Ольга Абанцева

Сооснователь благотворительного фонда «Добро24.ру» занимается сбором средств для тяжелобольных детей, преимущественно с онкологией и ДЦП. И делает это эффективно.

Какой была отправная точка вашего участия в фонде?
Фонд – это никогда не один человек, даже самый яркий, даже самый блестящий артист, любимый всей страной. Благотворительный фонд – это всегда «мы». Из пятерки создателей благотворительного фонда, с которой он начался, осталось двое сотрудников. Изначально мы объединились помогать ребенку из Хакасии в социальных сетях, это было просто некое собрание неравнодушных людей. Мы вели группу, занимались частной социально-сетевой благотворительностью. А фонд понадобился как инструмент, когда помочь ребенку захотела компания, но по закону юридическое лицо не может пожертвовать лицу частному. Пришлось регистрировать фонд, но мы не знали и не думали, что эта деятельность станет профессией, судьбой. Мне кажется, все приходят в благотворительность по воле сердца. Только занимаясь этим профессионально, понимаешь, сколько инструментов и практик нужно освоить, сколько нужно общаться, перенимать опыт. Нам помогают СМИ, они очень социально ответственны: отзываются, работают и помогают.

Какие из проектов сейчас в особом фокусе?
У нас восемь проектов. Но мы всегда акцентируем свою работу на главном. Проекты сами по себе – это все-таки механизмы, при помощи которых мы осуществляем свою миссию. Жизнь ребенка бесценна, именно это знание взрослые изо всех сил должны ставить в приоритет. К сожалению, сейчас наша страна находится на 110 месте в рейтинге мировой благотворительности из 146 стран, так исторически так сложилось. В советское время благотворительности, как известно, не было. Никакой.
А сейчас из-за действий мошенников процесс осложнен подорванным доверием: жертвователи осторожничают. Но мы четко понимаем: каждый жертвователь должен знать, что в любой момент, отправив деньги, он имеет право на отчет о расходовании средств. Это цивилизованная благотворительность. Мы учимся у старших коллег – крупных фондов такой адекватной благотворительности.

Это неприятная статистика – у нас так мало добрых людей?
У человека есть внутренняя потребность делиться и отдавать. Наша задача – показать, кому нужно помогать, объяснить, какова технология этой помощи, и дать почувствовать удовольствие и удовлетворение. Это благотворительность, от которой ты испытываешь счастье. Мы бесконечно благодарны всем нашим жертвователям, правда! Просто помните, не бывает маленького пожертвования! Тот, кто регулярно жертвует небольшую сумму денег – поддерживает и работу фонда, и детей. Меньше, чем чашка кофе в месяц – это, правда, важно.

Поговорим о цифрах?
В прошлом году наш фонд собрал с миру по нитке – почти 13 миллионов рублей. Конечно, мы учимся. Чтобы искать пожертвования, фонд должен развиваться, необходимо вкладываться в технологии. В этом году нашему фонду 8 лет, и все, что мы делаем, происходит с помощью людей, которые нам помогают, которые нас читают. А для того чтобы увеличить количество собранных денег, нужно донести до каждого, что помогать – важно. Некоммерческие объединения и благотворительные фонды – это серьезная помощь в спасении людей. Я не говорю о миллионах, но каждый из нас может вложить посильную сумму. Сумма, которую ты жертвуешь, всегда должна быть комфортной, она не должна быть на пределе сил. И тогда этот вклад будет в радость, будет ощущение вклада
в большое дело. У нас очень добрые и эмоциональные люди, просто к их доверию нужно преодолеть чуть больший путь, чем до отзывчивости гражданина Америки или Германии.

Вам приходится видеть очень много боли. Как вы с этим справляетесь?
Как и все люди помогающих профессий, мы испытываем депрессивные моменты. Но есть семья, есть наши дети, в которых мы черпаем энергию и любовь. Есть друзья. Каждый из нас занимается каким-то творчеством. Когда ты на пределе сил – очень вдохновляют поездки и командировки, общение с коллегами, часто находим сами для себя какие-то психологические практики. Иногда боль может очень мешать, и мы ставим психологический заслон, чтобы суметь правильно написать, рассказать о ребенке. Конечно, хотелось бы помощи психологов и косметологов. Это очень важно.

Давайте расскажем про проекты фонда?
У нас есть проект «Гончарное искусство в детской онкологии», когда мастер выезжает в онкологическое отделение и лепит с детьми горшки или кружки из глины, а затем везет на обжиг. Проект больничной клоунады «Дом в горошек» – это игротерапия. Такая практика есть во всех больницах на Западе, она развивается более тридцати лет во всем мире. У нас уже три года профессиональные клоуны приходят к тяжелобольным детям и, даже если ребенок не может улыбаться, клоун сделает все, чтобы улыбка хоть на долю секунды мелькнула в глазах. Это вдохновляет детей, родителей, дает лечебный эмоциональный эффект. Но в то же время, это очень дорогостоящий проект, которому нужна ваша поддержка. С помощью проекта помощи медицинским учреждениям «Счастливая мама – здоровый малыш» мы улучшаем бытовые условия больниц, чтобы там было легче лечиться пациентам и легче работать врачам. «Коробка храбрости» – в детском отделении онкологии дети переносят тяжелые процедуры, им вкалывают химию, дают тяжелые таблетки, это место, где больно. Мы ставим там коробку, наполненную игрушками, и ребенок знает, что если он будет храбрым, получит игрушку насовсем. Для развития благотворительности очень важно, чтобы люди поняли – благотворительность не должна быть тайной. Ее развитию очень вредит постулат «правая рука не должна знать, что делает левая». Люди поступают так же, как их друг, сосед, брат, мама одноклассника, звезда. Почему сейчас звезды публично говорят «мы занимаемся благотворительностью, делай как мы». Но также очень важно, чтобы обычный человек, независимо от дохода, говорил в социальных сетях, на работе, публично: «Я занимаюсь благотворительностью, давайте со мной». Это очень важно, и благотворительность не стоит дорого. 

Sobaka_krsk,
Комментарии

Наши проекты