэлонцев – и в минуты славы, и в минуты испытаний мы вместе с компанией. И в этот кризис наша корпоративная культура нам помогла.

Вы лично создаете такую творческую среду или в компании работает коуч-психолог?

Это коллективный труд. У нас есть и психологи, которые проводят тематические встречи с командой, и HR-специалисты, занимающиеся адаптацией сотрудников. А офис построен так, чтобы люди хотели в нем жить.

У нас демократия, хотя кто-то считает, что тоталитаризм. Я категорически не согласен, потому что решения мы принимаем вместе. У нас есть свод – наша корпоративная библия Melon Fashion Book. В ней сказано кто мы, зачем мы, как ведем себя в разных ситуациях. И Melon Fashion Book ставит свободу на первое место. А это идеальная среда для талантливых людей.

Кто вам точно не подойдет в команду?

Лицемеры, равнодушные, амебные. С человеком, который хочет быть авангардом, нам по пути. Даже если он не умеет, но очень хочет.

А что насчет тех, кто без пяти шесть закрывает ноутбук и оставляет работу на работе?

Деятельность, связанная с рутиной, только так и строится. А у нас нет нормированного графика. Успеваешь все с 9 до 6 и достигаешь хороших результатов? Нет вопросов! Делаешь то же самое с 9 до 5? Ради Бога! Мы не требуем ни присутствия в офисе, ни работы в заданные часы. У каждого свое четкое понимание задачи, цели и чего конкретно надо достичь. Поэтому когда многие сотрудники ушли на удаленку, ни один бизнес-процесс не остановился.


Мы стараемся как можно меньше встречаться и совещаться, иначе не остается времени на исполнение своих обязанностей.

Как вы реагируете на ошибку сотрудника?

А как на это можно реагировать? Мы все ошибаемся. Главное, чтобы люди понимали, в чем они ошиблись. Меня нервирует, когда коллеги по каким-то причинам боятся и не хотят это признавать. Но это естественно, нормальная реакция здорового организма. Разборки бесполезны.

Используете штрафы?

Нет, поскольку не предполагаю, что человек нарочно стремился навредить компании. Он может это сделать по незнанию, не имея правильной информации. Здесь нужно разобраться, где корень и дальше на эти грабли уже не наступать.

Бизнес-тренеры говорят о том, как важно работать в команде и уметь делегировать. У вас это получается?

Наш штат поделен на департаменты. Если каждый четко понимает за что он отвечает, то делегирование достаточно просто происходит. И, повторюсь, каждый вправе самостоятельно принимать действия или же бездействия, чтобы задача, поставленная перед коллективом, была выполнена. Если она находится на стыке департаментов, мы прозрачно обсуждаем проблему, вычищаем бизнес-процессы, чтобы не было возможности для манипуляций, скидывания ответственности на соседа. Но мы стараемся как можно меньше встречаться и совещаться, иначе не остается времени на исполнение своих обязанностей.

У вас есть свой кабинет?

Нет-нет, у нас ни у кого нет кабинетов, это принципиальная позиция. И я тоже в переговорке сижу пока. Есть, конечно, небольшие комнаты для быстрых встреч, шоу-румы, фотостудии. Все остальное в опен-спейсе. Как только начинаем ограждать департаменты стенками, то каждый становится неким обособленным королевством со своими законами. И иногда интересы такого королевства могут идти вразрез с интересами компании.

А позволяете ли вы себе ничего не делать?

Конечно! Руководителю жизненно необходимо отвлечься, взлететь над ситуацией и критично глянуть на то, что происходит внизу. Питер у нас вообще самокритичный город, петербуржцы любят покопаться в себе. И иногда даже мне собственноручно приходится вытаскивать коллег из этого копания. Поэтому я и призываю иногда побездельничать, немножко отдохнуть и подумать.


«Штрафы я не использую, поскольку не предполагаю, что человек нарочно стремился навредить компании». 

Магазины бренда Sela, который год назад купила Melon Fashion Group, были завешены обаятельными табличками «Ликвидация» сразу после продажи. Планы на модернизацию кризис не поменял?

Все магазины Sela будут модернизироваться по образцу флагманского в «Галерее». Теперь в нем будет самая лучшая концепция одежды для детей и мам, которая производится в России. Она так и называется — Moms and Monsters. Папы у нас отсутствует, так как они считают своих детей не монстрами, а звездочками.

На мир собираетесь выходить?

Мы есть в Казахстане, Беларуси, Украине, Грузии. Буквально на днях вышли на китайские рынок онлайна — посмотрим, как он примет нас.

 

Текст: Михаил Стацюк, Леонтий Касаткин

Фото: Валентин Блох

Комментарии

Наши проекты