Дарья Мосунова

Исполнительный директор благотворительного фонда имени Виктора Астафьева и писатель выпустила сборник для детей «Город моего детства», куда вошли произведения двадцати девяти авторов, а сейчас ставит сказки из книги в картонном театре

Почему вы решили выпустить сборник из произведений разных авторов, а не собственную книгу?

Детскую литературу необходимо развивать, знакомить аудиторию с талантливыми местными авторами. Несколько лет у нас в фонде Астафьева действует проект «Литературная гостиная» — мы собираем многодетные семьи и читаем детям стихотворения красноярских авторов. Но такого знакомства недостаточно. Многие родители очень удивлялись, узнав, сколько прекрасных поэтов в нашем городе. Так сложилось, что, кроме Маршака, Барто и Усачева, других детских писателей никто не знает. Да и самих книг не так много. Поэтому родилась идея создать первый сборник за много лет. В него вошли произведения двадцати девяти авторов, в том числе моя сказка.

Как долго подбирали материал?

Работали над книгой ровно год. На протяжении четырех-пяти месяцев мы активно работали, думали, где взять деньги на издание книги. Узнали о программе «Книжное Красноярье», подали в нее заявку. В тандеме с Ольгой Давыдовой и художницей Кристиной Дашевской отрисовали эскизы. Также нам помогали Наталья Сипетая и Ольга Коропачинская. Чтобы найти авторов, я обратилась не только в Дом литераторов, но и бросила клич в социальных сетях. Пришло больше двухсот работ. С литераторами и редакторами мы читали произведения в несколько этапов, пропускали их, словно через сито, транслировали детям и смотрели на их реакцию. Пожалуй, это первый сборник, объединяющий как известных авторов, так и самородков, которые раньше писали «в стол». Интересно, что люди, пишущие для детей, в обычной жизни работают в других профессиях. Есть среди них программисты, геологи, фельдшеры.

Насколько, на ваш взгляд, сейчас развита детская литература?

В советское время хороший детский писатель пользовался всеми благами человеческими. Он мог творить. Сейчас, увы, писательский институт убыточен — это либо коммерческие произведения, либо за автора работают литературные рабы. Произведения наших писателей и поэтов очень светлые и добрые, потому что для них творчество — отдушина. Вообще, качество детской литературы — мерило нации. Если детских писателей нет, то на народе можно ставить крест.

Хороший писатель — кто он?

Все его произведения должны излучать добро и свет. Писать для детей надо так же, как для взрослых, только лучше. Можно быть человеком, который пишет нравоучительно, с моралью, а можно сюсюкаться. Однако дети выбирают третий вариант — игру. Чтобы уметь писать так, нужно творить, в первую очередь для своего внутреннего ребенка. Детский автор, кстати, не обязательно
должен любить детей. Сергею Михалкову, например, тяжело давались встречи со своими маленькими читателями. Он творил для себя — для мальчика-проказника восьми-девяти лет.

Как вы сами пришли в детскую литературу?

В четырнадцать лет я писала стихи про любовь — про любовь между взрослыми. Как раз в то время меня занесло на семинар поэтов, с подругой пришли просто послушать. Там меня попросили прочитать то, что творю я. Зря я это сделала. Аудитория стала смеяться, препарировать мои стихи. Я вышла с семинара вся заплаканная и решила, что больше никогда не буду писать про взрослых, только
для детей.

У вас творческая семья, или вы самородок?

Папа у меня журналист-литератор. Выпускал книгу о своем путешествии на Чукотку. Наверное, пример
пишущего папы и вдохновил меня. Вообще, в детстве я читала очень мало, больше созерцала. Могла увидеть красивую ветку с красными яблоками в снегу и часами ее рассматривать. Я и сейчас такая. Вчера, например, был красивый закат, и мы с детьми побежали смотреть на него. У меня отмерз нос, но я неотрывно любовалась солнцем в дыму, оно было похоже на яркий ослепительный борщ. Поэтому не стоит ругать ребенка, если он мало читает. Лучше запишите за ним его мысли, впечатления.

Как же быть со школьной программой, где детей обязывают читать?

Я борюсь с нашей системой образования. Она ломает, выдирает креатив из детей, зато в старших классах учителя требуют от них творчества. Я сама сталкивалась с этой проблемой будучи школьницей. Не понимала смысла в изложениях и стандартных сочинениях. Допустим, все писали про стихи Маяковского, а я описывала нашу выдуманную встречу, разговор меня — человека из будущего, и его — человека из прошлого. Учителя были в шоке, но потом смирились. Благо мои родители и бабушка всегда поддерживали меня в этих фантазиях, потому что сами были такими. Именно поэтому в своих детях поощряю нестандартное мышление.

Такой подход помогает нам в общении со взрослыми?

В каждом взрослом я сразу вижу ребенка. Больше всего, наверное, повезло моему мужу. Он ценит то, что я вижу вещи, которые он сам не замечает. Это помогает ему веселее относиться к жизни. И друзья у меня такие же, как я, со своим видением. В головах у них не лабутены, а бабочки, сказочный мир. Именно поэтому нам хорошо друг с другом.

Дарья Мосунова родилась в Красноуральске Свердловской области. В 1992 году поступила на факультет филологии и журналистики Красноярского государственного университета. Училась в Московском литературном институте. Лауреат премии Виктора Петровича Астафьева за серию очерков в «Комке» и программу «Самородки». Автор книг «Рассказы про девочку Ваську» и «Мама в кубе». Замужем, четверо детей.

 

Текст: Татьяна Зиза . Фото: Юлия Беляева


Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также