42-ой сезон Оперного: о чем расскажут личные фото сотрудников

Этот театральный сезон завершился не так, как все привыкли, но шесть творческих месяцев были насыщенными и культурными! Сотрудники Красноярского театра оперы и балета поделились кадрами из личных архивов и составили гид по главным событиям сезона. 

  • Сергей Бобров и народный артист РСФСР Сергей Лейферкус  – президент премии «Онегин» после церемонии вручения статуэток. 

  • Билеты на показ оперы «Груди Терезия» в Москве в рамках программы «Золотой маски»

Сергей Бобров
заслуженный артист России, художественный руководитель #krasopera

В 2019 году театр был отмечен двумя престижными театральными премиями. Это четыре номинации на «Золотую маску» нашей оперы «Груди Терезия» Франсиса Пуленка, которой год назад мы открыли новое для Красноярска театральное пространство – лофт «Квадрат». И также театр стал лауреатом Национальной оперной премии «Онегин» в номинации «Театр», которая присуждена за разнообразие репертуарной политики. Обе эти премии подтверждают, что курс на новации, который мы выбрали – совершенно верный. Театр активно осваивает современное необычное пространство – лофт «Квадрат», осмысливает современные формы, заказывает оперы современным композиторам – это отмечается на высоком профессиональном уровне.

На первом фото я и народный артист РСФСР Сергей Лейферкус  – президент премии «Онегин» после церемонии вручения статуэток. На второй – билеты на показ оперы «Груди Терезия» в Москве в рамках программы «Золотой маски», которые я приобрел для себя, своих друзей и партнеров. К сожалению, события Маски были перенесены в связи с пандемией, но спектакли в Москве состоятся в следующем сезоне, чего мы ждем с нетерпением. 
  • партия Экскурсоводки в опере «Ночь в музее, или Завещание магистра»

  • Экскурсоводка вместе с концертмейстером Натальей Агеевой

Зоя Ржеплянская
солистка оперы

В этом сезоне мне особенно запомнились две работы – роль Иностранки в спектакле «Хворостовский. Возвращение домой» Алексея Сюмака и партия Экскурсоводки в опере «Ночь в музее, или Завещание магистра» Петра Поспелова в лофте «Квадрат».

Роль Иностранки полюбилась сразу: красочность и волшебство музыки заворожили с первых тактов. Ария моей героини романтичная и искренняя, поэтому потребовала много кантилены, чувственности, негромкой динамики в звуке. Сложной задачей было петь вдали от оркестра и дирижёра – они находятся в самом зале, а точка, откуда пою я, – в углублении сцены. Кроме того, зрители рассажены и на сцене, и в зале – сложно донести историю для всех, стоя на одном месте и почти не шевелясь – платье очень габаритное и тяжелое. Но игра стоила свеч – было много положительных отзывов об образе, номер получился ярким и запоминающимся.

Роль Экскурсоводки в опере «Ночь в музее, или Завещание магистра» была одной из самых сложных! Особенно трудным было найти пластику для героини, которая мечтает оживить статую мага - по задумке режиссёра она наделена экстрасенсорными способностями и странностями, видит мир через призму романов. Специфика лофта оказалась непростой: приходилось постоянно передвигаться по всему периметру в активных мизансценах, не имея при этом контакта с концертмейстером и коллегами – роль потребовала огромной концентрации внимания и слуха.

Олеся Алдонина и Демид Зыков
солисты балетной труппы

Пожалуй, самая масштабная работа сорок второго сезона для всего театра – диптих «Ленинградская симфония», посвященный Победе. Мы работали над хореографией вместе с Натальей Бобровой под чутким руководством режиссёра и автора Сергея Боброва.

Погружаясь в постановку, мы просмотрели много фильмов и передач о войне, перечитали произведения Виктора Астафьева. И, конечно, большую роль сыграла сама музыка. Музыкальная основа одной из частей диптиха – легендарная 7-ая симфония Дмитрия Шостаковича. История ее создания и исполнения в дни блокады глубоко потрясает и направляет. Понимаешь, что все кажущиеся важными проблемы в нашей жизни сейчас – пустяк.

Основной сложностью был масштаб: в некоторых сценах задействованы почти 50 человек одновременно! Важно было, чтобы артисты смогли прочувствовать хотя бы малую долю того, что пережили люди тогда. Например, в постановке есть момент, когда ребята пропевают без звука фрагмент песни «Священная война», координируя это с шагом. Для нас было важно, чтобы они именно проговаривали слова, потому что тогда у них совершенно другое состояние, другие глаза в этот момент. Кроме того, в постановке есть сцены, где артисты танцуют в кирзовых сапогах: мы должны были учитывать определённое положение стопы, чтобы сапоги не слетали и не натирали. Это было непросто. И, конечно же, этот опыт очень сплотил коллектив. Это спектакль, в котором не может быть пустоты, в котором каждый отвечает за всех людей рядом.

  • Гастроли в Астане

  • Гастроли в Астане

  • Тур по городам Англии

Георгий Болсуновский
солист балетной труппы

В прошедшем сезоне было два масштабных выезда на гастроли. Осенью – в Астану, зимой - традиционный тур по городам Англии, где очень любят русский балет. Поездка в Нур-Султан была новым опытом. Нам довелось выступить в крупнейшем театре «Астана-опера», который потрясает своим масштабом. Астана встретила гостеприимно – яркое солнце, чистое небо, свежий воздух, ослепительно белый снег, радушные местные жители. Еще запомнилась необычайно вкусная кухня – признаться, многие уехали домой с парой набранных кило.

