5 самых красивых районов Таллина

Составляя гастросправочник по столице Эстонии, «Собака.ru» изучила и сам город и теперь готова дать адреса, которые точно способны удивить.

Старый город отправляет тебя в старую добрую сказку Андерсена — это один из самых красивых и сохранившихся исторических центров североевропейского торгового города: его включили в Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Кавайные мостовые, дома, ратушная площадь — тут если кто-то и роняет хлебные крошки, то от горбушки, захваченной с собой из ресторана Leib, что в переводе значит «Хлеб».


 

Налево от железнодорожного вокзала (хотя что уж, автобус из Петербурга удобнее, чем поезд) — Каламайя, эстонский Гринвич-Виллидж. Тихий район образцово-показательных домиков начинается с Теллискиви — здешних «Этажей» со стритфудом, магазином дизайна — от масок для сна в виде мордочек единорога до колец из спилов камней и лавкой-кафе главных местных крафтовых пивоваров, компании Pӧhjala Brewery: там обязательно запастись балтийским портером — темным и возвышающим, как балтийская ночь.


 

Пирита — здешний Лазурный Берег: тот случай, когда банальности вроде золотистого песка, изумрудной травы, синего моря и одного из лучших ресторанов страны (это Noa) фактически верно описывают обстановку.


 

Район Кадриорг полностью разрывает шаблон представлений о Таллине: регулярный парк со своим микро-Версалем — дворцом Петра I и Екатерины плюс современный художественный музей Эстонии Kumu — выглядит реально круто, как если бы резиденцию хоббита проектировал Норман Фостер.


 

Обойдя Старый город вдоль берега (если это суббота — зай­дите по дороге на рыбный рынок за камбалой и форелью) попадаешь в район Ротерманни — воплощение пособия по урбанистике: в промышленном районе промышленников Ротерманнов, застроенном в XIX веке фабриками и складами, в XX веке Тарковский снимал «Сталкера», но сейчас здесь навели настоящий футуризм — не из антиутопии, а глянцевый: бутики эстонских дизайнеров, магазин сладостей от местных Вилли Вонок — двухсотлетней кондитерской фабрики Kalev, на которой до сих пор вручную расписывают марципановых свинок.


 

Фото: Александра Столярова, архивы пресс-служб

Anastasia Pavlenkova,
Комментарии

Наши проекты