Сергей Пастух и Александр Закиров: все, что вы хотели знать об искусстве, но не знали, у кого спросить

Эксклюзивно для нашего сайта мы поговорили с двумя видными, известными и молодыми фигурами современного искусства. Музыкант и художник порассуждали с нами об элитарности искусства, таланте, гипотетическом будущем и признании. Кстати, Сергея и Александра объединяет еще и совместная жилплощадь. Творчествометр у нас зашкалил.

 

Сергей Пастух, музыкант, фронтмен группы «Твое далеко»

 

Искусство – это вещь элитарная или нет?
Эталонное высокое искусство – да. Если говорить про культуру, то разные сегменты и классы культуры находят свою аудиторию. Возьмем музыку. Есть классическая опера, Большой театр, признанные произведения – все это элитарно. Не каждый может себе позволить сходить в Большой театр. К тому же мы живем в эпоху постмодернизма, поэтому необходимо иметь бэкграунд, чтобы понимать эталонное искусство. У каждой музыкальной группы свой сегмент слушателей: у группы «Сплин» и местной команды, которая играет каверы, он разный. Аудитория, которая не имеет финансовых средств пойти на «Сплин», с удовольствием отправится на концерт кавер-исполнителей. И для него этого будет достаточно. Каждая группа, музыкант найдет своего слушателя, для которого их творчество будет доступным, близким и понятным. Поэтому элитарность заключается не только в количество знаний и образовании, но и в возможностях человека. Некая кастовость существует, и она определяет интересы людей и то, каким образом они проводят свой досуг, на мероприятия какого уровня они пойдут.

На какого зрителя направлено ваше творчество?
Не знаю, у меня нет представления. Это как полюбить девушку. Ты ведь не думаешь, что у нее должны быть такой-то вес, рост, волосы, глаза, губы и нос определенной формы. Сознательно к образу своего слушателя относиться можно, но такой подход не для меня. Когда я пишу песню, когда она ко мне приходит, я же не сажусь и думаю: «Так, сейчас напишу песню «Ближе» для определенного человека». Тебя просто что-то посещает. Уже после создания можно анализировать, а в первую очередь музыкант опирается на то, что нравится ему. Если потом это кому-то близко – это отлично, если «Твое далеко» кому-то кажется близким – это хорошо. Вся суть в общечеловеческих эмоциях.

Людей, которые занимаются искусством, можно считать богемой?
Для того чтобы называться богемой, необходимо несколько составляющих. Так же, как и считаться артистом – недостаточно взять в руки инструмент и играть на нем. Слово «богема» можно понимать по-разному. В моем понимании можно быть очень творческим человеком, но вести совершенно не богемный образ жизни. А он предполагает открытость и взаимодействие с людьми. Ты много живешь «наружу», кроме своего внутреннего мира, создаешь вокруг себя сообщество единомышленников. Это происходит естественным образом. Еще важна определенная мыслительная направленность: о чем люди разговаривают, когда собираются, что их беспокоит, какие вопросы они друг другу задают, как осознают себя относительно других. Получается группа творческой интеллигенции близких по духу людей. Ну и это общественные красивые выпады среди друзей. Я безумно люблю, когда Закиров наряжается немыслимым образом и приходит на выставку – смотрится круто. Не каждый на это способен, и это тоже должно происходить органично. Также выглядит Вадим Люк, который покупает крутейшую одежду в секонд-хэндах, и получается образ человека, который прилетел с другой планеты и своим присутствием обогащает мир вокруг. И все это не специально, это внутреннее ощущение.

Для меня не важно, в каком стиле работает музыкант, в первую очередь он должен быть артистом

Вы слушаете попсовую музыку?
Например, «Грибы». Познакомился уже с новым альбомом, мне понравилось. У слова «попса» несколько определений. Есть негативный оттенок: некачественная музыка, тупая абсолютно, неинтересная. Тут другой случай. «Грибы» – уже общероссийское явление. Мне эта группа интересна с профессиональной точки зрения. Я уже не просто слушаю музыку, а разбираю на составляющие как музыкант.

Что такое талант?
Это ощущение от мира, которое ты фиксируешь и живешь с ним, чувствуешь, что оно откликается на что-то. Если говорить о мышлении, то меня часто спрашивают: «О чем ты думаешь?» А я не знаю. Стал задаваться вопросом, почему так происходит, и понял, что мыслительные процессы, когда они происходят на глубоком уровне, не облечены в слова. Идет внутренняя работа, а тебе самому слова не нужны, чтобы это объяснять. Талант – это некое ощущение, что у тебя есть связь с этим бессловесным миром, ты просто чувствуешь. И это можно развивать.