В Англии я танцевал уже в четвертый раз. Там все города абсолютно разные. Есть мегаполисы, а есть совсем маленькие и уютные населенные пункты в лесах или на холмах, с одним магазином на весь город. Театры в них маленькие, очень старые, с небольшой сценой, крохотным залом и потрепанным оборудованием. Населения немного, но всегда полный зал и очень душевные зрители, которые часто ждут возле служебного входа, чтобы сфотографироваться, взять автограф, пообщаться и выразить благодарность за спектакль. Это очень трогает.

В поездках большую часть времени занимает работа, но мы стараемся всегда найти время, чтобы посетить достопримечательности, экскурсии и попробовать что-то из кухни. Всегда забираем частичку домой – привозим новый магнитик, что-то из вкусного для готовки и сладкое.

  • Андрей Колобов в роли Питера Пэна

  • Андрей Колобов Питер Пэн с супругой за кулисами

Андрей Колобов
солист оперы

Одна из моих любимых ролей в сезоне – Питер Пэн в одноименной детской опере молодого композитора Андрея Рубцова. «Питер» стал настоящим событием для города, да и для страны, ведь до этого такой оперы никогда в мире не было. Да и вообще детские оперы создаются редко.

Эта роль меня поистине раззадорила и окрылила, даже в тот момент, когда я болел. Мысленно себя настраивал: «Ты же Питер Пэн, ты сможешь, полетишь!»  Дело в том, что накануне премьеры у меня обострился трахеобронхит, и голос начал пропадать. Мог и не исполнить роль, хотя изначально ее ставили именно по мне. Когда то, что задумал, может оборваться, появляется ощущение, что конец всему. Но я выполнял рекомендации врачей, и все получилось. Например, на самой премьере между выходами на сцену приходилось полоскать горло физраствором и глотать оливковое масло.

Главная сложность этой партии в ритме. Нужно было вспомнить детство, чтобы зарядиться «пацанячей» прыткостью героя. Я постарался добавить еще и акробатические элементы, много тренировался, поддерживал атлетическую форму. Конечно, не каждый солист оперы согласиться так прыгать на сцене: от этого сильно сбивается дыхание, приходится заскакивать за кулисы и чуть ли не целовать пол, чтобы его восстановить. На сцене все отлично и красиво, а вот за кулисами… Был случай, я запнулся и покатился кубарем! Экстремальный, конечно, спектакль, эмоции бурные.  

  • химическая лаборатория в лофте

Ксения Перцева
заведующая реквизиторским цехом

Наш театр осваивает необычное пространство лофта «Квадрат», которое находится в помещениях бывшего завода. В этом сезоне там шли сразу три современные оперы. Конечно, работа в этом месте несет свои особенности. Например, нет привычного понимания «закулисье», где обитает реквизитор и реквизит. Порой приходится подавать предметы во время спектакля артистам прямо в руки.

Еще интересный нюанс – зритель находится максимально близко к действию, поэтому важно подобрать настоящие вещи. Бутафория в основном крупная и вблизи видно, что это краска, папье-маше, роспись и художественные ухищрения, поэтому в лофт такое не годится. Например, режиссер спектакля «Ночь в музее или завещание магистра» хотела, чтобы «музейные» ящики, были наполнены настоящими вещами. Мы перевернули все склады в поиске! Особенно необычно было работать с элементами  химической лаборатории – это множество разных стеклянных баночек, пипетки, пробирки, все их названия мне нужно было знать, чтобы вести подотчет.

Мне важно знать, что я сделала все, чтобы воплотить общую идею. Бывает, режиссер спрашивает: «Нет ли у вас чего-нибудь этакого?», а ты: «Есть этакое вот разэтакое!», и он: «Это даже лучше!»  Так и складывается спектакль. И костюмеры, и обувщики, и осветители – все вносят творческую лепту. В лофте мы особенно ощущаем, как значима командная работа, каждый является частью происходящего на сцене.

  • Полина Кратасюк в гримерке

  • Полина Кратасюк примерка костюмов

Полина Кратасюк
артистка хора

В самом конце 41-ого сезона мы представили публике мировую премьеру – оперу «Ермак» Александра Чайковского, и в этом сезоне спектакль шел почти каждый месяц. Постановка интересна многими моментами, в том числе тем, какая задача стоит у хора.

Необычным было решение режиссера Георгия Исаакяна во втором акте. Вот выставка, вот Суриков, но он будто видит сон – темные фигуры плавно движутся по сцене и растекаются по краям. И это переходит в сцену боя между Ермаком и ханом Кучумом. Потом все воины застывают, и хор идет через сцену, будто по музею. Получаются такие флешбеки и переходы, которые можно сделать только в кино с помощью монтажа. Еще в этой опере много звукоизобразительности – артисты хора изображают свист стрел, условные сигналы разведчиков, звуки битвы.

Зрители отмечают, что заключительный хор первого акта пробирает и западает в душу. Это сцена, когда Ермак и казаки решаются идти на Сибирь. Сам мотив запоминающийся, зрители в антракте поют его. Это, конечно, заслуга композитора, но и мы стараемся донести актерски. Я сама еле сдерживаю слезы, представляя, что мой «муж» уезжает в далекую Сибирь и скорее всего не вернётся.

 

Благодарим за помощь в подготовке материала Владу Настенко и Диану Кох, фото – из личных архивов артистов и сотрудников театра. 

Sobaka_krsk,
Комментарии

Наши проекты