Знакомьтесь, Александр Мальцев – первый мужчина России в синхронном плавании стал четырехкратным чемпионом мира

Синхронное плавание еще недавно было исключительно женским видом спорта, но в 2015 году смешанные дуэты ввели в программу ЧМ. Первым в России синхронистом-мужчиной стал петербуржец Александр Мальцев: влюбленный в этот вид спорта, он занимался им всю жизнь, несмотря на травлю, отсутствие перспектив, равнодушие со стороны тренеров и даже отчисление из спортшколы. В июле этого года 24-летний спортсмен стал четырехкратным чемпионом мира, и теперь его главная цель – выступить на Олимпийских играх. «Собака.ru» он рассказал, как сломил гендерные стереотипы и почему не собирается останавливаться.

Как мальчик попал в синхронное плавание

Я родился и вырос в Петербурге, в нашем городе в 2002 году набирали мальчиков в секцию синхронного плавания в качестве эксперимента – тогда шли разговоры о возвращении мужчин в этот вид спорта, смешанные дуэты выступали на международных (правда, только коммерческих) соревнованиях, американец Билл Мэй добивался возможности участвовать в Олимпийских играх в составе группы. Но мои родители выбрали эту дисциплину, потому что она разноплановая: мы тренировались и в зале, и на воде, это не только плавание, но и гимнастика, хореография, акробатика, общая физическая подготовка, растяжка. Начинал с нуля: пришел в бассейн в нарукавниках, хотя у всех вокруг уже были навыки. Пришлось ежедневно много работать – мне было семь лет, но уже тогда родители объясняли, что если ты за что-то взялся, то нужно все делать на совесть.

Как синхронное плавание стало женским

Вообще синхронное плавание (его тогда называли изобразительным или орнаментальным) зародилось в конце XIX века как мужской вид спорта, тогда выполняли плоскостные фигуры на воде – сначала даже без музыки. Постепенно в начале XX века женщины начали проникать в разные дисциплины, и в нашей в результате вытеснили мужчин. Сложились стереотипы о том, что все это про грациозных девушек-русалок, которые выполняют трюки. Тем не менее, мужчины в разных странах продолжали заниматься неофициально.

Как остался единственным мальчиком

Когда я был маленьким, со стереотипами я особо не сталкивался – всерьез меня не воспринимали. Другие мальчики постепенно уходили в альтернативные виды спорта, потому что не выдерживали: перспектив нет, на соревнованиях ты выступать не можешь, медали и разряды недостижимы даже на уровне страны, а про международный уровень я вообще молчу, к тому же вокруг одни девочки.

Я же вскоре втянулся и полюбил этот вид спорта – помню, как смотрел старые выступления синхронисток на YouTube, и они впечатлили меня именно с художественной точки зрения, это было что-то на грани с искусством. Я понял, что хочу заниматься именно этим, совмещая силу, технику и артистизм.

Когда я остался единственным парнем, тренеру и девочкам из группы это начало надоедать. Но я был убежден, что этот вид спорта должен быть доступен мужчинам – иначе ведь несправедливо. Объективных причин для недопуска, на самом деле, нет, кроме того, что так привычнее. Я был уверен, что ситуация изменится, поэтому увлеченно занимался и надеялся, что это произойдет не слишком поздно. Меня поддерживали некоторые тренеры – конечно, по сравнению с общей массой это были единицы, но для меня было важно.

Травля

В детстве в спортшколе я был душой компании, а в подростковом возрасте со мной общаться перестали – возможно, мои результаты били по самолюбию. В синхронном плавании есть элементы, которые легче делать девочкам – на гибкость, например, но и они у меня получались хорошо. Со мной никто не разговаривал, но я старался не обращать внимание на это – приходил в бассейн и занимался любимым делом. Родители долгое время объясняли мне, что со сложностями сталкиваются все, это нормально, но в какой-то момент даже они начали сомневаться. Спрашивали: «Не хочешь ли пойти в другой вид спорта». Но я всегда отвечал: «Только синхронное плавание». Нападки, осуждения, стереотипы разбивались о мое яростное желание заниматься именно этим. В обычной школе у меня все было в порядке – никто толком ничего не знал о синхронном плавании, многие даже не догадывались, что это женский вид спорта. Я был просто одним из серьезных спортсменов, за это меня уважали.

Когда я впервые вошел в состав сборной Петербурга в 10 лет, меня не смогли отправить на российские соревнования, потому что в Москве сказали, что мальчик по регламенту не может выступать в группе с девочками. Тогда вместо меня отправили 13-ю участницу списка. Не скажу, что я воспринял это как трагедию – не понимал еще, что это будет продолжаться годами. После этого мне начали откровенно занижать баллы, чтобы в состав сборной я не попадал и не нужно было никому ничего объяснять. Некоторые тренеры и судьи прямым текстом говорили: «Ты должен уйти». Мой тренер совсем потеряла ко мне интерес, она понимала, что никакой пользы я ей не принесу – они получают бонусы и доплаты за призовые места и разряды учеников. А с меня, фанатика, толка не было – ко мне было отношение «ну пусть плавает, лишь бы никому не мешал». В принципе, я ее понимаю, хотя тогда было очень обидно. В результате меня перевели в так называемую группу здоровья – в ней собрали самых слабых учеников, у которых не было перспектив. У меня резко сократилось время тренировок, условия были ужасные.


