Михаил Козырев: "Я придерживаюсь мнения, что артист ничего никому не должен"

Продюсер и ведущий телеканала «Дождь» работал программным директором радиостанций «Максимум», создал «Наше радио», «Радио Ультра», а также рок-фестивали «Максидром» и «Нашествие». Он будет вести последний день фестиваля Live Summer Fest в Розе Хутор.

Ваш отец играл на скрипке в Уральском симфоническом оркестре, мама снимала документальные фильмы, вы же выбрали учебу в медицинском институте. Почему?

По одной простой причине – это была единственная гуманитарная профессия, которая давала тебе бронь от армии. Мне, конечно, гораздо ближе были профессии, связанные с искусством, но так как я был еврейским мальчиком из Свердловска, то ехать в Москву и поступать в какой-нибудь ВГИК было абсолютно бесполезно. Во
всем городе ходили слухи о том, что знакомые поехали поступать в столицу, а на вступительных экзаменах им сказали – без шансов, без вариантов. Поэтому я решил учиться в Свердловском мединституте. Перед этим я несколько раз побывал в морге, и это было самым сильным испытанием. Тогда я подумал, что если смогу по-
смотреть на трупы и при этом не упасть в обморок, то можно идти в мединститут. В ту пору я еще зачитывался мемуарами легендарного хирурга Николая Амосова. В какой-то момент я обнаглел настолько, что написал ему письмо на шести страницах, естественно, от руки, компьютеров еще не было. Главная мысль звучала так: «Уважаемый господин Амосов, как вы думаете, стоит ли мне идти в медицину?» Я даже не рассчитывал на ответ, но через пару месяцев обнаружил в почтовом ящике от него письмо. Он писал: «Миша, а вы поработайте пару смен в скорой помощи и тогда поймете, получится из вас врач или нет». Я впоследствии воспользовался этим советом и первые свои деньги заработал именно там. В итоге оказалось, что мединститут меня от армии не уберег: когда я был на втором курсе, эту бронь сняли.Я загремел в Вооруженные силы Советского Союза, и это были самые отвратительные два года в моей жизни. Служил в танковых войсках в Курганской области, в городе Шадринске, на границе с Казахстаном, но, слава Богу, вернулся жив-здоров и окончил институт с красным дипломом.

В США вы читали лекции для студентов. О чем они были?

Впервые в Америку я попал на стажировку в госпиталь ветеранов войны, у них есть такая система помощи, и тогда меня сильно впечатлило то, как у них работает здравоохранение. Затем я поехал в Калифорнию учиться и работать, а с лекциями приехал уже в этом году, выступал в четырех университетах на Восточном побережье. Я рассказывал о музыке протеста в СССР, о моей работе с Алексеем Балабановым над фильмом «Брат-2». Разбирал его по сценам и объяснял, как мы подбирали к нему саундтреки. Самым интересным, конечно, было то, как аудитория воспринимает этот фильм сегодня, и то, как его по-разному воспринимают в России и Америке. Сейчас этот фильм совсем смотрится по-другому.

У вас в жизни был момент, когда вы ушли с радио и зарабатывали на жизнь только игрой в спектаклях. Как вы справились с этим периодом?

Для меня это было тяжелое время. Единственным заработком тогда оставался «День радио» – его мы играем до сих пор, а в этом году будем отмечать его двадцатилетие. Нам не совсем понятно, почему он до сих пор собирает аншлаги, мне кажется, что к нам уже не только родителис детьми приходят, но и бабушки с дедушками приводят внуков. Период без радио был не очень длинным, и уже скоро я начал заниматься телеканалом A-One, а затем пошел работать на «Серебряный дождь».

Правда, что вы писали тексты песен для группы Brainstorm?

В один момент для них важно было завоевать русскую аудиторию. Я слушал очень много их песен на латышском языке, старался помочь им выбрать песни, которые стоит перевести. Сначала выбор пал на «Выходные»: ребята написали слова песни, затем мы его подкорректировали, добавили еще текст, который делали вместе с Максимом Виторганом и его друзьями из «Квартета И». Буквально за одну ночь на студии мы записали песню, а потом и быстро сняли им клип. В общем, это оказалась правильная песня,которая выстрелила, и с того момента люди в России узнали, что существует группа Prata Vetra (на латышском Brainstorm. – Прим. ред.).

Вы будете вести последний день фестиваля Live Summer Fest. Чего вы ожидаете от этого события?

Я впервые буду вести подобное мероприятие в горах, поэтому для меня это интересный эксперимент. Как говорит мой друг, организатор фестиваля, во-первых, будет очень красиво, во-вторых, там крутая акустика, а в-третьих, соберется крутая компания музыкантов. Я буду вести последний день фестиваля и пригласил туда те группы, которые мне очень нравятся. Это и Brainstorm, и молодая и интересная группа ShortParis, у которых удивительные концерты. Там будет замечательный коллектив Rock-Privet – эти ребята стали популярны за счет одной достаточно простой, но очень эффектной фишки: они поют песни отечественных исполнителей под мелодии западных артистов. Дальше выступят Animal Jazz – одна из самых лучших групп, которые сейчас есть в России. И завершит фестиваль «Сплин» – без преувеличения скажу, что они авторы треков двадцати пяти, которые у нас записаны на подкорке, мы выросли на этих песнях. Их концерты – это всегда такой комок эмоций, радости, счастья и слез на глазах.

Как часто вы путешествуете не по работе?

Последние пять лет я езжу на большие концерты в компании друзей– все это делается под эгидой клуба путешествий Михаила Кожухова. Для меня это абсолютное счастье: во-первых, я попадаю в интересные места, от Калифорнии до стран Южной Африки, во-вторых, встречаюсь с замечательными музыкантами и нахожусь в курсе самых ярких выступлений, которые проходят в рамках фестивалей или туров.

Текст: Марина Бакиева, Фото: Алексей Махов

Комментарии (0)
Автор: Artem
Опубликовано:
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты