Никита Кукушкин: «Нет плохих людей, бывают несчастные, допустившие какую-то ошибку, и им нужно помочь»

Актер «Гоголь-центра» Никита Кукушкин рассказал на лекции в Петербурге, почему местная публика сложнее, какие благотворительные проекты он готовит, а также об учебе у Кирилла Серебренникова. «Собака.ru» записала основные тезисы.

Про публику в Петербурге

В Петербург мы с «Гоголь-центром» приехали не в первый раз. Вообще в театральном мире местную публику считают серьезной. Так, в прошлый приезд мы играли в «Балтийском доме» спектакль «Сон в летнюю ночь». По сути, это комедия, но всю постановку зал молчал – никакой реакции не было. И лишь потом, спустя две-три недели, мне администратор в театре отдает письмо. В нем девушка очень чувственно описала свои ощущения от спектакля. В этот момент мне стало понятно, что питерская публика – это такой бронежилет. Если уж ты его пробьешь и дойдешь до сердца, то это действительно настоящий успех.

На этот раз мы привезли два спектакля: «Маленькие трагедии» и «(М)ученик». Но для меня «Сон в летнюю ночь» и «Метаморфозы» – те два полюса, между которыми расположены все наши остальные постановки. Например, «Маленькие трагедии» – история клипового мышления. После «Митиной любови» женская аудитория обычно влюбляется в театр. А вот про «Машину Мюллера» кто-то скажет, что происходящее там не допустимо, а другие, наоборот, найдут это восхитительным. Любые мнения не значат, что постановка хорошая или плохая, просто каждому свое.

Вообще, в сегодняшнем понимании даже нет разделения на классический театр и эксперимент. Есть театр своевременный или несвоевременный. Сейчас в «Гоголь-центре» 99% наполняемость зала, а изначально мы дрались за каждого зрителя. Самое главное – транслировать смыслы, заложенные в произведении и реагировать на них. Если люди ушли со спектакля сразу после окончания, это не вопрос к ним. Дело не в том, боятся ли они очереди в гардеробе, ведь если ты вдруг влюбился, то тебе не важно, где твоя шуба.


Любая кровь, любая ненависть потом возвращается бумерангом и прилетает такой же ненавистью и кровью

О Кирилле Серебренникове

Четыре года продолжалось наше обучение на курсе Кирилла Серебренникова, и четыре года это было столкновение личностей. На вопрос, почему он не выгнал никого из нас, мастер отвечал, что набирал ребят не для этого. В нашем случае семеро одного ждут. Вернее 14 ждали одного (когда каждый актер выйдет на определенный уровень – Прим. ред.).

Кирилл Семенович не приехал с нами в Петербург, потому что ему нельзя выезжать за территорию Москвы. Что касается его уголовного преследования, мне кажется, театры из солидарности не должны были открывать сезоны, когда он находился под домашним арестом. Или тогда снимали фильмы о бравых ребятах и Второй мировой войне. Но где эти бравые ребята, когда кто-то сидит под домашним арестом, а ты ничего не сможешь сделать? Я и сам снимался в кино тогда. Никто этого не запрещает, но важно иметь четкую позицию. Если бы я не делал этого тогда, то София (дочь Никиты – Прим. ред.) ела бы хлебный мякиш. Должна быть консолидация лидеров, худруков – всех же не закроешь. С другой стороны, я снимался в фильме «Избранники» (документальная лента, которую показывали по Первом каналу, в ней молодые актеры разговаривали с артистами старшего поколения – Прим.ред.) и там общался с худруком Малого театра Юрием Соломиным. Он имеет право на свою, отличную от моей, позицию. Моя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого человека.

Все это можно назвать культурным фронтом, но не театральным. Он сейчас по всей стране, его не стоит ограничивать «Гоголь-центром» и еще какими-то нашими друзьями. Культурный фронт – это не на материальном уровне, нас не окружили. Важно в этом деле помнить: нет плохих людей, бывают несчастные, допустившие какую-то ошибку, и им нужно помочь. Возможно, в это сложно поверить, но это так. Любая кровь, любая ненависть потом возвращается бумерангом и прилетает такой же ненавистью и кровью. Это глупо. Мы являемся частью одного единого целого. Эту мысль достаточно осознать путем простой логической цепочки. Я верю в Бога, не важно, к какой религии я принадлежу. Душа, которая находится в каждом из нас, этот свет, тоже часть Бога. Значит, я являюсь частью другого человека (просто на земле нас разделяют на части), а помогая ему, я помогаю себе.

О Невладимире Невладимировиче Непутине

История с Невладимиром Невладимировичем – это, к слову, тоже культурный фронт (имеется в виду новогоднее обращение от имени героя Невладимира Невладимировича Непутина, которого сыграл Никита – Прим.ред.). Мне предложили эту историю, я прочитал первый вариант текста и понял, что его надо переделать: ненавистью наша страна и так сейчас преисполнена. Поэтому я позвал трех разных драматургов для работы над ним. В итоге мы записали ролик на 14 минут, сразу понимая, что люди его не досмотрят, им будет скучно. Также мы осознавали, что у нас провалы по темпу, но донести все смыслы было необходимо. Ролик выложили в сеть, и он стал популярнее, чем поздравление президента. 1 января мы были на третьем месте в трендах YouTube.

Про благотворительность

Сейчас у меня есть два благотворительных проекта. Первый – «Добрый ящик», который существует с 2013 года. Боксы установлены в разных местах Москвы. Люди приносят туда одежду и обувь, а мы с женой их сортируем. Еще есть «Добрая машина» – это мобильный пункт раздачи вещей.

Второй проект более сложный, его только предстоит запустить. На протяжении трех лет я и моя команда создаем «убер для благотворительности» для помощи малоимущим пожилым людям. Я считаю, что это позор нашей нации, если старики ходят по улицам и собирают бутылки. Кроме нас, этот позор никто не исправит.

Текст: Ангелина Глазова

sobaka,
Комментарии

Наши проекты