Не стоит держаться за свое мнение, потому что когда к тебе поступает новая информация, ты можешь скорректировать его

У музыканта должна быть развита эмпатия?
Да. Для того чтобы вести диалог, нужен второй человек, иначе нет взаимодействия с пространством. Кайф музыки в том, что между тобой и зрителем есть аудиальный ландшафт, который ты создаешь, и вместе вы созерцаете результат. Эмпатия – это синхронизация сознания людей. Мне кажется, что с этим связаны и аплодисменты после концерта. Никто же не задает ритм, все люди чувствуют друг друга. Общность возникает благодаря тому, что ты подключаешь ко всем при помощи эмоций. Так происходит не только в музыке, а в любом виде искусства. И еще мне кажется, что это нужно не только всем нам, но и пространству, в котором мы живем.

 

Моя задача – облечь свою эмоцию в песню и рассказать о ней. Я – проводник

Александр Закиров, художник, создатель творческого объединения «Кипиш-град»

 

Искусство – вещь элитарная или нет?
К сожалению, получается, что в современном мире да. На выставки ходят либо сами художники, либо люди, связанные с искусством. Получается, что эта элитарность не положительная, она означает изолированность большинства людей от искусства. У них нет призмы его восприятия.

Это нормально?
В контексте современной культуры, наверное, да. Но я пытаюсь с этим бороться. Когда разрабатываю какой-то проект, всегда оглядываюсь на то, как он будет воспринят обычным прохожим, если речь идет о стрит-арте. Стремлюсь, чтобы это было понятно простому человеку. Например, у нас в квартире с Сергеем жила прораб из Бурятии – тетя Света, она помогала нам ремонт делать. Я, естественно, дома создавал работы для улиц, например, зверят вырезал из пенопласта и пластика. Она спрашивала, что это, куда это, зачем, для чего, сколько я денег получу. Получается, что тетя Света не может не то что оценить, хороши или плохи мои работы с точки зрения искусства, но и вообще понять и принять как явление. Если дело касается живописи, графики – классическим видам искусства, людям легче. Однако все равно на выставки они не пойдут.

Может быть, дело в том, что не достаточно информации о выставках, нет вовлеченности в культурный процесс?
Да просто у многих не возникает желания. Есть, безусловно, большая прослойка людей, не художников и не искусствоведов, которые ходят на выставки, интересуются. Но скорее всего, они воспитывались в определенной среде или пересекались с искусством. Я не специалист, но как понимаю, в Европе на выставку может запросто прийти обычный дедушка, да еще и отметить, что стиль у художника изменился относительно прошлой экспозиции. Они владеют терминологией, критериями оценки творчества.

То, что вы активно занимаетесь уличным искусством, – это попытка вовлечь людей в него или стремление продвинуть себя?
Вряд ли через мой проект получится привлечь человека к искусству, это сверхзадача. Когда я только начал этим заниматься, моей целью было создавать работы для горожан, чтобы зритель стал зрителем против своей воли. Ему не надо заморачиваться, думать: сходить ли на выставку или в бургерную. Тут он зритель поневоле. Наша последняя уличная выставка «Флаг в руки» была возле бани. Люди выходили из нее и могли не увидеть наши работы, только если бы, прикрыв глаза, бежали домой. Мы использовали насильственные методы. Конечно, выставка организовывалась не для этих людей из бани, но приятно осознавать, что любой человек может увидеть картину. Тут такая большая социальная амплитуда.

Вам не хочется пробиться в столичные выставочные центры современного искусства? Так и будете заниматься отчасти маргинальным искусством?
Самоцели такой нет. Если бы оно само так сложилось, то да. Меня устраивает то, что я делаю сейчас и какую нишу в искусстве занимаю. Мне комфортно в этом. Я понимаю, что хорошо бы было продвинуться дальше, но потребности в чем-то сложном и большем пока нет.

