• Город
  • Наука и образование
  • Бизнес

Знакомьтесь, Александр Лопота — он делает в Петербурге роботов для лечения людей и исследования других планет

Директор и главный конструктор Центрального НИИ робототехники и технической кибернетики Александр Лопота руководит институтом уже десять лет.

Основное направление деятельности ЦНИИ РТК — космос?

Да, с космоса и началась история института. В 1965 году на кафедре «Автоматика и телемеханика» ЛПИ (ныне — Политехнический университет) создали лабораторию технической кибернетики, нужно было обеспечить мягкую посадку спускаемым аппаратам пилотируемых космических кораблей. С задачей успешно справились и на базе лаборатории в 1968 году основали Особое конструкторское бюро технической кибернетики. В июне 1981 года ОКБ ТК было преобразовано в Центральный научно-исследовательский и опытно-конструкторский институт робототехники и технической кибернетики. И сейчас мы ведем множество космических проектов, один из них — косморобот: система, которая передвигается по внешней поверхности космических станций для снятия и установки оборудования. А глобальная задача — покорение других планет и Луны людьми. Человек уже побывал на Луне, речь о постановке исследований на поток.

Захватывающе! И когда это станет возможным?

По моим прогнозам, лет через 10–15. Хотя люди пойдут туда вторым эшелоном, сначала будут запущены роботы для монтажа оборудования. Человек придет уже на подготовленную территорию.

 

  • Фото: rtc.ru

ЦНИИ РТК занимается разработками в сфере медицины. Чего нам ждать в ближайшие годы?

Ближайшие — это опять-таки 10–15 лет. Прежде всего, это перфузионные системы для очистки донорских органов, которые способны не только в несколько раз продлить срок хранения органа, но и восстановить его функции. Одно из изделий этой сферы уже готово и проходит сертификацию. Еще одна разработка ЦНИИ, которую можно использовать в трансплантологии, — перфузионный комплекс для экстренного восстановления кровотока. Этот портативный аппарат позволяет запустить нужный кровоток у пациента даже после полной остановки сердца — спустя полчаса-час и более. Фактически при помощи этого изобретения органы «оживляют» и готовят к пересадке. А вот кардиоробот, также разработанный в ЦНИИ, может использоваться как медиками, так и обычными гражданами. Небольшого размера — он крепится прямо на грудь пострадавшего и предназначен для проведения непрямого массажа сердца во время сердечно-легочной реанимации.

Есть у нас ряд работ по проктологии. В частности, это аппарат для лечения геморроя без разрезов и швов. Лазерное излучение, доставляемое по волокну к геморроидальному узлу под контролем аппарата УЗИ, приводит к свертыванию крови за счет локального нагрева и прекращению кровоснабжения геморроидального узла. Данная технология протестирована экспериментально и находится на стадии подготовки к созданию серийной аппаратуры. И это только чисто медицинские разработки, а есть еще, например, специальные капсулы для доставки тяжелобольных людей из отдаленных районов. Почему даю срок в 10–15 лет? Нужно время для разрешительных процедур, согласования с государством. И самое главное — пока люди не готовы к тому, что их будет лечить робот. Да и медперсоналу нужно довольно много времени для адаптации к новой реальности.

  • НИИ робототехники и технической кибернетики

У института много образовательных программ. На кого они рассчитаны?

И на школьников, и на студентов, но у школьников есть преимущество. Робототехника и кибернетика — это творчество. Они приходят на наши курсы, узнают, как сделать робота с технической и механической точки зрения, а дальше на основе полученных знаний придумывают и творят. Те, кто учится в вузах, уже немного загружены фундаментальными научными знаниями, да и забот у них всяких полно. Это неплохо, просто это другой вектор работы. Я с 2007 года заведую кафедрой «Мехатроника и робототехника» в Политехе и знаю, о чем говорю. Конкурсы, которые мы организуем для школьников, уже входят в программу олимпиад. Это неспроста: мы готовим из них будущих сотрудников, помогаем в поступлении в профильные вузы.

Что будет с конференцией «Экстремальная робототехника», которая была запланирована на май, но не состоялась из-за пандемии?

Это большая конференция по обмену опытом в сфере кибернетики. Робототехника быстро развивается, ученым всегда есть что обсудить. Мы не стали ее отменять, а перенесли — она состоится в сентябре.

Как вы строите график? Вам хватает 24 часов в сутках?

Я приезжаю на работу в 8–8:30, до одиннадцати работаю с документами, а потом уже провожу совещания с коллегами, партнерами, веду переговоры. Но это очень условный график, «стандартный день» — это вообще не про меня, потому что половину рабочего времени я провожу в командировках. Времени в сутках хватает, спасибо ассистентам, которые помогают составить расписание. Я активно вовлечен в процесс, отдыхать особо некогда, но спортом занимаюсь: хожу в тренажерный зал рано утром или поздно вечером, играю в хоккей, по возможности выбираюсь на скалодром. И конечно, надо больше спать, но это не всегда получается.


Отец Александра — доктор технических наук, член-корреспондент Российской академии наук, научный руководитель — генеральный конструктор ЦНИИ РТК Виталий Лопота. Александр Лопота стажировался в Международном космическом университете Страсбурга (Франция). В 2016 году Александр Лопота стал доктором технических наук.
 

Текст: Игорь Топорков

Фото: Александр Огурцов

Комментарии

Наши проекты