Знакомьтесь, рэпер Недры – экс-снайпер и барабанщик из метро стал самым многообещающим фрешменом

«Собака.ru» многое повидала, но рэпера, который может 50 раз отжаться и исправить сколиоз — еще никогда. Снайпер, барабанщик из петербургского метро и бывший тюремный заключенный Иван Ворошилов (ака Недры) стал самым обаятельным и привлекательным фрешменом 2020-го и записал альбом «Нейро», который прокурировала — внимание! — его собственная нейросеть. В карантине музыкант представил новый EP «Выход силы».

Итак, чем занят самый многообещающий рэп-исполнитель — это не мы придумали, а в интервью Дудю сказал продюсер Бардаш?

Каждый уважающий себя музыкант должен сейчас делать новый материал, усиленно мыть руки, кушать здоровую пищу, заниматься спортом в домашних условиях. Самое время наладить режим сна, включать себе с утра пластинки «А сейчас начинаем гимнастику!» или подключаться к аккаунтам спортсменов, которые ведут прямые эфиры, и с ними вместе — со всей страной, как говорится: «На зарядку становись!» Мой ­примерный график — это минимум восемь часов сна, встаю я не рано, часов в десять, да раньше десяти в Петербурге, честно говоря, и делать-то нечего. В одиннадцать активная тренировка, завтрак, а потом я еду в студию — мы записываем новый альбом. В студии есть коврик — я делаю растяжки, перед сном — еще немного нагрузки: турник или отжимания. Еще я люблю штангу и борьбу — вообще борьба хорошо укрепляет тело. Фокус в том, что тело всегда должно быть в тонусе и балансе, каждый день, а не три раза в неделю. Я не сторонник бодибилдинга и рельефа, предпочитаю занятия на выносливость, со своим весом. Ну и важно нормальное питание — белки и клетчатка, как можно меньше сахара.Конечно, не особо приятно оказаться на карантине, но задача, как обычно, выжать из ситуации максимум пользы. Чего и вам желаем!

Ты разбираешься в мануальной терапии — как это вообще пришло в твою жизнь?

Знать, как функционирует твое тело, — это важно, мне кажется. Лет десять назад у меня были проблемы с блоком в позвоночнике, я стал с ними разбираться, и меня направили к неврологу и мануальному терапевту Алексею Шаклеину, признанному человеку в этой сфере, теперь моему товарищу. Просто массажи, все знают, штука классная, а здесь тебе еще и осанку спасают. Меня очень заинтересовал метод, я стал просить доктора показать прямо на мне разные приемы, начал изучать анатомию — плотно этим заинтересовался и сейчас могу, например, исправить сколиоз. Конечно, я не буду работать мануальщиком, мои навыки любительские. Мне доступен только опорно-двигательный аппарат, естественно, не травмы, но снять напряжение со спазмированных частей смогу! Ведь отчего развивается сколиоз? От того, что мышцы перенапрягаются от неправильной нагрузки. Вообще уметь расслабляться — важнейший навык и путь к крепкому здоровью. Даже простые упражнения для спины с валиками я советовал бы всем в качестве профилактики.

 

С дыханием тоже работаешь? Все это «гррррр» и другие непередаваемые на письме звукосочетания из твоих песен требуют серьезной подготовки связок.

По близкому кругу понятно, когда у тебя наступает прогресс: вот ты изучаешь что-то, а потом доходит до того, что друзья к тебе обращаются: «Слушай, у тебя классно получается, а можешь мне показать, как это делается?». Так я иногда учу вокалу. Для меня пение — сакральный процесс: вдыхаешь воздух, выдыхаешь, связки резонируют. Когда начал сам петь, то почитал книги, попробовал разные техники дыхания, холотропное, например. Просто, чтобы понимать, как это работает. Вообще все люди умеют петь, просто нужно в этом немного разобраться.

Секрет в расслаблении?

Как в любом спорте, успех приходит тогда, когда ты становишься настолько продвинутым, что можешь делать все расслаблено и концентрироваться в единственном важном моменте, как в боксе: бьешь расслабленной рукой в точку-фокус. Так и дыхание — оно должно свободно циркулировать в теле. Я очень люблю танцевать, и это движение переносится в музыку. Я пою всем телом, поэтому этот флоу передается моментально: все сразу плывет и все вокруг танцуют. Круто уметь нести энергию людям, направлять ее в перспективу, к цели. 


Я маму до сих пор слушаю, мало ли че?

Ты учился музыке или все сам?

Вся жизнь учит нас музыке, как живешь, так и поёшь, мне кажется, нет?

Что стало началом, скажем так, карьеры?

Я всегда хотел заниматься музыкой, но чтобы не начинать с игры на кастрюле, купил себе на первую стипендию африканский барабан. Сами знаете, на хип-хоп-культуру большое влияние оказала именно африканская этническая культура. Играл на нем, играл — и так приподнял свой уровень, что стал зарабатывать неплохие деньги, исполняя на зеленой ветке в вагонах петербургского метрополитена, даже думал стать перкуссионистом в фолк-группе. Барабанную установку не каждый может сразу ­купить, правильно? А тут играешь руками — и как будто ближе к самим истокам ритма. Вот собственно, сделай выбор в пользу своего будущего! Потом я ушел в армию, а после все закрутилось — и вот я даю интервью журналу «Собака.ru». (Смеется.) Не то, чтобы прямо на ровном месте — я к этому шел четырнадцать лет. Поэтому никакой я не фрешмен, мой успех — результат долгой работы. Сейчас вот учусь играть на фортепиано, еще бы на гитаре нормально уметь сыграть песню, а не вот этот весь рэп! (Смеется.) 