Меня устраивает то, что я делаю сейчас и какую нишу в искусстве занимаю

Если все-таки вас позовет, допустим, московский «Гараж», забросите свои попытки массового развития людей?
Все зависит от того, когда это произойдет в нашей гипотетической вселенной. Может, к тому моменту мне уже и надоест общественность в искусство включать. Я могу забросить все дела и заняться чем-то новым. Не могу сказать, что всей душой привязываюсь к проектам. Тот же «Кипиш-град» – временное явление. До этого я большими партиями печатал гравюры и раздавал их в Интернете задаром. Думал, что всю жизнь так буду делать, а года два назад надоело. Сейчас мог бы разово возобновить это дело. Полностью проекты забрасывать я не собираюсь, и поддерживать их бесконечно нет смысла – это скучно.

Художник должен постоянно браться за что-то новое или находить свое и в этом развиваться?
Зависит от него и его психотипа. Кому-то надо менять направление своего творчества каждые два года или пол-, а кто-то занимает свою нишу, находит своего зрителя и двигается в этом. Когда ты постоянно меняешься, меняется и твоя аудитория, она практически аннулируется. На это тоже надо решиться, обладать внутренней смелостью и здоровым пофигизмом, чтобы отказаться от всего наработанного. Лично я сам по себе неспокойный, шабутной, неуравновешенный, поэтому могу себе это позволить.

Что важнее: признание общественности или профессионалов?
Легко сказать на счет непризнания. Если это профессионалы, то это всегда обидно, и ты задумываешься, как это исправить. Смириться с тем, что ты не по нраву отдельному человеку, не имеющему отношения к искусству, нетрудно. Есть признание профессионалов, но нет общественности? Можно думать: «Да что мне это быдло? Я же художник». В обратной ситуации: «Я же для народа творю, что мне эти жлобы в пиджаках – искусствоведы». Лично для меня значимее мнение общественности. Возвращаясь к вопросу о моем гипотетическом участии в проектах столичных площадок, скажу, что мне было бы это лестно, но мою душу такое не греет. Недавно меня приглашали в Кронштадт – жить в резиденции и работать над проектом. Так-то круто, но мне стало лениво туда ехать, забрасывать Красноярск. Решил, что не стоит это того.

Лично я сам по себе неспокойный, шабутной, неуравновешенный, поэтому могу себе это позволить

Творчество художника должно развлекать или нести в себе глубокие серьезные мысли?
Вообще, искусство полифункционально. Мое творчество в большей степени развлекательное. Хотя я преследую и образовательные цели, дидактические: надо ухаживать за своим городом, бороться с разрухой, но не во всех работах. В семидесяти процентах искусство все же должно нести смысл, иначе оно быстро изживет себя и скатится.

Почему вы так часто рисуете зверей?
Во-первых, это связано с моим предыдущим художественным опытом. Всегда как-то больше зверушек рисовать любил. Это никуда не шло, просто картинка ради картинки. В проекте «Кипиш-град» я нашел то, что давно искал, – способ совместить выкристаллизованный у меня художественный стиль с художественными формами, интересными не только мне и моей маме, но и общественности, искусствоведам. Зверушки будят в людях определенное настроение. Рисуя какого-то персонажа, я стремлюсь, чтобы он был милый, приятный глазу, нравился людям всех слоев населения, возрастов, социальных статусов. Может, это неблагородное дело – пытаться угодить всем, но такой путь я выбрал.

 

Рисуя какого-то персонажа, я стремлюсь, чтобы он был милый, приятный глазу, нравился людям

Внимание, спецвопрос!
Ребята, как вам живется вместе? Концентрация искусства не зашкаливает?

Саша:
Мне хорошо живется. У нас с Сергеем разные виды творчества, но в плане смыслового и эмоционального посыла мы близки. Сергей приятно и необычно выделяется на фоне российских групп добротой и милотой, которыми наполнены его песни. Наше творчество пару раз пересекалось. Я рисовал обложки для альбома «Твое далеко» и к песне «Бластеры», афишу к туру. Планирую продолжить наше сотрудничество, такую музыку мне нравится оформлять визуально. В общем, с Сергеем комфортно жить, ведь это квартира Сергея.

Сергей:
Я, как человек, который долгое время не имел жилья, знаю, каково это. Мне всегда помогали друзья, плюс у нас совпадает образ жизни. Саша из Барнаула, у меня есть свободное пространство – почему бы не жить вместе. Все понимают временность этого явления. У нас есть возможность друг другу помогать, чтобы искусство, о котором мы говорили, жило, чтобы человек не отвлекался на бытовые трудности, а занимался своим делом. Мне кажется, это круто.

Текст: Татьяна Зиза. Фото: Юлия Беляева

Комментарии (0)
Автор: Alex Zhema
Опубликовано:
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты