Сергей Шнуров: «Эйфория от успеха сильнее, чем от водки»

Лидер группировки «Ленинград» Сергей Шнуров опубликовал в своем Telegram-канале доклад, в котором рассказал о том, что он понимает под словом «успех», как на этот феномен влияют социальные сети и почему новый и старый мир столкнулись в баттле Гнойного и Оксимирона.

Первая часть доклада «успех». Я не мастер длинного монолога. Скорее коротких формулировок. Поэтому написал текст, в который попытался впихнуть свои наблюдения. Надеюсь, что получилось не очень сумбурно.

Успех недаром созвучен с «успеть» и «успеваемостью». Не подумайте, что я сейчас начну читать вам лекцию бытовой филологии в духе позднего Задорнова. Нет, в моем случае это всего лишь поэтическое наблюдение, которым я хочу подчеркнуть привязанность ко времени, если хотите, сиюминутность этого понятия, его динамичность. То, что вчера было успешным, сегодня таковым уже не является, и никакие прошлые заслуги, по большому счету, не идут в зачет. Как пишут в интернетах школьники, переняв учительский жаргон – скатился. Только банковский счет несколько успокаивает, но уже не сильно. Все под сомнением, даже деньги. То, что работало вчера, сегодня безнадежно буксует. Успех – это сейчас! И если ты единожды поймал его за хвост, то, естественно, хотелось бы пролонгации этих отношений, или хотя бы их видимости. Память об эйфории успеха, его вкус, будет посильнее водки. Как говорится, рука тянется сама. В связи с этим бытует такая распространенная стратегия как у отдельных индивидуумов, так и у больших компаний, которая сводиться к простому: успех – это имидж успеха. Это примерно как трезвые притворяются пьяными в надежде опьянеть. Или как женщина, симулирующая оргазм, верит в то, что таким макаром она его получит.

Довольно распространенная практика декларирует: симуляция успешности некоторым образом и есть успех. Это явление мы можем ежедневно исследовать в Instagram. Все мои долгие наблюдения за населением этой социальной сети, или скорее за женской ее частью, так и не дали мне ответ на главный вопрос современности: пухлые ли губы приводят к успеху, или наоборот, успех приводит к пухлым губам? Но тем не менее, все на позитиве. Позитивные фото на фоне сказочных замков и респектабельных авто. Мне кажется, они суммарно уже превосходят даже котиков. Да! Улыбайтесь. Будте в Gucci! Это успех! Кому они сегодня пытаются втюхать эту херню? Хотя еще недавно это работало, можно сказать, даже эффективно.


Симуляция успешности некоторым образом и есть успех

Поп-звезды в широком значении этого слова в прошлом, XX веке успешно транслировали «успех», так как у них был эксклюзивный доступ к медиа. Сейчас все кардинально изменилось. Медиа стали доступны всем. Если еще недавно навыком и возможностью трансляции «имиджа успеха» обладали всего лишь сотни тысяч людей, то после цифровой революции доступ к этому ресурсу и этой практике получили миллиарды. Лучезарной улыбкой, фотографией на фоне альпийских гор или видео из салона красной Ferrari волю обывателя уже не парализуешь. Не вдавишь этим его в кресло перед телевизором. Обыватель стал непрост, у него уже у самого полно таких фото. И пусть они сделаны с помощью фотошопа или в прокатной машине, имидж – это всего лишь имидж, иллюзия. В возможности производства иллюзий частный человек сравнялся с рекламными агентствами, телеканалами, и тем более журналами. Их всемогущий эксклюзив по производству небожителей закончился. Остался в прошлом веке. Небо упало на землю. Телевизионный эфир перестал быть закрытым сакральным пространством обитания богов, откуда они вещали и транслировали свои жития и воли. Со времен появления первых реалити-шоу в божественный эфир, в святая святых ворвались даже не герои полукровки, а обыкновенные простолюдины.

Сегодня природа поп-звезд кардинально изменилась. Если вчера они были иного качества, иного свойства, существенно отличаясь от масс, то сегодня они одни из многих миллиардов. Миллиардов сущностно равных изображений на экране. Кто-то ярче, кто-то тусклее. У кого-то больше подписчиков, у кого-то меньше, но сущностно они равны. У них у всех есть Instagram, YouTube, «ВКонтакте». Средства производства успеха оказались в руках широких масс. Принципиального различия, как раньше, межу обывателем и медиа-персоной уже нет. Все стали медиа-сущностями. Простая студентка устраивает фотосессию с техническими средствами почти глянцевыми. И она в теории может получить аудиторию больше, чем у программы «Время». Помните? Была такая программа «Сам себе режиссер». Я бы ее актуализировал, переназвав в «Сам себе Эрнст». Сейчас у всех появился доступ к кнопке – пусть не первой, но все-таки. 

Оружие массового поражения воображения стало общедоступным. Портативные излучатели носят в своих карманах миллиарды обладателей смартфонов. И как случается со всеми фокусами и манипуляциями, когда они разгаданы и растиражированы, они перестают удивлять. То есть, перестают работать как фокус, перестают создавать иллюзию, в которую можно поверить. Если как делать фокус знают все, это уже не фокус.

Таким образом, стратегия «успех это имидж успеха» отживает свое. Ее переюзали, девальвировали. И только по инерции она еще существует, неуклонно стремясь к закату.

Как квинтэссенция любой актуальной дискуссии очень показателен в этом смысле Баттл Гнойного и Оксимирона. Можно было бы взять для примера Собчак и Навального или Познера и Яровую, но продираться к реальному смыслу этих споров сквозь политические заросли сложнее и дольше. Хотя, как вы увидите ниже, они все об одном и том же. Если отбросить стилистические, вкусовые и прочие частности, и попытаться разглядеть суть театрально-рифмованной схватки, то мы можем увидеть противоборство двух разных стратегий. Можно даже сказать, что это два разных концепта презентации себя как медиа-товара в медиа-пространстве. 

Оксимирон, видимо, еще не до конца осознал неактуальность продвижения себя через «успех как имидж успеха» и то там, то сям прорывается протуберанцами это мертвого солнца.


Вертикальное государственное устройство все сильнее входит в противоречие с новой цифровой горизонтальностью

Второй концепт Гнойного, назовем его «безимиджевый», в кавычках, конечно. Фактически на рекламном рынке столкнулись два продукта. Если у кого-то еще есть сомнения, что YouTube – это сугубо рекламная площадка, то у меня их нет. На рекламной площадке столкнулись два медиа-продукта, где каждый борется за аудиторию, предлагая ей себя и свою концепцию успеха. Продвижение себя ведется путем дискредитации успеха соперника. Если еще точнее: дискредитируется подлинность чужого успеха. Успех оппонента ставится под сомнение, объявляется фальшивым, ненастоящим или имиджевым. И в ком проявляется больше примет звезды старого типа, кто еще с надеждой смотрит в пустоту и пытается ориентироваться по старой карте звездного неба, кто не воспринял небесного обрушения всерьез, кто верит в божественную эксклюзивность звезд, тот записан в проигравшие. Если попытаться деконструировать все публичные медийные баталии последних лет мы получим, как и в вышеупомянутом баттле, все те же «Диалоги о подлинности».

Странность заключается в том, что проходят они в абсолютно игровом пространстве. О какой подлинности идет речь? Здесь все подчинено условностям и условиям, движется по правилам. Местоположение участников, хронометраж, освещение. Взаимные обвинения в лицемерии и лукавстве, сокрытии подлинных мотивов, искажении реальности, фальсификации истории, в конце концов. Успех оказывается на стороне того, кто сможет убедить аудиторию в своей как бы подлинности. Как вы все знаете, в моде фермерский продукт, а не парниковый. Сегодня берет верх тот, кто крупно маркирует себя как медиа-товар не содержащий ГМО. В сухом остатке мы получаем как составную и основную часть «нового успеха» непринятие всяческих удобрений имиджа. Или снятие имиджа как проблемы с помощью нарочитой его гипертрафации. Например, бельма вместо глаз, татуировки на лице, дичайшие цвета волос прямо демонстрируют нам то, что это уже не косметика, а грим, имидж в квадрате, который как бы не ретуширует подлинность, а наоборот проявляет ее и подчеркивает. Вместо бала карнавал. 

Это уже не имидж, это образ. Как мне видится, с недавних пор политика тоже осуществила этот качественный переход от имиджа к образу. В борьбе за подлинность, на пути к успеху. Поймали тренд, однако остались в старой парадигме «успех как имидж». О чем и говорят нам все эти олимпийские страсти. Но это не проблема. Проблема в том, что вертикальное государственное устройство все сильнее входит в противоречие с новой цифровой горизонтальностью. Я даже с некоторым пониманием наблюдаю за судорожными попытками снять нарастающую напряженность путем принятия нелепых законов. Но что такое думские законы супротив неумолимых законов развития Вселенной?

Морозова Ксения,
Комментарии

Наши проекты