Для тебя важна селфпрезентация: от одежды до вот этих фантастических просто грилзов?

Мой друг-ювелир Мози показал мне грилзы, и я понял, что мне нужна такая штука! И теперь я без них себя не представляю.

Рэп-Пушкин — это за дендизм тебя так прозвали или за дерзость?

Да за кудри, конечно же! (Смеется.) Но если серьезно, Пушкин — величайший! Ты берешь книгу Пушкина, допустим, где-нибудь в армии, полгода ничего не читая, просто бегая с автоматом и отжимаясь, открываешь — и у тебя происходит переворот сознания и речевого кода. Как будто пьешь из святого источника! И попить этой водички никому не помешает, потому что это живое!

  • На Иване: кроссовки Adidas Micropacer — собственность @johnnykutcher 

Ты все время сочиняешь?

Да, могу почти из воздуха читать или битбоксить. Сейчас подумал сымпровизировать, но понял, что даю интервью СМИ, а такие рифмы роятся, скажем, слишком дерзкие для печати.

У тебя есть такое понятие, как самоцензура?

Я стараюсь использовать меньше ненормативной лексики, но иногда это будто бы необходимо для эмоций. Моя мама иногда слушает мои треки: «Ааа, зачем ты материшься?!?» — и я такой: «Так-так, над этим нужно поработать». Я маму до сих пор слушаю, мало ли чё. Все-таки учительница русского языка, литературы и риторики — она и научила меня владеть словами. Я задумал следующий альбом таким, чтобы его можно было включать детям, то есть без обсценных оборотов. Одно дело с пацанами разговаривать, а другое — выходить к людям.  Всякий человек — старик, молодой, ребенок — должен чувствовать себя комфортно, когда моя песня играет. Вот чего я бы хотел!

Насколько с ростом популярности ты стал больше понимать свою ответственность перед публикой?

Каждому стоит чувствовать личную ответственность в мире, где все за всеми наблюдают — хотя бы в соцсетях. Я в первую очередь стараюсь быть ответственным перед самим собой. Бог не спит: даже когда настает ночь, он все видит. Вообще важно быть учтивым.

Подожди, ну а как же «секс, драгз, рок-н-ролл»?

У любой массовой культуры есть привкус улицы, того, что люди выходят за принятые рамки. И это может по-всякому отображаться. Секс же должен быть, так ведь? Да и рок-н-ролл тоже, да? Вот наркотиков не должно быть. Все должны найти свой наркотик в смысле удовольствия: у меня это музыка, баскетбол, покачаться, на скейте покататься.

 

Откуда в тебе такая музыкальность, фанковая, что ли. Что ты слушал в детстве?

Мы рождаемся, звезды на нас влияют — на меня вот таким образом. В детстве мне подарили магнитофон и я слушал радио «Европа Плюс» — Roxette, Jennifer Lopez, Jay Z, Beyonce. Помните времена вот этой музыки? Смесь поп-музыки, фанка, хип-хопа. Из русского — у меня мама Земфиру любит. Мне кажется, первые два ее альбома я наизусть знаю.

Если бы твой лирический альтер-эго выбрал несколько суперромантичных треков, без которых не может жить человечество?

Романтик коллекшн? Ха-ха! Этот разговор нас далеко заведет! Точно «Луч солнца золотого» из «Бременских музыкантов». Еще из мульт­фильма «Летучий корабль» — «Ах, если бы мечта сбылась». Мне кажется, такая подборка не может обойтись без Мэрайи Кэри, Бейонсе и Уитни Хьюстон.

Без Уитни Хьюстон точно нет!

Люди прочитают и подумают: «Да что он, блин, выбрал?! Где Эрос Рамазотти?».

Твой недавний EP назывался «Нейро» — это что, посвящение трудам Татьяны Черниговской и исследованиям нейролингвистики?

Это сложная отсылка, а я же эмси, зачем мне сложные отсылки! (Смеется.) Концепция альбома в том, что он создан, я бы даже сказал, прокурирован моей нейросетью. Сознание как развивающаяся нейросеть — это эволюция человека. Физически эволюционировать. Становиться быстрее мозгом. Я вот не пишу ничего, все сочиняю в уме, причем в неожиданных местах — в ванной или по пути куда-то. Вижу зеркало — начинаю читать. Как я выгляжу при этом? Обычно глупо!

Что будет дальше — новый альбом?

Да, первый называется «Выход силы» и вышел 22 мая. А следующий — уже этим летом. Мой сопродюсер, Михаил Нестеров — гитарист, потому вайб будет знойный! С концертами ничего не ясно — пока такое время, мы всем человечеством должны пережить этот момент. И я ничего не загадываю. Но, дорогая публика, ждите онлайн-концерт!

Текст: Ксения Гощицкая

Фото: Данил Ярощук

Стиль: Лима Липа

Свет: Skypoint

Это интервью прошло в прямом эфире в Instagram «Собака.ru». Ниже можно посмотреть его видеозапись. Следите за эфирами в нашем аккаунте!

sobaka,
Комментарии

Наши проекты