С меня, фанатика, толка не было – ко мне было отношение «ну пусть плавает, лишь бы никому не мешал»

Спасло меня то, что мной заинтересовались журналисты и познакомили с главным тренером сборной Татьяной Николаевной Покровской. Я поехал в Москву, она была приятно удивлена и пригласила на сборы – мне было 15 лет. Это меня поддержало, и у меня появилась возможность тренироваться по 10 часов в день, а не по два, как раньше. Узнав, в каких условиях я вынужден заниматься, она поговорила с олимпийской чемпионкой Ольгой Кужелой, у нее в Петербурге есть свой клуб синхронного плавания. Вскоре из спортшколы меня отчислили, и я пошел заниматься к Ольге, параллельно помогал им тренировать детей. Там я занимался два года, и в 18 лет переехал в Москву – поступил в университет физической культуры.

Как мужчины все же вернулись в синхронное плавание

Моментов, когда я хотел бросить, наверное, не было – хотя периодически было грустно. Ввели микст-дуэты в программу чемпионатов мира в 2015 году, узнал я об этом от журналистов – у меня была тренировка, я вышел из воды, увидел кучу пропущенных, оказалось, все хотели взять у меня комментарий. Я, конечно, с одной стороны обрадовался, с другой – испугался, ведь до ЧМ оставалось полгода, а главный тренер сборной не видела меня пять лет. Она могла принять решение не выставлять в этот раз никого, но, посмотрев на меня, дала мне шанс. Мне срочно нашли партнершу – выбирали по принципу схожести фигуры.

Для этого пришло время: олимпийский комитет и все спортивное сообщество говорили о гендерном равенстве – больше это было про допуск женщин в новые для них дисциплины, но и о мужчинах не забыли. Когда FINA приняла решение, началась новая эра синхронного плавания: например, сейчас обсуждается введение смешанных групп. На Олимпийских играх мужчины пока выступать не могут, из-за этого их в виде спорта еще очень мало. Мне иногда говорят люди, что отдали своего сына в синхронное плавание – это приятно, но пока это единичные случаи, их должно быть больше.

Как отреагировали на возвращение мужчин в синхронное плавание

После этого решения было много разных комментариев, но некоторые из них были вырваны из контекста. Виталий Мутко, заявивший, что оно «глупое», имел в виду то, что странно принимать его за полгода до ЧМ. Тогда он не знал о моем существовании, а когда понял, что у нас есть сильный готовый дуэт, был только за. Что касается спортсменок – многие из них были против, возможно, это связано со страхом, что их дисциплины на Олимпийских играх заменят смешанными. Но мне кажется, что неправильно думать только о себе – нужно заботиться о развитии вида спорта в целом. Потом некоторые из них говорили, что слова переврали – но понятно, что многие тогда чувствовали ревность.

Кто-то говорил, что мужские ноги будут некрасиво смотреться над водой, но в каждом спорте есть свой морфотип – то есть люди и попадают в него, обладая определенным телосложением, и занятия формируют то, как они выглядят. Поэтому в синхронном плавании мужчин с ногами, как у хоккеистов, быть не может – они в любом случае должны уметь тянуть носок, и их выступление выглядит ничуть не менее красиво, чем женское.

Моя нынешняя партнерша Майя Гурбанбердиева со сложностями не сталкивалась – наоборот, к ней проявляют повышенный интерес как к представительнице микст-дуэта. У нее появилась возможность выступать на крупнейших и самых престижных соревнованиях.

Как решение повлияло на вид спорта

До 2015 года синхронным плаванием мало кто интересовался, но после появления микст-дуэтов произошел настоящий бум: на ЧМ-2015 в Казани очередь в кассу выстроилась с раннего утра, а на соревнования пришли 10 000 человек, стадион был забит. В технической программе тогда победил тот самый Билл Мэй, он вернулся в спорт из цирка Дю-Солей, ему было уже 36 лет. Ему отдали дань за долгие годы стараний – тогда это говорили прямым текстом. Но на произвольной программе золото отдали нам, весь зал ревел, трансляцию показывали вместо идущего тогда же футбольного матча. С Мэем мы, конечно, познакомились, но это произошло, когда ситуация уже начала меняться, а самые сложные для меня времена прошли.

Каково это – быть первопроходцем

Я первопроходец, но не сказал бы, что сейчас это мне помогает. Это сильно закалило мой характер, дало много знаний, меня теперь ничем не напугать. Если я считаю, что делаю все правильно, то буду идти до самого конца – не только в спорте, но и в других областях. Я доказал не только людям, но и себе, что не надо никого спрашивать – по факту, я стал чемпионом в несуществующем виде спорта, потому что был упорным. Я надеюсь, мой пример мотивирует других.

Перед собой я постоянно ставлю новые цели. Сейчас моя главная задача – сделать так, чтобы микст-дуэты вошли в программу Олимпийских игр 2024 года в Париже. Если раньше у меня было желание выиграть, получить медаль, стать лучшим, то сейчас все это на втором плане, а главное – чтобы синхронное плавание стало более интересным, популярным. Когда мужчины и женщины работают вместе, то дополняют друг друга, можно сделать больше необычных поддержек и выбросов, а еще раскрыть вместе образы, привнести в программу отношения. Хотелось бы, чтобы появилось и мужское соло – я мечтаю соревноваться в одиночной дисциплине. Это точно произойдет, но когда – неизвестно. Для этого нужно, чтобы появилось много сильных мужчин-спортсменов.

Конечно, моя история повлияла и на мое восприятие гендерных ролей – я верю, что человека определяет его личность, а не пол. Любой должен иметь право заниматься тем, к чему лежит душа.

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты